- Ольга Ивановна, с чем связана такая активность граждан?

- Дело в том, что есть Конституция РФ, которая определяет: государственный язык на всей территории Российской Федерации - это русский язык. Мы знаем, что в многонациональной России русский язык был и остается основным средством межнационального общения.

- Разве с этим кто-то спорит?

- Ну кто может открыто спорить с Конституцией? Но в законах, принимаемых в большинстве республик РФ и касающихся регулирования языковых отношений, русский язык определяется уже не как язык государства - Российской Федерации, а как второй государственный язык региона. Например, в законе, принятом в Республике Татарстан, государственными языками определены равноправные татарский и русский языки, такие же формулировки есть в законах республик Алтай, Башкортостан, Бурятия, Ингушетия.

- А что тут страшного, ведь русский язык признан государственным языком?

- Да, он признан государственным языком, но в такой формулировке русский язык, судя по контексту региональных законов, призван выполнять прежде всего роль внутреннего ориентира для другого государственного языка. Он не рассматривается в своем самостоятельном федеральном статусе - как облеченный функциями государственного языка Российской Федерации. В таком толковании, имея статус регионального государственного языка, русский язык предстает как язык трансляции не общероссийской культуры, а родной - нерусской. Применительно к системе образования общероссийскую культуру следует понимать как культуру, транслируемую предметами федерального компонента (стандарта).

- Но разве республики не имеют права принимать такие законы, где закрепляется роль национального языка как государственного?

- Ну почему же? Конституция Российской Федерации признает за республиками (государствами) Российской Федерации право устанавливать свои государственные языки и использовать их в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик. Однако там оговорено так: «наряду с государственным языком Российской Федерации (ст. 68, п. 2)», а это не означает равноправия статуса языков. Федеральный закон «О языках народов Российской Федерации», провозглашая равноправие языков, закрепляет только их функциональное равноправие, то есть право наравне, не подменяя русский язык, обслуживать сферы языкового употребления, регулируемые законодательно.

- Правильно ли я понимаю, что, признавая национальный язык государственным языком республики, власть там не может ущемлять права граждан на использование основного государственного языка Российской Федерации - русского?

- Да, поскольку по смыслу положений Конституции Российской Федерации федеральный законодатель вправе устанавливать основы правового регулирования языков народов Российской Федерации, включая общие вопросы языковой политики, в том числе относящиеся к статусу государственных языков республик в его соотношении со статусом государственного языка Российской Федерации. Следовательно, статус государственных языков республик в составе Российской Федерации, как затрагивающий статус государственного языка Российской Федерации, права и свободы ее граждан в сфере образования и культуры, не может быть предметом исключительного ведения субъектов Российской Федерации. В реальной же практике все вопросы, связанные с правовым регулированием языков народов Российской Федерации, статуса государственных языков республик, отданы в компетенцию субъекта Российской Федерации.

- И что получается в результате?

- Анализ документов, вступивших в силу с 2004 года в республиках Башкортостан, Татарстан, показывает нарушение баланса языковых интересов участников образовательного процесса, деформацию структуры языковой подготовки русскоязычных учащихся, ослабление знаний русского языка и усиление несбалансированного двуязычия. В результате за последние годы (2005-2007) и сложилась тревожная тенденция увеличения обращений граждан, проживающих в субъектах Российской Федерации, которые выражают недовольство тем, что в общеобразовательных учреждениях сокращено количество часов на изучение русского языка и увеличены часы на изучение государственного языка республики. Самый большой процент обращений поступает от русскоязычного населения, проживающего в республиках Башкортостан и Татарстан, а в 2007 году впервые поступили аналогичные обращения из республик Чувашия и Якутия.

- Что же конкретно не устраивает авторов обращений?

- В обращениях приводятся следующие факты: в старших классах общеобразовательных учреждений Республики Башкортостан на изучение русского языка отводится 2 часа в неделю, а на башкирский язык по 5-6 часов в неделю. Есть случаи, когда всех детей в обязательном порядке заставляют за свои деньги ходить на спектакли на башкирском языке (например, такие факты были в городе Белорецке в Республике Башкортостан). В республиках Башкортостан и Татарстан вводится единый государственный экзамен по государственному языку субъекта, что, с точки зрения родителей, будет снижать общий балл у русскоговорящих детей (преимущественно этнически русских) и тем самым препятствовать их поступлению в центральные вузы страны. В селе Оленек Республики Саха (Якутия) русскоязычные дети в обязательном порядке изучают не только якутский, но и эвенкийский языки. Между тем Конституция Российской Федерации гарантирует всем народам Российской Федерации право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития (ст. 68, п. 3), что, в свою очередь, служит интересам сохранения и развития в Российской Федерации сбалансированного двуязычия. При этом конституционные основы правового статуса личности включают равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от каких-либо обстоятельств, в том числе национальности, языка и места жительства (ст. 19, п. 2), право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества (ст. 26, п. 2).

- Но разве не понятно, что в национальных республиках беспокойство о том, что дети не знают родного языка, чрезвычайно сильно, поэтому и законы принимают, и увеличивают часы на изучение национальных языков?

- Это понятно. Непонятно другое: почему не говорится о том, что состав населения республик вовсе не так однороден? Необходимо отметить, что за последние пятнадцать лет языковая ситуация в субъектах Российской Федерации, образованных по национально-территориальному признаку, значительно изменилась. Об этом объективно свидетельствуют данные переписи 2002 года. Ее данные по удельному весу «титульного этноса» позволяют сгруппировать республики следующим образом:

- более 50 процентов - Чечня (93), Тува (78), Ингушетия (77,3), Чувашия (68), Кабардино-Балкария (67), Северная Осетия - Алания (63), Калмыкия (53), Татарстан (53);

- от 50 процентов до 30 процентов - Карачаево-Черкесия (49), Якутия (46), Марий Эл (43), Мордовия (32), Алтай (31);

- менее 30 процентов - Башкортостан (29), Удмуртия (29), Бурятия (28), Коми (25), Адыгея (24).

Таким образом, понятно, что значительную часть населения там составляют русские или представители других национальностей, поэтому вопросы, касающиеся правового статуса государственных языков республик, затрагивают конституционные права как граждан - носителей соответствующего государственного языка республики, в том числе проживающих в Российской Федерации за пределами данной республики, так и граждан, проживающих в ней и не владеющих этим языком. Это в первую очередь конституционные права граждан в области общения, воспитания, обучения, творчества, изучения и развития родных языков, а также в сфере культуры, включая право на доступ к культурным ценностям (ст. 44, п. 2, Конституции Российской Федерации). Для снятия возможных противоречий Конституция страны определяет предметы ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, за пределами которого субъекты Российской Федерации осуществляют собственное правовое регулирование. К ведению Российской Федерации Конституция РФ относит регулирование прав и свобод человека и гражданина, а значит, прав в языковой и образовательной сферах, установление основ федеральной политики в области культурного и национального развития Российской Федерации, составная часть которой - государственная языковая и образовательная политика (ст. 71, пункты в, е). А защиту прав и свобод человека и гражданина и общие вопросы образования, культуры и языка как их компонента Конституция РФ относит к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (ст. 72, пункты б, е). Между тем мы уже знаем, что некоторые субъекты Российской Федерации в последние годы приняли законы, на основании которых в образовательные программы вводится обязательное изучение государственного языка субъекта Российской Федерации как учебного предмета, разрабатываются новые базисные учебные планы для общеобразовательных учреждений, которые по ряду позиций входят в противоречие с федеральным базисным учебным планом 2004 года.

- Но ведь ученик школы в любой республике в обычной школе все же изучает предметы на русском языке, использует учебники на русском языке, разве при этом он не приобщается к русскому языку и русской культуре?

- С одной стороны, такой вывод можно сделать. Но, с другой стороны, учебники и учебно-методические пособия по русскому языку, изданные в республиках, часто не раскрывают сущность русской культуры, более того, создают превратное представление о русской культуре, что уводит в сторону или попросту сбивает с толку учащихся.

- Ольга Ивановна, есть факты или это просто эмоциональный вывод?

- Ну какие уж тут эмоции?! Например, в лингвокультурологическом словаре «Реалии русской культуры», выпущенном в Уфе издательством «БИРО» в 2001 году, под редакцией Лены Саяховой, есть такое определение: «Монастырь - в буддизме, христианстве (православии и католицизме) - община монахов или монахинь, принимающая единые правила жизни (устав). Древнейшие - буддийские монастыри (середина I тысячелетия до нашей эры в Индии). В монастыре, что в омуте - сверху гладко, внутри гадко. В монастыре, что в лавке - все за деньги». Ну и как к этому относиться?

- Ну определения, согласитесь, все же можно изменять, если эксперты-филологи, специалисты-лингвисты выскажут свое мнение и потребуют таких корректив. А можно ли проследить в таких учебниках позицию автора по поводу русского языка как государственного языка Российской Федерации?

- Лично я считаю, что в учебниках, издающихся в республиках, сужаются и минимизируются цели обучения русскому языку. При анализе учебников русского языка для 9-х и 11-х классов, подготовленных тем же автором - Леной Саяховой (2005 год), становится очевидным: автор считает, что русский язык выступает не как государственный язык РФ, а всего лишь как средство лучшего понимания нерусских народов друг друга и их объединения между собой. Такие учебники ведут к редукции духовного потенциала русского языка и русской культуры, а также специфики, своеобразия русской языковой картины мира. Вне поля зрения учащихся остается исторически сложившаяся консолидирующая роль русского языка и русской культуры в едином многонациональном государстве.

- Ольга Ивановна, мы недавно разговаривали на тему преподавания русского языка в республиках с заместителем министра образования и науки РФ Исааком Калиной, и он высказал такое мнение: сокращение часов на преподавание русского языка в национальных республиках прежде всего негативным образом сказывается на подготовке учащихся. Вы разделяете такое мнение?

- Естественно. Ведь что тревожит? То, что взаимообогащение духовной культуры народов Российской Федерации, о котором говорится в Федеральном законе «О государственном языке Российской Федерации», рассматривается составителями учебника на уровне сообщения сведений об экзотических реалиях в жизни того или иного народа (береза, веник, лучина, Масленица, Сабантуй, названия музыкальных инструментов и так далее), а этого явно недостаточно для укрепления единства между народами. Очевидно, что сужение целей и объемов обучения русскому языку влечет за собой ослабление образовательных и воспитательных задач в целом. Кстати, родители все происходящее оценивают по-своему. Вот выдержки из типичного обращения: «В наших школах на изучение татарского языка уделяется по 5-6 часов в неделю, за счет основных предметов - русского, литературы, математики, в старших классах - за счет физики, черчения. Для примера: на русский язык и литературу отведено 5 часов в неделю вместо 8 часов. Такое положение не устраивает ни детей, ни родителей. Мы не против изучения татарского языка, но не более 2 часов в неделю или же нужно все перевести на факультативную основу. Ведь для глубокого изучения родного языка в республике имеются татарские гимназии. Программа же обычных школ далеко не совершенна. В итоге ученики не знают ни русского, ни татарского. И это длится уже много лет. Родителям приходится за дополнительную плату нанимать репетиторов по основным предметам с первых классов. Если мы живем в России, если наша республика - субъект РФ, то почему наши дети должны получать другое образование? До каких пор будут идти эти эксперименты? Я считаю, что этот вопрос изначально стоит в разряде политических. Я сама татарка и не против изучения татарского языка, но все должно быть в разумных пределах и подвергаться логическому объяснению - для чего и зачем. Убедительная просьба обратить внимание на эту проблему. Это касается наших детей и их будущего (Римма Маликовна Аитова, Казань)». Если мы не прислушаемся к такому мнению, ничем хорошим все это не закончится.