Мы идем по самому легкому пути. Заставляем самых слабых усваивать то же, что и всех. Из этого, разумеется, ничего не получается, и мы, к концу четверти договорившись с учеником, что он выучит несколько формул, правил или параграфов, «рисуем» ему тройку. При этом, конечно, сознаем, что вызубренного подросток не поймет и в тот же день забудет. Ну проводим иногда для очистки совести дополнительные занятия, хотя всем ясна их бессмысленность: нельзя за один учебный год усвоить упущенное за несколько лет, да еще и новое в себя вместить. На самом деле мы лишаем этих ребят права на образование. Они выходят из школы, не зная ничего, не умея думать, не обогатившись ни одним здравым понятием. Именно из таких детей формируются скинхеды, нацисты, да и «обычный» криминал. Потому что гремучая смесь невежества и комплекса неполноценности ни к чему другому привести не может. А выход до смешного прост. Почему бы не дать этим ребятам возможность с самого начала учебного года делать только то, что они реально могут, усваивать только тот минимум, который они могут «потянуть»? Но поставить условие: этот минимум они должны знать хорошо. Если начать такую работу вовремя, ребята за несколько лет приобретут реальные знания, уважение к науке и привычку учиться. И тройка в их свидетельстве будет не «липой», как сейчас, а показателем усвоения самого необходимого минимума. Нередко на мое предложение мне приходилось слышать от коллег и администрации: «Но ведь мы так и делаем! Мы же спрашиваем слабых по минимуму!» Но в том-то и дело, что требования к ним снижаются, индивидуализируются только при опросе, а не при обучении! Ребенок, подросток тщетно пытается усвоить непосильное и, увидев тщетность своих усилий, вообще перестает учиться. А нужно составить для каждого «безнадежного» ученика индивидуальный план на основе материала предыдущих лет и несложных разделов, не требующих знания предыдущих глав. Пусть они работают по такому плану и на уроках, и дома. И получают хорошие оценки в тетрадях и дневниках, за что учитель и родители хвалят. В журнале же четвертные (семестровые) и годовые - тройки. Ребятам можно объяснить: чтобы идти дальше, нужно сначала повторить забытое старое. А тройка дает им шанс в будущем учебном году догнать одноклассников.

При системе, предложенной ученым, педагогом, математиком Виктором Фирсовым, безнадежно отстающих в старших классах уже не бывает. Потому что индивидуализация начинается со среднего звена. Прямо с начала учебного года детям предоставляется выбор по каждому предмету (кроме литературы). Тот, кто хочет учиться на пятерку, должен освоить всю программу. Кто готов довольствоваться четверкой, может пропустить некоторые разделы, параграфы (они указываются). А тот, кто пока хочет работать по минимуму, должен хорошо усвоить такие-то разделы, параграфы, теоремы, научиться решать такие-то задачи (все это точно указывается и записывается ребятами). Каждый может в любое время перейти на другой уровень. Выбравшие минимум каждую неделю или две сдают зачеты и получают не тройку, а зачет. Звучит вполне престижно, и ребята с удовольствием докладывают во всеуслышание: «А я вчера зачет сдал!» Если ученик не может сдать с первого раза, он никак не оценивается и приходит во второй, а если нужно, и в третий раз. Но материал должен быть усвоен хорошо и прочно. Ребята знают, что работа по минимуму дает право только на тройку в четверти и в году. Не устраивает тройка - догоняй класс, переходи на другой уровень. По этой системе работают, например, школы Ярославля и области. Неуспевающих нет. Даже самый слабый ученик чувствует себя комфортно.

Общеизвестно, что наша школьная программа - одна из самых сложных в Европе. Не все могут усвоить ее в полном объеме. Но получить образование должны все. А образование - это не просто сумма знаний, а и стремление к знаниям, уважение к науке. Существующая система убивает эти качества в детях, которые не могут угнаться за большинством. Дадим же им шанс стать образованными людьми.

Инна КЛЕНИЦКАЯ, учитель русского языка и литературы школы №179, Москва