Игорь Каленов в кино не вчера появился. Много лет возглавляет собственную студию, продюсировал не кого-нибудь, а Киру Муратову и Александра Сокурова, сам снял несколько клипов и исторический сериал «Секретная служба Его Величества», ведет мастерскую продюсеров в Санкт-Петербургском университете кино и телевидения. И при этом работы его всегда отличались безупречным вкусом и абсолютным пониманием того, что на экране есть хорошо и умно, а что плохо и глупо. Видимо, приступая к своему полнометражному режиссерскому дебюту, понадеялся, что пресловутое чутье его не подведет. Уж очень ему хотелось снять этот фильм - батальный, мощный, красивый, по-русски широкий. Изначально, правда, картину начал делать совсем другой режиссер. Какие творческие разногласия возникли у авторов в процессе работы - производственная история умалчивает, но факт остается фактом - заканчивал «Невскую битву» Каленов уже сам, сидя в режиссерском кресле.

У него есть несколько версий того, почему эта работа была для него так важна. Одна из самых трогательных и романтичных, естественно, родом из детства, когда на книжной полке была обнаружена книжка с картинками, повествующая о подвигах русского князя. Образ светловолосого богатыря в доспехах пленил детское воображение и спустя много лет нашел свое новое воплощение на киноэкране. Есть и еще одна версия, более правдоподобная: большой любитель приключенческого жанра, Каленов решил показать, что качественная авантюра - это не только заморские Атос, Портос и Арамис в компании с принцем Флоризелем. Дескать, на нашей родной почве тоже вполне возможно вырастить свой собственный древнерусский «шпионский боевик», в котором основной посетитель кинотеатров - молодой человек от 15 до 30 лет - за драками, погонями и отравлениями, авось, да увидит то, что наверняка в свое время не удосужился прочитать в учебнике - историю великого политика и великого воина, намного опередившего свое время. Рассказ о том, как совсем еще молодой человек, птенец неоперившийся, впервые сталкивается с предательством и вероломством, учится выбирать между дружбой и государственными интересами и с ужасом понимает, что значит оказаться одному на недосягаемой вершине.

Таков был план. Прежде чем сесть за работу автор сценария Владимир Вардунас изучил более сотни древних летописей, а также бессчетное число статей и монографий по истории России. Вопрос только, в каком из этих источников он почерпнул такое количество пословиц, поговорок и фразеологизмов, которыми в своих разговорах постоянно пересыпают герои. Напрасно сценарист рассчитывал, что этот бесконечный фольклор из справочника по устному народному творчеству придаст речи князей и бояр больше древнего, соответствующего эпохе колорита. Все наоборот вышло: беспрестанные присказки лишь подчеркивают современные интонации молодых актеров, такие до боли сегодняшние, что даже счастливому обладателю самой богатой фантазии становится, увы, очевидно - это не наши предки, а всего лишь современники, с разным успехом играющие в седую старину.

Узнаваемых актеров в картине практически нет. Грамотный авторский ход - пусть хотя бы до боли знакомые, уже изрядно примелькавшиеся «медийные» лица не отвлекают от повествования. Исключений немного. Разве что питерская звезда Андрей Федорцов («Убойная сила», «Вы не оставите меня») в роли юродивого Корнилия, а говоря современным языком, «черного пиарщика» Корнилия, пытающегося за энную сумму поднять новгородцев на восстание против князя. Хотя, что уж там греха таить, не дотянул Федорцов до своего коллеги Нодари Джанелидзе, сыгравшего «положительного» юродивого Яшку, немого безумца, спасшего князю жизнь. Еще одно узнаваемое и любимое лицо - неподражаемый Богдан Ступка. Вот кто с одинаковой естественностью и неповторимостью играет и крестьян, и генералов, и правителей. В любом сословии любой эпохи он свой. Здесь Ступка - князь Ярослав Псковский, изгнанный отцом Александра Невского со своих земель, обратившийся в католичество в надежде, что Запад поможет ему вернуть псковский престол, и вынужденный угасать на чужбине, всеми забытый и никому не нужный. Казалось бы, всего лишь коротенький эпизод, но стоит половины фильма. И эти глаза побитой собаки, и эти более чем двусмысленные для нашего современного уха горькие рассуждения о том, что «для иностранцев мы никто, всего лишь люди второго сорта, они никогда не признают в нас равных». «Мысли вслух» предназначены сыну Дмитрию (Павел Трубинер, «Курортный роман», «Сдвиг»), молодому безземельному князю, новоиспеченному шведскому рыцарю, мечтающему отправить Александра на тот свет и завладеть его новгородским престолом.

Вообще на Александра «точат зуб» все, кому не лень. Дмитрий хочет отомстить за отца и за поруганную фамильную честь, немецкий рыцарь Андреас фон Вельвен (Александр Орлов) спит и видит, как бы подчинить Новгород папе римскому, а заодно и родному Ливонскому ордену. Потому и науськивает шведского короля Эрика Картавого отправиться на Русь в новый крестовый поход. Новгородские бояре дебоширят, потому что «охоту имеют на западный манер жить», проще говоря, хотят беспрепятственно торговать со шведами. Но молодой князь шведов гонит, а ненавистных татар, напротив, привечает. Есть еще друг детства Ратмир (Игорь Ботвин, «Охота на Золушку», «Риэлтор», «Фаворит»), на которого косо смотрит уже сам Александр - а нечего зариться на молодую княжескую жену. Одним словом, вот такой вот «клубок друзей», обещающий напряженную интригу и замирание сердца, выливается в повествование, которое, несмотря на заявленный жанр, оказывается не в меру тягучим, неспешным, а местами и откровенно скучным. Тут даже батальные сцены, хоть руки, ноги, головы и летят художественно в разные стороны, поражают своей неагрессивностью, каким-то даже благодушием и размеренностью. А сама Невская битва, которую, чтобы проснуться, с нетерпением ждешь все два часа, напоминает не столько грандиозное историческое сражение, на годы решившее судьбу северной Европы, сколько немноголюдную ленивую стычку футбольных фанатов после матча у станции метро.

Отдельного упоминания стоит, конечно, сам юный Александр. К молодому актеру Антону Пампушному («Откровенные поляроидные снимки») претензий нет и быть не может - высок, белокур, статен, каким и полагается быть почти что былинному богатырю. То, что постоянно супит брови и выражения лица весь фильм не меняет, так то не его вина,- он же князь, а не скоморох на ярмарке. Обидно другое - действительно интересный, наверняка многогранный и сложный и без того не в меру мифологизированный исторической образ залили патокой, а сверху засыпали сахаром так, что зубы ноют. Получается, что Александр Ярославич - не древний воин, живший во времена, когда о жалости и милосердии понятия были весьма смутные, но по крайней мере - гуманист эпохи Просвещения. Он так часто и с таким сентиментальным надрывом печалится о каждой загубленной душе, что кажется, это совсем другой человек всего через два года поведет пленных немцев босыми по льду Чудского озера, а еще через некоторое время предаст во имя сохранения добрых отношений с татарами родного брата Андрея.

Патриотический, воспитательный и образовательный посыл новой картины абсолютно очевиден. Если Эйзенштейн снимал своего «Александра Невского» как антифашистское послание, то общественный смысл, заложенный в «Невскую битву», тоже весьма прозрачен: одна сильная и мудрая царственная рука лучше, чем десятки жадных лап предателей-олигархов, которым только и надо, что набить свои карманы, а до чести и престижа Отечества им и дела нет. И второй, как это принято теперь говорить, «мессидж» - заграница нам не указ. И то правда...

Современный постсоветский кинематограф характерен тем, что бывшие союзные республики принялись снимать историческое кино, которое призвано будить в народе голос крови, рассказывающее, «откуда есть пошла земля русская, казахская, узбекская», укрепляющее историческое самосознание. Начал Казахстан со своим «Кочевником», теперь вот Россия, за ними и остальные подтянутся. И это замечательно, знать свое прошлое необходимо. Прекрасно, если после новой «Невской битвы» молодые люди не будут путать Александра Невского с Дмитрием Донским и поймут, что прозван он так вовсе не потому, что город на Неве основал. Вопрос в другом: только под очень умелой рукой кино, превращаясь в агитационный плакат, остается большим искусством.

Кстати

История Древней Руси была очень популярна в российском дореволюционном кинематографе. До 1917 года в различных ателье, как тогда называли киностудии, вышли в свет несколько историй про Бориса Годунова, рассказы об Иване Грозном и Дмитрии Донском, история великого князя Василия Темного и Дмитрия Шемяки, трагическая биография полоцкой княжны Рогнеды и целых две «Песни о вещем Олеге».

Самые знаменитые отечественные фильмы по истории древней и средневековой Руси:

«Александр Невский», Сергей Эйзенштейн, 1938 год.

«Иван Грозный», Сергей Эйзенштейн, 1942-1946 годы.

«Андрей Рублев», Андрей Тарковский, 1966 год.

В 1978 году к теме седой русской старины обратился режиссер Игорь Масленников, сняв фильм «Ярославна, королева Франции».

1986 год - Сергей Бондарчук снимает на «Мосфильме» «Бориса Годунова».

1987 год - на экран выходит «Даниил - князь Галицкий» режиссера Ярослава Лупия.

1991 год - еще одна картина «Царь Иван Грозный». Режиссер Геннадий Васильев. В ролях: Кахи Кавсадзе, Игорь Тальков, Станислав Любшин. А в начале 80-х Васильев снял фильм о русском богатыре Василии Буслаеве.

1992 год - «В начале было слово» режиссера Юрия Соломина - приключенческий рассказ об истории создания легендарного «Слова о полку Игореве».

1996 год - Валерий Усков и Владимир Краснопольский вспоминают о покорении Сибири и создают картину «Ермак».

В 2007 году Владимир Хотиненко выпустил картину «1612. Хроники смутного времени».

Заинтересовалась Древней Русью и мультипликация: на экран вышли полнометражные анимационные картины «Князь Владимир» и шуточная трилогия о былинных богатырях - Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче.

В настоящий момент режиссеры Павел Лунгин и Андрей Эшпай параллельно снимают две картины про Ивана Грозного.