А между тем никакой тайны вокруг 2-й ударной армии не существует. Достаточно только заглянуть в оперативные документы, чтобы хорошо представить себе действия объединения и понять причины, приведшие к окружению и гибели армии. Почему-то принято считать, что трагедия произошла в том момент, когда вторая ударная предприняла очередную попытку пробиться к Ленинграду. Такое представление не имеет ничего общего с истиной. Объединение, как мы дальше увидим, немцы окружили в тот самый момент, когда оно готовилось начать отход к основным силам фронта.

2-ю ударную армию у нас почему-то принято называть «власовской». Что в корне, на мой взгляд, неверно. Генерал-лейтенант А. Власов принял армию 20 апреля 1942 года, замещая заболевшего командарма генерал-лейтенанта Н. Клыкова, который руководил объединением с января, и вновь возглавит его в июле все того же 1942 года.

На временный характер назначения Власова указывает и тот факт, что, принимая под командование армию, он сохранит за собой и прежнюю должность заместителя командующего Волховским фронтом.

Надо признать, что один из самых известных предателей Родины был в большом фаворе у Г. Жукова и И. Сталина. Власова, по всей вероятности, ждала блестящая военная карьера. Скорее всего, в ближайшие месяцы или недели его могли назначить командующим фронтом. Армии для Власова были пройденным этапом. Под Киевом он командовал 37-й армией, под Москвой - 20-й.

Жуков, тогда командующий Киевским Особым военным округом, заметил Власова в 1940 году на окружных маневрах. Возглавляемая им 99-я стрелковая дивизия на учениях действовала успешно. Кстати, и воевала она хорошо. 99-я стрелковая дивизия станет первым советским соединением, которое будет награждено орденом в годы Великой Отечественной войны. В январе 1941 года Власова назначают командиром 4-го механизированного корпуса, который располагался в районе Львова.

В этой должности 40-летний Андрей Андреевич и встретит войну. Многие современные публицисты, пытаясь оправдать предательство Власова, пытаются выставить его последовательным борцом со сталинизмом и большевизмом. Но при этом то ли не знают, то ли сознательно умалчивают, что в самые «репрессивные» годы, 1937-й и 1938-й, Власов был членом военного трибунала Ленинградского и Киевского военных округов и, как писал сам «антисталинист», «всегда стоял твердо на генеральной линии партии и за нее всегда боролся», что успешно делами доказывал.

В 1938 году он, проверяя 72-ю стрелковую дивизию, узнает, что ее командир изучает тактику действий вероятного противника, т.е. вермахта. И так Андрей Андреевич сумел свое «открытие» обставить, что прежнего командира снимают, а на его место ставят Власова...

Но надо признать, что в апреле 1942 года, когда он принял 2-ю ударную армию, она находилась в крайне тяжелом положении. Объединение обороняло так называемый любаньский выступ. Он образовался в ходе зимней операции, когда Волховский и Ленинградский фронты пытались встречными ударами прорвать блокаду Ленинграда. В ходе Любаньской операции 2-й ударной армии удалось вклиниться в оборону немцев на 75 километров, но ликвидировать сильные опорные пункты гитлеровцев в основании прорыва, ширина которого составляла 12 километров, нашим войскам не удалось. В марте гитлеровцы попытались отрезать армию от основных сил фронта, и им это удалось. Но в ходе ожесточенных боев Волховский фронт сумел восстановить связь с окруженным объединением. Ширина пробитого коридора составляла всего полтора - два километра. Транспортные операции по снабжению армии всем необходимым по нему можно было осуществлять только ночью.

В апреле коридор расширили до 6 километров.

Усиление немцев на этом участке фронта сделало опасным дальнейшее удержание 2-й армией любаньского выступа. Ставка, проанализировав ситуацию, 11 мая дала согласие на отвод войск. Было решено оставить за нашими войсками только плацдарм на левом берегу Волхова. Но из-за отсутствия нормальных дорог в тылу обороны армии Власов доложил, что войска будут готовы к отводу на промежуточные рубежи не ранее 23 мая. Эта задержка и оказалась роковой.

Подготовка к отводу наших войск не осталась незамеченной немцами. Они начали операцию по окружению второй ударной 22 мая. Коридор, связывающий армию с фронтом, обороняли 65-я стрелковая дивизия полковника П. Кошевого, насчитывавшая к началу операции 3.708 человек, и 372-я стрелковая дивизия полковника Д. Сорокина численностью 2.796 человек. Можно абсолютно точно говорить о том, что командование фронта и армии не ожидали удара немцев, в противном случае плотность войск в коридоре была бы значительно выше. Гитлеровцы блестяще воспользовались непредусмотрительностью наших генералов. В ночь с 30 на 31 мая немцы перерезали коридор. 2-я ударная армия, насчитывающая более 40 тысяч человек с 300 орудиями и 545 минометами, оказалась в окружении. Продовольствия в окруженных частях оставалось на 10 - 12 дней.

Советское командование практически в тот же день попыталось восстановить положение, но успеха достичь не смогло. На 5 июня было назначено совместное, навстречу друг другу, наступление 2-й и 59-й наших армий. Оно также не принесло успеха.

После этого снимают с должности командующего фронтом генерал-лейтенанта М. Хозина с жесткой и конкретной формулировкой: «За невыполнение приказа Ставки о своевременном и быстром отводе войск 2-й ударной армии, за бумажно-бюрократические методы управления войсками, за отрыв от войск, в результате чего противник перерезал коммуникации 2-й ударной армии и последняя была поставлена в исключительно тяжелое положение».

Вступивший в командование Волховским фронтом К. Мерецков новое наступление по прорыву вражеского кольца назначил на 10 июня, и оно не принесло желаемого результата. Лишь к 22 июня был пробит коридор шириной 300 - 400 метров. Через него вышли более двух тысяч раненых бойцов и командиров окруженной армии. Однако успеха из-за очередной роковой ошибки закрепить не удалось. Вместо усиления обороны коридора прорвавшиеся части 2-й армии продолжили движение на восток, смяв двигавшиеся им навстречу подразделения 59-й армии. Коридор остались оборонять только несколько танков. К утру 23 июня гитлеровцы вновь захлопнули котел.

А неделей ранее, 15 июня, наступавшие с запада на 2-ю ударную армию немцы захватили единственный имевшийся в распоряжении окруженных войск аэродром у поселка Финев Луг.

В ночь с 23 на 24 июня штаб ударной армии издал последний приказ о прорыве через реку Полисть на Мясной Бор. Из-за отсутствия снарядов артиллерийской подготовки не было. Прорыв проходил под перекрестным огнем пулеметов и минометов противника. Путь, по которому наши войска стремились пробиться к своим, получил название «долины смерти». Только немногочисленным группам удалось выйти из окружения. Остальные либо погибли, либо продолжали сопротивление до последнего патрона. Но в целом в ночь на 25 июня окруженная

2-я ударная армия перестала существовать как единая боевая единица.

Перед последним прорывом штаб армии разбили на три группы, но из всего штаба сквозь огонь немцев удалось прорваться только начальнику разведотдела полковнику А. Рогову. Командование Волховского фронта после 25 июня предприняло несколько попыток найти и эвакуировать военный совет разгромленной армии. Но удалось обнаружить только вышедшего к партизанам заместителя командира объединения генерала П. Алферьева.

Власову с небольшой группой командиров удавалось скрываться от немцев до 11 июля 1942 года. По одним данным, он сам и добровольно сдался в плен, по другим - его выдали гитлеровскому патрулю жители деревни Туховижи Лужского района Ленинградской области во главе с церковным старостой.

В лагере военнопленных под Винницей Власов даст согласие на сотрудничество с немцами. И сколько бы ни находилось у бывшего советского генерала защитников и сторонников, оправдывающих его холуйскую и кровавую деятельность у фашистов, для большинства наших сограждан он был и остается предателем. Несмотря на восторженные отзывы некоторых исследователей о созданной Власовым под руководством Гиммлера так называемой Русской освободительной армии, она не стала массовой. Лишь немногие пленные бойцы и командиры РККА, несмотря на активную пропаганду в лагерях, вступили в ее ряды. К 1945 году РОА состояла из двух дивизий общей численностью около 50 тысяч. Если к «чистым» власовцам добавить казаков фон Панвица, Шкуро и Доманова, то наберем около 100 тысяч человек, что составит менее одного процента от численности Красной Армии к исходу войны.

В плен советские бойцы и командиры власовцев не брали, уничтожая на месте. После окончания войны предатели, запятнавшие руки кровью, были расстреляны или приговорены к длительным срокам заключения. Большую же часть рядовых власовцев во внесудебном порядке отправили в спецпоселения сроком на шесть лет. Часто именно их потомки в наши дни требуют реабилитации РОА. Но она как была, так и остается армией предателей.

Самого Власова военная коллегия Верховного суда СССР приговорила к смертной казни через повешение. Приговор привели в исполнение в ночь на 1 августа 1946 года.

А 2-я ударная армия, вопреки расхожему мнению, после трагедии у Мясного Бора не перестала существовать. Ее не расформировали, как часто можно услышать. Из окружения к 29 июня вышло 9.462 человека, из них более половины раненых и больных. К 10 июля вышли еще 146 человек. Точное число военнослужащих 2-й армии, избежавших гибели и вражеского плена, неизвестно. Многие бойцы и командиры пробивались не на восток, а на юг, в район Старой Руссы. По данным немцев, ими захвачено 32.759 пленных.

В дальнейшем 2-я ударная армия под командованием генералов Н. Клыкова, В. Романовского, И. Федюнинского, прорывала блокаду Ленинграда, успешно участвовала в других операциях Великой Отечественной войны. Ее бойцы и командиры Победу встретили в составе 2-го Белорусского фронта у стен Берлина...