Мы так гордимся нашими замечательными детьми, которые пришли на Северный полюс. Из регионов нас благодарят. И вот в одной из газет читаю: «вызывает недоумение», «чистая авантюра», «одно дело бежать в комфортных условиях «десятку» и другое - тащить 100 километров за собой многокилограммовый груз. А ведь это дети!».

Постараюсь ответить на протесты скептика. Что же, в самом деле, могут дети 16 лет? В 1980 году меня и моих друзей по лыжному походу на Северный полюс пригласили в Лондон, где мы были соискателями международного приза «За мужество в спорте». Среди наших конкурентов был толстенький мальчуган 13 лет в очках. Прославился ребенок тем, что в летописи Английского канала (Ла-Манша) стал самым юным, кто его переплыл.

Согласно правилам российского туризма ребенок может участвовать в турпоходе I категории сложности начиная с 11 лет или с 10 лет, если занимается более года в секции или кружке по спортивному туризму.

Подводя итог акции «Лыжня России - Северный полюс!», можно сказать, что такие мужественные ребята - далекие от табака, алкоголя, наркотиков - есть во всех регионах.

Всем родителям наших ребят я говорю: «Большое спасибо за доверие. За доверие не к нам, организаторам, а к своим детям».

Как же мы отбирали и готовили команду? Во-первых, оценивали исходную физическую подготовленность наших подопечных. Морально-психологическая подготовка велась и заочно - через интернет, в том числе на опыте дневниковых записей Матвея Шпаро и Бориса Смолина, и очно - профессиональным психологом, причем результаты психологических тестов были учтены при комплектовании основного состава экспедиции. Наконец, в карельском зимнем лагере в течение 10 дней проводились занятия по туристическим навыкам, способам выживания и оказания взаимопомощи, 7-дневный поход с холодными ночевками, купание в проруби...

Оппонент упрекнул нас в том, что ситуация с походом на полюс в целом излишне рискованна. Да, риск есть. Можно сломать ногу, преодолевая на лыжах скользкие торосы. Можно, приняв холодную ванну в Ледовитом океане, простудиться. Но у руководителей - Матвея Шпаро и Бориса Смолина были спутниковые телефоны, а на станции «Барнео» были врач и два вертолета. Практически мгновенно можно было прилететь за заболевшим. А потом самолетом эвакуировать пациента на Шпицберген, в Европу. Да зачем в Европу - в Россию.

Автор критики ужаснулся тому, что в команду вошли 3 девушки. Что здесь странного? При формировании групп, направляющихся в карельский лагерь «Большое Приключение», лучшими командами считаются те, где юношей и девушек поровну.

Оппонент задал и сакраментальный вопрос, наверное, по его мнению, убийственный: «Что вы будете делать, если случится длительная непогода и вертолеты не смогут летать?»

В этом случае команда - руководители Матвей Шпаро и Борис Смолин и семь подростков - примет правильное решение. На то они и бывалые путешественники. Может быть, пойдут «домой» - на «Барнео», а может быть, будут терпеливо ждать. Матвей Шпаро, Борис Смолин и наши превосходные дети умеют жить в экстремальных условиях. Поэтому-то они и пошли к полюсу. Поэтому-то они и служат теперь примером для других.

Дмитрий Шпаро, директор Клуба «Приключение»

При поддержке Росспорта, Управления авиации ФСБ России, Ассоциации полярников России, Мининформсвязи, Росгидромета. Генеральный спонсор - компания Nycomed. Спонсоры: Fischer, Helsport, магазин «Кант».