Тишина для министра

Нормальные условия

Девушке-библиотекарю достались высокопоставленные читатели - министр образования и науки России, губернатор Ханты-Мансийского автономного округа, директор Департамент образования и науки Югры...

- А где у нас краеведение? - спрашивает губернатор Александр Филипенко.

- Краеведение... Самое лучшее представлено в читальном зале, целый стеллаж.

В читальном зале губернатор ищет учебник «История ХМАО», чтобы показать министру образования.

- Есть еще экология Югры, - вспоминает Алла Грибцова, руководитель окружного Департамента образования.

- Времени уже нет, - с сожалением говорит министр.

- Да... Так и Центр не посмотрим! - восклицает заместитель директора по учебно-воспитательной работе Ханты-Мансийского колледжа-интерната искусств Татьяна Галат.

Спешим по просторным, светлым коридорам и учебным аудиториям колледжа, или Центра искусств для одаренных детей Севера, как он назывался сначала и как его до сих пор по старинке именуют жители Ханты-Мансийска. Детская студия, большой концертный зал, малый зал с электроорганом. Отделение хореографии. Мимо звуков - там народная песня, здесь классика - и танцующих девочек спешим к выходу, идем в соседний корпус. На пороге нас встречает заведующий художественным отделением Николай Чупов.

Из выставочного зала, по которому быстрым шагом перемещаются высокопоставленный гость из Москвы и сопровождающие его лица, не хочется уходить. Николай Николаевич рассказывает об исследовательской работе, показывает рукоделия, произведения искусства из дерева, керамику - это дипломные, курсовые работы студентов.

- Вот костюм шамана, его ребята надевают, когда выставка или концерт, раздают пригласительные билеты. А вот хороший сервиз, - показывает Чупов.

- Не один у тебя такой сервиз. Надо продавать, - предлагает Александр Филиппенко.

- Нельзя продавать! Что показывать-то?

- Зачем вы все здесь есть? Делайте лучше! - парирует, улыбаясь, губернатор.

Провожая министра образования к центральному зданию, Николай Чупов признается:

- Если бы нас так не финансировали, не было бы результатов. Спасибо!

- Бывает, что финансируют, но результатов нет, - замечает в ответ Андрей Александрович. А я вспоминаю, как на конгрессе граждановедов министр образования сказал о том, что такое современные условия, в которых должны учиться дети, и сколько ребят в них реально учится: «Начиная с теплого туалета, нормального питания в школе до компьютерных классов, современных лабораторий и так далее. Сегодня по России в целом в современных условиях учатся примерно 30 процентов школьников. Два года назад было 15 процентов. К 2010 году будет 70 процентов. Много это или мало? Должно быть сто. Хотя даже в Европе не все школьники учатся в нормальных условиях». Планка «нормальных» условий в Ханты-Мансийском колледже-интернате искусств поднята очень высоко, угнаться за ней другим регионам трудно. Но стремиться надо.

Чудеса техники

Следующий пункт ханты-мансийской поездки министра образования - Югорский НИИ информационных технологий. НИИ семь лет, и он широко известен своими разработками в ХМАО, по всей России, за рубежом. Рассказывать о деятельности института можно часами, однако директор ЮНИИ ИТ, профессор Геннадий Ерохин умудряется уложиться в небольшую презентацию. Андрей Фурсенко слушает внимательно. Здесь существует редкий симбиоз науки и образования. Создан научно-образовательный центр в области информационных технологий в составе института, аспирантуры, Югорского госуниверситета, Югорского физико-математического лицея. И вместе с тем ведутся исследования в области базовых информационных технологий нефтегазового комплекса, развиваются информационно-космические технологии рационального природопользования и охраны окружающей среды автономного округа.

Геннадий Николаевич рассказывает об основных научных результатах за 2005 - 2007 годы:

- Первое - разработаны новые методы поиска сложноустроенных месторождений углеводородов для повышения нефтеотдачи, созданы крупнейший за Уралом центр дистанционного зондирования Земли, надежная система «Единый банк данных материально-технической базы социальных объектов Ханты-Мансийского автономного округа», открыт Югорский центр нанотехнологий.

Второе - наш институт проводит исследования, связанные с поиском глубоко залегающих месторождений, с проблемой палеозойской нефти, а также с повышением нефтеотдачи. Существует стандартная технология поиска месторождений - исследуется осадочный чехол, через 2,5 секунды говорят, что нет информации. А мы говорим, что эта информация есть, мы научились ее извлекать. Проблема проблем - повышение нефтеотдачи. Здесь мы применили свой опыт в области сейсмологии. Проводим измерения и обработку данных, которые позволяют с высокой точностью воспроизвести процессы, которые происходят на глубине трех километров.

По такому же принципу работает мониторинг состояния зданий и сооружений, проседания почвы и даже прогнозируется урожай. Сейсмические датчики замеряют колебания. Кстати, весьма разболтанной, согласно исследованиям, оказалась... лестница в администрации губернатора ХМАО. Александр Филипенко воспринял новость с юмором:

- А я на лифте езжу!

Рыба второй свежести?

Я думала, что встреча с ректорами вузов Ханты-Мансийского автономного округа будет протокольным мероприятием. Но Андрей Фурсенко настроил собравшихся на деловой разговор, пообещал, что выслушает все предложения. И сразу определился с тематикой: «Надо ориентироваться на системные изменения в Югре, обеспечить интеграцию науки и образования. Кроме того, необходимо в большей степени включить инновационный потенциал. И еще мы должны минимизировать псевдообразование в округе». Под последним министр имел в виду пресловутую проблему некачественных филиалов вузов.

О ней горячо сказал ректор Сургутского государственного университета Георгий Назин:

- Надо разделять два типа филиалов. Те, которые в университетских центрах расположены, у нас это Ханты-Мансийск, Сургут и Нижневартовск. Они уводят у нас студентов, используют наших преподавателей, а это приводит к тому, что они перестают заниматься наукой, начинают халтурить. Филиал на периферии, там, где нет вузовских центров, - это особый случай. Они сделали полезное дело - обозначили точки востребованности образования. И закрыть их, не удовлетворив потребности в образовании, нельзя.

У Андрея Фурсенко позиция жесткая:

- Я считаю, что стандарты должны быть едины. Я не противник филиалов как таковых. Более того, сегодня находится в стадии решения вопрос о создании Федерального ядерного университета на основе МИФИ. Семь вузов, которые когда-то были филиалами МИФИ, а затем стали независимыми университетами, сегодня добровольно согласились вернуться в лоно своего «родителя». Я полностью поддерживаю такого типа филиальную сеть. Если вдруг окажется, что в каком-то из регионов есть сильный филиал с базой, с постоянными преподавателями, его надо сохранять. Если есть подмена одного понятия другим, его надо закрывать. Не бывает рыба второй свежести. Либо это образование, либо не образование.

Юрий Реутов, ректор Югорского государственного университета, заговорил о другой проблеме - федеральных вузов, которые согласно 122-му федеральному закону окружная власть финансировать не может. Министр образования опять-таки считает, что здесь нужен единый подход. Ведь в законе нельзя поделить: регионы-доноры могут финансировать федеральные вузы, а дотационные - нет. К тому же статус регионов иногда меняется...

- Согласен, что поддерживать из региона федеральный вуз сложно. Что делать? Есть путь, по которому мы пойдем сейчас, - перевод части вузов в автономные учреждения. Сегодня у нас есть небольшая, но авторитетная очередь вузов, которые готовы это сделать, как только будут доведены до ума все нормативные документы по автономному учреждению. То есть к концу этого года.

Самым сложным оказался диалог Андрея Фурсенко с ректором Сургутского государственного педагогического университета Надеждой Коноплиной о двухуровневой системе профессиональной подготовки для педагогических специальностей. Надежда Васильевна считает, что четыре года для педагога недостаточно. Но у министра образования иное мнение:

- В 60-70-е за четыре года готовили очень хороших преподавателей. Почему сейчас нельзя? Пять лет готовили тех, кто еще и языку иностранному учился, чтобы преподавать в других странах. Сегодня это не самая актуальная задача. Еще говорят, что у нас резко увеличился объем информации, которую необходимо давать школьнику. И с этим я согласиться не могу, потому что, во-первых, не так уж сильно увеличился, а во-вторых, я знаю, какой процент выпускников идут из педвузов преподавать в школы по стране. И я знаю, что самыми востребованными людьми являются педагоги, которые получают среднее профессиональное образование. Они действительно идут в школу и учат.

Надежда Коноплина волнуется:

- Если мы будем переходить на двухуровневую систему, тогда значительно уменьшится количество практик...

- Какой процент студентов из вашего педуниверситета остаются работать учителями?

- У нас более 50 процентов работают в социальной сфере, я имею в виду не только общеобразовательные, но и спортивные школы, учреждения дополнительного образования. В прошлом году было 63 процента. Ректору Сургутского педуниверситета есть чем гордиться. Андрей Фурсенко, однако, озабочен ситуацией в целом по стране:

- У нас половина выпускников педвузов идут работать куда угодно, но не по специальности. Плюс к этому я убежден, что как раз для педагогов двухуровневая система очень важна, потому что после бакалавриата человек может поработать пару лет и, если ему надо, получить дополнительное образование в области магистратуры. Есть еще одна важная вещь - нам надо принципиально пересмотреть стандарты подготовки, в том числе в области педагогики. У нас учителей готовят сегодня плохо.

Вот так оказалось, что министр образования и науки России не умеет проводить «протокольные» встречи, не боится говорить об острых проблемах, спорить, искать истину. Хотя, возможно, и мечтает на часок оказаться в тиши библиотеки...

Ханты-Мансийск

  • Главный редактор «УГ» Петр Положевец, министр образования и науки РФ Андрей Фурсенко, убернатор ХМАО Александр Филипенко на пресс-конференции