Нужно ли долго искать Обломовых? Вряд ли, потому что Обломов в большей или меньшей степени живет в каждом.

Вспомним, как относился Обломов к учебе: «Он по необходимости сидел в классе прямо, слушал, что говорили учителя, потому что другого ничего делать было нельзя, и с трудом, со вздохами выучивал задаваемые ему уроки. Все это, вообще, считал он за наказание, ниспосланное небом за наши грехи».

Или рассуждения о быстротечности жизни и бесполезности некоторых предметов: «Когда же жить? - спрашивал он опять самого себя. - Когда же, наконец, пускать в оборот этот капитал знаний, из которых большая часть еще ни на что не понадобится в жизни? Политическая экономия, например, алгебра, геометрия - что я стану с ними делать в Обломовке?»

Многие из нас задавали себе те же вопросы. Многие отвечали на них так же.

Я отнюдь не стараюсь оправдать Обломова или поспешно клеймить позором. В Обломове есть внутренняя жизнь, движение, есть человеческое. Это делает героя невероятно привлекательным.

«Обломов любил уходить в себя и жить в созданном им мире. Ему доступны были наслаждения высоких помыслов; он не чужд был всеобщих человеческих скорбей. Он горько в глубине души плакал в иную пору над бедствиями человечества, испытывал безвестные, безыменные страдания, и тоску, и стремление куда-то вдаль».

Кроме того, Обломов - мечтатель.

Штольц, напротив, «больше всего боялся воображения» и мечты.

«Так же тонко и осторожно, как за воображением, следил он за сердцем. Он шел да шел упрямо по избранной дороге. Не видали, чтоб он задумывался над чем-нибудь болезненно и мучительно; по-видимому, его не пожирали угрызения утомленного сердца; не болел он душой, не терялся никогда в сложных, трудных или новых обстоятельствах, а подходил к ним, как к бывшим знакомым, как будто он жил вторично, проходил знакомые места».

И что же? Мы отдаем предпочтение хладнокровному Штольцу и судим Обломова. Однако проблема и то, и другое.

...Когда я послала по электронной почте пару абзацев из «Обломова» своему знакомому, мне пришел ответ: «Сейчас я читать не в состоянии, устал. Эмоции вредят работе».

Так может, штольцевщина не менее опасна, чем обломовщина? И то и другое крайность. И если Обломовы статичны внешне и живут внутренне, то Штольцы - наоборот. Как определить, что страшнее - лежать на одном месте или не думать, не иметь воображения, не мечтать?

Приведенный пример - не случайность. Не думать и не чувствовать проще, говорят Штольцы... и вместо рецензии о фильме или книге шлют междометие и смайлик...Очень удобно, а главное, всем все понятно - никаких проблем.

Именно об этом говорит доктор, который приходит лечить Обломова: «Устраняйте заботы и огорчения, надо избегать мыслей, умственного напряжения, чтоб сердце билось слегка и только от приятных ощущений».

Обломовка отжила свой век, современность делает из нас Штольцев, но когда я думаю о «слегка бьющемся сердце», начинаю сомневаться, прав ли был тот доктор, когда ставил диагноз и назначал лечение.

Татьяна СМИРНОВА, студентка филологического факультета (отделение журналистики) МПГУ