В школу - с автоматом

...Мать Жени была на работе, когда ей позвонил сын и сказал, что его ударили ножом. Галина Александровна пулей летела в школу, которая находилась поблизости. И успокаивала себя одной только мыслью: «Раз Женя позвонил сам, значит, ничего страшного не случилось». У школы стояла «скорая помощь». В самом здании была уже милиция. Женю надо было везти к хирургу, но человек в погонах посчитал момент удобным для разговора.

- Ваш сын не любит милицию, - высказал матери претензию, то ли имея в виду себя, то ли Антона, отец у которого - начальник РОВД.

- Сейчас не время об этом! - только и нашлась что ответить Галина Александровна.

Когда школьный врач оказывал Жене первую медицинскую помощь, Антон понуро сидел в кабинете директора, дожидаясь своих родителей. Хозяин кабинета - человек, умудренный жизненным опытом, повидал на своем веку уже всякого. Но то, что произошло дальше, произвело впечатление даже на него.

- Влетели три милиционера, один - с автоматом, - рассказывает директор школы. Отец Антона, милиционер в высоком чине, с порога начал орать, что уничтожит школу, в которой довели его сына до такого поступка. И всех в тюрьму посадит. Его крики даже в коридоре слышали. А сыну одобрительно кричал: «Молодец, сынок! Убивать их надо!»

- На этом поле я битву проиграл в глазах Антона, - признается директор школы. - Ведь учу, что не только драться, но и просто прикасаться к другому человеку нельзя, это как нарушить государственную границу.

Угрозы отца, высказанные в состоянии ярости, еще не поступки. Но за мальчиков, которые находились с Антоном в конфликте, в тот день испугались. И родителей попросили провожать детей в школу и встречать их после уроков.

ЧП в школе и милиционеры, которые подвергли ребят из 7-го «А» допросу, стали шоком для всех. Вся школа напоминала растревоженный улей. Только и было разговоров, что о случившемся.

- Сам видел милиционеров с автоматом? - с недоверием переспрашивала мать 15-летнего подростка.

- Своими глазами! - божилось чадо.

Замечательная математика!

На следующий день директор школы пришел в 7-й «А» и попросил разрешения у преподавателя литературы вместо ее урока провести математику. Какой это был потрясающий урок! Ребята сидели, как завороженные, слушая, какая это замечательная наука - математика! Четыре раза за урок директор создал такую ситуацию, когда Антон и Женя пожали друг другу руки. Мальчишки, казалось, и про ссору забыли, когда мир распахнул свои горизонты и поманил грандиозными тайнами, от которых захватывало дух. После урока Антон и Женя вместе пришли к директору за задачей, которая их заинтересовала.

- Детей-то я легко помирю, - говорит директор. - Но что мне делать с родителями, в которых столько агрессии, что сами готовы драться?! Как достучаться до учительницы, которая не чувствует за собой никакой вины?

Такое могло произойти на любом уроке, считает она. Ведь конфликт между ребятами зрел давно, с 5-го класса.

Одни соглашаются с ней. Другие - нет.

- Я курирую работу словесников. И мне очень стыдно, больно и обидно, что ученик схватился за нож во время урока! - высказывает свое мнение другой педагог. - Когда речь идет о таких замечательных произведениях, как «Метель», «Барышня-крестьянка», дети должны забывать обо всем на свете. Но, к сожалению, учитель и класс, я так думаю, на уроке существовали параллельно.

Что разозлило Антона? На уроке русского языка он получил записку, которую ребята назвали петицией. Антон не понял значения этого слова, решил, что это оскорбление. Впрочем, слово, как считает классный руководитель, не имеет никакого значения. Иногда в этом возрасте дети пропускают мимо ушей настоящее оскорбление. И бросаются в драку из-за невинной шутки.

На перемене Антон залез в шкафчик к учителю и взял там нож, которым разрезали торт на классных чаепитиях. С ним он просидел почти всю литературу. Почему ударил именно Женю, хотя в классе против него «дружили» четверо мальчиков?

- Просто я сидел ближе всех, - объясняет Женя.

Милиция не извиняется

На родительском собрании, посвященном чрезвычайному происшествию, явка была как никогда полной. Родители долго обсуждали случившееся и пришли к выводу, что в конфликте виноваты обе стороны. Четверо мальчишек задирали Антона. Между подростками случались потасовки. Но если раньше все заканчивалось синяками и ссадинами, то на этот раз в ход пошел уже нож.

- Ну и что? Ударил-то слабо, как карандашом! - защищает Антона его мать. Понимает ли она, какая беда случилась с ее сыном? Ведь только впервые трудно залезть к учителю в шкаф. Ведь только в первый раз трудно ударить человека ножом.

- Это я учу его отвечать злом на зло, - объясняет Ирина Васильевна, не понимая, какую страшную философию она проповедует. Одно дело - давать отпор. Другое - причинять зло, даже если им ответить на плохой поступок. По логике матери, Женя, получив удар ножом в шею, должен тем же ответить ее Антону. Этого ли хочет мать? Или она считает, что злом будет отвечать только ее сын, а другие примут его месть как должное?!

Большинство родителей были за мирное разрешение конфликта.

- Пригласите Жениных родителей в гости, попейте чаю за общим столом, - предлагали они родителям Антона. Но приглашения не последовало. Не прозвучало и извинение или хотя бы сожаление по поводу того, что пострадал Женя.

- Наверное, мы должны услышать какие-то слова от родителей Антона? - настойчиво спрашивал один из отцов. Но в классе стояла тишина. Милиция у нас не извиняется. И первая шаг к примирению не делает. Тогда его сделал тот, у кого оказалось больше мудрости. «Давайте дружить!» - сказал директор школы и, несмотря на сопротивление, обнял отца Антона со словами: «Я люблю вашего ребенка!» С теми же словами он обнял и мать Жени.

- Ради детей я готов хоть перед кем на колени встать, - потом скажет директор в ответ на упрек, как он мог простить угрозы и оскорбления в свой адрес?!

Он хотел, чтобы его пожалели

Сегодня Антон учится в другом классе, хотя его туда никто не провожал. Так решили родители. Они могли бы даже школу поменять, но от проблем ведь не убежишь. И дело вовсе не в бездействии классного руководителя, как считают родители Антона, а в их собственной семье.

- Отношения с Антоном складывались в классе по-разному, - рассказывает классный руководитель. - Ребята и перезванивались с ним. И принимали его в свою компанию. Но он сам отталкивал ребят своим отношением к ним. Я говорила об этом его матери, но она меня не слышала, точнее не хотела слышать.

В семье у Антона, по словам классного руководителя, отношения сложились авторитарные. Сына растили в строгости, а ему не хватало обыкновенной ласки. Он все время жаловался матери на своих одноклассников, представляя картину не так, как это было на самом деле. Зачем привирал? Хотел, как видно, чтобы его пожалели. А мать вместо этого бежала в школу разбираться с обидчиками. На родительском собрании Ирина Васильевна «разоблачила» Антона. Оказывается, он отговаривал ее от разбирательств, повторяя: «Добрым надо быть!» А ведь мальчишка взывал к ее собственному сердцу. Не услышала. У Ирины Васильевны своеобразный взгляд на мир. Директор, по ее мнению, говорит глупости, классный руководитель - рохля, даже в классе не может порядка навести, одноклассники сына - сущие бандиты. И добрых людей вообще не существует на белом свете. Вымерли, как динозавры. Если мир не такой, то значит, все дело в ее представлении о нем. Знает ли муж Ирины Васильевны, почему его жена видит все в черном свете?

- Да меня и дома не бывает! - признался он на родительском собрании.

Что будет завтра с Антоном, Женей и другими ребятами? Какие выводы они сделают из случившегося?

«Историю замяли, - говорят они. - Взрослые делают вид, что ничего не случилось. Никого не наказали. Все молчат. Значит, в этой истории поставили точку».

Нет, не поставили, хотя она, наверное, была бы еще не самой большой неприятностью.

- У меня такое впечатление, что во всем обвинят только Женьку, - говорит его мама Галина Александровна. - Дознаватель вела с ним беседы в одном направлении: «Ведь ты сам во всем виноват? Ведь это ты его провоцировал?»

Чтобы узнать, к каким выводам пришли в милиции, звоню туда, прошу о встрече. И слышу:

- А у меня этого дела уже нет, - отвечает дознаватель.- Я его отдала на перепроверку. И к кому оно теперь попадет, не знаю.

Так что эта история еще не закончилась. Но родителям 7-го «А» она уже послужила хорошим уроком. Теперь они чаще приходят в школу, дежурят в классе, а в весенние каникулы повезли ребят в Кунгурские пещеры. «Надо быть рядом с детьми!» - говорят.

И вместе! - добавляю мысленно.

Челябинск

P.S. У героев этой абсолютно реальной истории есть конкретные имена и фамилии, но не называю их по той причине, что речь идет о проблемах не просто одной конкретно взятой школы, а нашей жизни в целом.