Анна ХАМАРДЮК, начальник инновационно-аналитического отдела Управления образования города Муравленко, лауреат конкурса «Учитель года России-1999»:

- Та школьная модель, что существовала в нашей стране долгие годы, перестает работать. Недаром все чаще мы слышим разговоры о симуляции образования. Поэтому, наверное, столь востребованными оказались идеи, заложенные в приоритетный национальный проект: поддержка лучших учителей, инновационных учреждений, талантливой молодежи, особое внимание к классным руководителям. И что немаловажно, мы все чаще говорим о своем желании подключить к образованию широкие круги общественности. Потому что вопросами образования должны заниматься не только узкие специалисты, но и общество, те, кто потом «пожнет» результаты нашего труда. Наша система, вчера еще такая консервативная и закрытая, сегодня, к счастью, становится все более прозрачной. Смещаются акценты: мы отходим от узкой предметной профессиональной подготовки, теперь наша цель - воспитание человека, способного ориентироваться в меняющемся мире, в необъятном информационном поле, способного находить решения и проводить их в жизнь. Образовательные результаты наконец-то становятся важнее статуса, а все бумаги, «корочки» и свидетельства уже ничто без реальных компетенций. Но все это останется лишь красивыми разговорами, если мы всерьез не возьмемся за обновление содержания и собственного отношения к работе. Наука развивается, и ретранслировать то, что было заложено в старых стандартах, уже невозможно. Ученики должны получить возможность выбирать разные виды деятельности и собственные индивидуальные образовательные маршруты. Уже не обойтись без сетевого взаимодействия школ. У нас, в Муравленко, идет работа по расчленяемости ученического норматива, мы вводим понятие ученико-часов и говорим о том, что ребенок не должен быть заложником своего образовательного учреждения. И если в соседней школе есть набор услуг, которые ему необходимы, он должен иметь возможность свободно их получить. И, наконец, еще один вопрос, не решив который, мы так и останемся на месте - повышение квалификации отныне должно строиться на деятельностном подходе. Обычные лекции, к которым мы все привыкли, уходят в прошлое. Педагог должен на практике - в форме тренинга или проектной работы - попробовать все то новое, что ему предлагается.

Об изменении учительского сознания и самого взгляда на свое место в школе говорила и Инна КАРАКЧИЕВА, заместитель директора по научно-исследовательской работе Коми республиканского физико-математического лицея-интерната для одаренных детей. В какой-то момент выступления Инны Викторовны на большом экране появилась карикатура, лучше любых слов обнажившая саму суть проблемы: учитель-свеча объясняет детям-компьютерам, что такое электрическая лампочка. Более точный образ придумать сложно. Аудитория отчего-то тут же ухватилась за эту лампочку, увидев именно в ней основной конфликт. Хотя на самом деле противостояние тут куда более глубокое, но кто же захочет добровольно признать себя свечей на фоне новеньких компьютеров?..

- Эта картинка, на мой взгляд, замечательно иллюстрирует то, как мы пытаемся навязать нашим детям, которые зачастую идут уже на шаг впереди нас, старые образовательные взгляды и стандарты, - заметила Инна Викторовна. - Мы навязываем детям то, что ребенок давно уже может узнать сам. Они ищут информацию куда быстрее, чем мы, еще и нам могут подсказать лучшее место для поиска.

Убеждена, что не содержательная часть определяет обновление образовательной модели, а нечто другое, поскольку без мыслительных функций и формирования духовного начала развитие, в том числе и интеллектуальное, попросту невозможно. Наш лицей - не школа знаний, мы работаем не с детской памятью, а с их мыслями и логикой. И ничто так не помогает достичь нужного результата, как активная деятельность - проектные и исследовательские технологии, творческие мастерские, ролевые игры. Все это позволяет оценивать индивидуальный рост каждого ребенка, что куда важнее, чем просто общее количество полученных им пятерок и четверок. Наши дети сами выбирают свой образовательный маршрут, темп обучения и даже преподавателя. Конечно, тут не обойтись без дополнительных источников финансирования. Мы их ищем постоянно, и, как правило, международные фонды охотно выделяют гранты на предлагаемые нами исследования.

Лидия ПИНИГИНА, заместитель директора лицея №31 Челябинска:

- Однажды я разговаривала с одним преподавателем-иностранцем, и он чуть не плакал: что вы делаете со своим изумительным математическим образованием, зачем отказываетесь от уникальной системы, зачем соглашаетесь на новые стандарты? В доказательство своих слов сравнивал наши старые учебники с книгами европейскими, где детям, полагая, что для них это слишком сложно, даже не объясняют разницу между равнобедренным и равносторонним треугольником. Как часто мы в погоне за модой ломаем то, что верой и правдой служило нам долгие годы. Да, без развития нет жизни, да, мы должны применять новые технологии, и в школу должно прийти новое содержание, но нельзя забывать, что процесс обучения - это в определенной степени и насилие. Учить детей лишь тому, что они хотят, в массовом порядке нельзя.

Мы открылись в 1965 году изначально как физико-математическая школа. В 1985 году у нас появились первые компьютеры. И когда в 2000 году было объявлено о начале профильного обучения, мы только плечами пожали: ведь в нашей школе оно началось уже 35 лет назад.

У нас нет никакой демократии, индивидуальных маршрутов и элективных курсов - все отведенные на них часы мы пускаем на «углубленку». Единственное, что могут выбирать дети, - учить им на 2 часа больше математики или на 2 часа больше физики. У нас они работают много, тяжело и напряженно. А потом выигрывают областные и всероссийские олимпиады, поступают в лучшие технические вузы страны, защищают кандидатские и докторские. Поэтому мы и считаем, что решение поступить в наш лицей - это и есть тот выбор, который определит всю будущую судьбу ребенка.

Физик Андрей СЕМКЕ - не только учитель года Кубани-2000, но еще и управленец со стажем, много лет возглавлявший систему образования Ейского района Краснодарского края. Поэтому его, конечно же, больше волнует непосредственная связь качества образования с учительской зарплатой.

- Думаю, мы не единственные, кто, едва задумавшись об установлении механизма связи заработной платы с качеством и результативностью учительского труда, столкнулся практически с неразрешимой задачей: как определить это качество? Этим вопросом занимаются целые институты, но ни один не может объяснить учителю-практику, что значит работать «качественно». Конечно, система, созданная нами, не подходит для уникальных лицеев, гимназий и авторских школ. Там уже изначально заложены совсем другие административные ресурсы и иной кадровый потенциал. Я говорю о самой обычной общеобразовательной школе, каких в нашем районе, например, 16.

Мы определили для себя четыре условия качественного образования. Ребенок должен учиться у квалифицированного преподавателя, ориентированного на результат. Увы, статистика такова, что целых 30 процентов учителей не готовы выполнять это условие. Ребенок должен учиться, используя все современное оборудование и современные технологии. Ребенок должен учиться в комфортных условиях, развиваться в полноценной среде вместе со своими сверстниками. Последний пункт необычайно сложен в исполнении: у нас 1 процент детей, имеющих медицинские показания к обучению на дому.

В течение 5 лет на каждого учителя было создано портфолио, куда вошла информация о его профессиональных и общественных достижениях, об участии в социальных проектах и инновационной работе, об успехах учеников. Единственное, что решили не оценивать, - творческие возможности и развитие ребенка. Затем вычленили из всего этого те результаты, которые можно было бы математически перевести в оценочную шкалу. Конечно же, это результаты экзаменационных работ и независимых исследований оценки качества, участие детей в олимпиадах, конкурсах, соревнованиях. Результаты научно-практической деятельности. Динамика качества здоровья ребенка. Такую же шкалу создали и для оценки деятельности директоров образовательных учреждений. Да, это показатели, конечно же, спорные, к каждому можно предъявить ряд претензий, но они динамичные и вполне могут меняться.

В каждой школе Ейского района создан отдел по экспертизе образовательной деятельности, при администрации открыта аттестационно-диагностическая служба. И вот результат: за три года бюджет образования вырос вдвое, а заработная плата учителей сильно дифференцировалась. Кто-то получает три тысячи, а кто-то - и 20 тысяч рублей. И тем не менее это еще не конец. Думаю, что вы со мной согласитесь: основная работа по определению того, что же такое на самом деле качество образования и как его высчитать - впереди.

Вслед за гостями выступали и хозяева - директора школ Муравленко. Делились своими наработками и замыслами, рассказывали о том, какую популярность в их городе приобретает проектная работа, сколько ребят и в основной, и в старшей школе вовлечены в систему исследований. И в то же время задавались извечными вопросами: куда идем, зачем идем и туда ли нам вообще нужно попасть? В финале Анна Хамардюк еще раз напомнила своим коллегам, что в самое ближайшее время их ждет очередной проектный семинар, призванный решить судьбу основной подростковой школы города Муравленко. А значит, вкладывать мечи в ножны еще не срок.

Муравленко, Ямало-Ненецкий АО