Если у себя они учились в 9-м классе, то их зачислили только в 7-й, видно, такой уровень знаний у них был. У нас и так школа была интернациональная, учились русские, кумыки, кабардинцы, болгары, немцы, татары, корейцы. Но эти южане вообще очень плохо говорили по-русски, а некоторые и вообще знали всего несколько слов. Помню, мы все подшучивали над рослым Батразом:

«Скажи, сколько времени сейчас?» Он долго смотрел на часы, морщил лоб, потом изрекал:

«Девять хочет, пятнадцать не пускает».

- Это значит, восемь сорок пять, - переводил кто-нибудь из нас.

Мы занимались во вторую смену. Сидели по трое за партами. Поздно, на улице темно. Учительница Аза Александровна, высокая, худая, едва справлялась с такой оравой. У учителей, наверное, всегда были и будут клички. А у нее было две. Звали ее «Азушка», а еще - «зимой и летом одним цветом». Это за то, что она постоянно ходила в одной и той же одежде, на голове - неизменная косынка. Время-то послевоенное. А мы? Телогрейки, заплатанные штаны, галоши. Помню, какую-то помощь прислали, поношенные солдатские галифе, всем раздавали: и пацанам, и девчонкам. Были и ватные штаны, и пилотки. Представляете, фигуры - на ногах галоши, а сверху - галифе.

Да разве важен внешний вид, когда все кругом такие же, как ты. Нас объединяло все: и учеба, и труд, и общие игры. А те ребята постепенно выучили русский язык. И уже редко появлялся повод для добродушного юмора.

ст. Виноградня, Республика Северная Осетия - Алания