У Татьяны и Григория сложился иной путь к решению об усыновлении. На них произвел впечатление телемарафон, где рассказывалось о брошенных детях. Сами бездетные, они взяли ребенка из детского дома.

В Свердловской области 4,5 тысячи детей воспитываются в государственных учреждениях. В то же время ежедневно более десятка семей выражают готовность усыновить ребенка: по статистике, в России каждые 15 из ста семей - бездетные. Однако около половины желающих принять сироту сходят с дистанции, сталкиваясь с разнообразными трудностями.

Помочь соединить первых и вторых, детей и родителей, призвана школа приемных родителей. В Екатеринбурге она создана на базе общественной организации «Аистенок».

По словам Ларисы Владимировны Лазаревой, директора «Аистенка», центр возник с целью профилактики социального сиротства. Он заключил договор с родильным отделением крупнейшей екатеринбургской больницы №40, сотрудники которой сообщают обо всех случаях предполагаемого отказа от новорожденных. Статистика «Аистенка» за четыре года работы показывает, что 25-30 процентов «отказниц», с кем общались психологи и педагоги центра, изменили решение в пользу детей.

Первое, незыблемое правило общения с «трудными» мамами - это не осуждать их ни взглядом, ни намеком, а безоценочно стараться понять, что же их подвигло на расставание с собственным сыном или дочерью. Опыт сотрудников центра рисует такую картину. Значительная часть «отказниц» не может воспитывать детей: полная материальная несостоятельность, психологическая неготовность (в случае юных мам) или же влияет алкогольное прошлое и настоящее. Однако примерно каждая третья женщина из «отказниц» желает сохранить ребенка, но готова принять страшное решение из-за тяжелых жизненных обстоятельств. Вот с ними и работают сотрудники «Аистенка».

...Этот реальный случай очень показателен. Все возможные невзгоды сошлись над семьей в одном месте в одно время. Семья приехала на Урал по распределению мужа, служившего в армии. Получили комнату в общежитии: двое взрослых и двое детей на десяти квадратных метрах. Впрочем, детей уже было больше, чем двое: жена беременна третьим. Только-только устроились, как муж увольняется из армии и вместе с работой теряет и то убогое жилье, что было. В трудной ситуации начинает искать сочувствия на стороне. Женщина оказывается в состоянии кризиса: жить негде, детей кормить не на что, муж большую часть времени проводит вне дома и неизвестно, вернется ли вообще, семья на грани развала. И женщина начинает думать о том, что пока не родившемуся ребенку будет лучше не с ней.

Сейчас мальчику 3,5 года, и он живет с собственными родителями. Сотрудники «Аистенка» помогли мужу с трудоустройством, закрепили семью в общежитии, жена вышла из стрессового состояния, сменила профессию на более перспективную - кризис миновал.

Но так случается не всегда. «Аистенок» со временем расширил сферу своей заботы: занялся обустройством палат для отказных детей (после роддома они поступают в детские больницы) и привлечением волонтеров для ухода за сиротами. В центр стали обращаться люди, желающие усыновить чужого ребенка. С 2006 года начал действовать проект «Найди меня, мама!», а в 2007-м была создана школа приемных родителей.

В беседе со мной психолог центра Мария Игоревна Орлова обозначила одну из главных задач школы - профилактику так называемого вторичного сиротства. Феномен отказа от детей, уже принятых в семью, существует. Причина - прежде всего в отсутствии информации и психологической подготовки приемных родителей.

- Мария Игоревна, часто приходится слышать о проблемах, с которыми сталкиваются люди при усыновлении.

- Трудности в основном двух планов. Первый - оформление документов. Не хватило какой-то справки, и весь путь начинай сначала, у некоторых руки опускаются. В курс обучения в школе входит юридический блок: процесс оформления ребенка в семью.

Второй трудный момент - выбор ребенка. Семьи в основном желают взять подобного им, похожего по цвету волос, глаз, типу внешности. Интересуются, кто биологические родители, нет ли генетических заболеваний. Но ведь больница или детский дом - не магазин. Иногда приходится долго ждать, искать. И здесь людям требуется поддержка. Особенно, если не все их надежды сбываются.

Вот, например, одинокий мужчина, сам человек спокойный, флегматичный, и приемного ребенка видел таким же. Но ему «достался» мальчик очень живой, подвижный. Оказалось, все к лучшему, были трудности с адаптацией, но теперь они позади: папа и сын любят друг друга.

- Как я понимаю, вы длительное время сопровождаете семьи. С какими основными проблемами они сталкиваются?

- Один из курсов школы приемных родителей рассчитан на тех, кто уже взял ребенка в семью. Он предполагает проведение «беседок» один раз в месяц: это своеобразный семейный клуб. Наблюдая за приемными родителями, мы выделили три глобальных страха. Первый - боязнь негативной наследственности. Часто банальные возрастные кризисы, которые бывают у всех, и у родных детей, воспринимаются как проявление дурной наследственности. Второй страх, что приемный ребенок не будет любить новых родителей. Отсюда отказ от наказания и строгого воспитания. Третий страх возникает в том случае, когда родители скрывают факт усыновления.

- Как часто сегодня встречается тайна усыновления?

- Не часто, но бывает. Мы объясняем, что происходит в этом случае. Специалисты центра придерживаются традиционных психологических устоев, что любая правда - это правда, а любое сокрытие имеет последствия. Если вы взяли чужого ребенка, то лучше подумать, как адекватно и вовремя это ему преподнести, чем страдать, когда факт вскроется сам. Обстоятельства «разоблачения» бывают разные, в том числе медицинские.

- Приемные родители, кто они?

- Ограничений в возрасте по закону нет: приемным родителем может стать любой совершеннолетний человек. У нас были случаи усыновления после 60 и даже 70 лет, в обоих случаях этому предшествовала гибель собственных детей.

Пол усыновителя не важен. Человек должен быть дееспособен, без психических отклонений, судимостей. Иметь достаточное здоровье, чтобы обслуживать себя и других (взять ребенка на воспитание может и инвалид, но с рабочей группой). И, конечно, быть материально обеспеченным.

Существует три формы семейного устройства детей: приемная семья, опека и попечительство, усыновление (удочерение). Бездетные люди чаще идут на усыновление, когда чужой ребенок становится родным, в том числе и юридически. При опеке за ребенком сохраняются некоторые льготы: на поступление в вуз, получение квартиры. Материальная заинтересованность для приемных родителей не является решающим фактором. Нередко бывает, что начинаются отношения с опеки, а завершаются усыновлением.

- Мария Игоревна, а были случаи отказа от приемных детей среди тех, кто прошел школу приемных родителей?

- Не было. Но два человека, которые собирались взять ребенка, не сделали этого. Мы рады, что это произошло до принятия решения об опеке или усыновлении: вторичное сиротство - огромная травма.

Главное, что дает школа, - это информация плюс импульс к преодолению трудностей. Надежды на то, что все срастется само собой, нередко заканчиваются плачевно.

Екатеринбург

P.S.

Общественная организация «Аистенок» не имеет бюджетного финансирования и существует за счет пожертвований частных лиц и, главное, за счет грантов: муниципальных, федеральных, от частных компаний, в этом году получен самый крупный возможный грант - президентский. Школы приемных родителей действуют также в Москве и Санкт-Петербурге. Сейчас екатеринбургская школа ведет активное обучение желающих создать подобные центры в других городах уральского региона.