- «Дрофа» давно зарекомендовала себя как издательство, выпускающее учебники, методические пособия, справочники и словари, карты и таблицы, теперь и мультимедийную продукцию. И вот - поворот к художественной литературе - библиотеке отечественной и зарубежной классики. Насколько он оправдан для учебного издательства, ведь если зайти в книжные магазины Москвы, то кажется, что сегодня по крайней мере в классических произведениях нет недостатка?

Андрей Владимирович Чубуков:

- Во-первых, наши серии отечественной и зарубежной классики ориентированы в основном на школьников и студентов филологических и гуманитарных факультетов, чем объясняется и ряд особенностей этих изданий. Во-вторых, сегодня на прилавках книжных магазинов Москвы и других больших городов можно увидеть огромное количество хороших книг. Но, к великому сожалению, это вовсе не значит, что все эти замечательные издания есть в школьных библиотеках.

И поэтому одной из главных задач нашего издательства стало обеспечение именно учебных заведений лучшими произведениями русской и зарубежной классики.

Обе серии - «Библиотека отечественной классики» и «Библиотека зарубежной классики» - с прошлого года по заказу Министерства образования и науки РФ уже поставляются во многие школы России в рамках национального проекта «Образование». Надеемся, что они также дойдут и до школьников в самые удаленные уголки страны, туда, где библиотеки давно не пополнялись хорошими книгами.

- Какие произведения вошли в ваши серии, по какому принципу они отбирались?

Андрей Владимирович Чубуков:

- Поскольку эти серии адресованы в первую очередь школьникам, то мы отталкивались от Федерального компонента государственного стандарта общего среднего образования, где приводится перечень произведений, которые изучаются на уроках литературы. В нашем издательстве созданы популярные авторские линии учебников, написанные под руководством таких замечательных методистов-литературоведов, как Тамара Федоровна Курдюмова, Нина Павловна Михальская, Александр Геннадьевич Кутузов, Меджи Валентиновна Черкезова и др. Каждая авторская программа для реализации своей концепции обучения предполагает дополнение рекомендуемого перечня. Поэтому вполне естественно, что художественные произведения, которые предлагают ученые, создавая свои учебные линии, могут варьироваться.

В современной школе появились профильные классы с более глубоким изучением целого ряда профильных дисциплин. Созданные для этого элективные курсы не предполагают наличия художественных текстов в них.

Таким образом, в наши серии вошла и литература, изучаемая по различным школьным учебникам в рамках общего среднего образования, и литература, изучаемая в профильных классах.

Отбор материала для каждого тома - это удивительный и в то же время очень сложный, а подчас и мучительный процесс. Например, сейчас мы готовим выпуск тома, посвященного творчеству М.М.Пришвина. Среди огромного количества интереснейшего материала, который бы хотелось поместить весь, мы вынуждены отбирать с авторами-составителями самое основное. На сегодня с Домом-музеем М.М.Пришвина составителями и наследниками достигнута договоренность, что в книгу войдут произведения, которые будут интересны и самым маленьким читателям, и взрослым. Мы решили, что наряду с художественными произведениями здесь обязательно должны быть и фрагменты дневниковых записей писателя. Он вел свой дневник на протяжении нескольких десятилетий и отразил на его страницах свой взгляд на историю нашей страны.

Тамара Дмитриевна Дажина:

- Хотелось бы отметить и такой момент. Ведь если отечественной классикой школьные библиотеки по мере возможности комплектовались, то зарубежной литературы в них практически не было, т.к. количество часов в программе было незначительно. Поэтому изучение иностранной литературы велось, как правило, факультативно, обзорно, а сами произведения давались в учебных хрестоматиях в сокращенном варианте.

В первые пятнадцать томов нашей серии вошли «Европейские мифы и легенды», «Литература эпохи Просвещения», «Американская поэзия и проза ХIХ века», «Европейская поэзия», «Утопия. Антиутопия» и др.

Вышел том европейской драматургии XVII-XVIII вв., а также том басен, баллад, сказок, которые оказали большое влияние на творчество русских писателей периодов классицизма и романтизма. Знакомство с этими произведениями поможет школьникам глубже понять не только русскую литературу, но и историю, мировую культуру и другие предметы гуманитарного цикла. Конечно же, при издании мировой классики мы ориентируемся и на программу педвузов, формируя читательский багаж будущих учителей. В этой связи мы уделяем большое внимание не только самому тексту произведения, но и его литературоведческому «сопровождению», которое в обязательном порядке присутствует в каждом томе.

- Держа в руках любую книгу из ваших серий, хочется обратить внимание не только на хорошую бумагу, гарнитуру, расположение текста на странице, но и на солидные комментарии и приложения к каждому тому. Для объективного восприятия и понимания молодыми людьми произведений, созданных несколько веков назад, это совершенно необходимо. Сегодня во многих новых переизданиях классики комментарии специалиста присутствуют далеко не всегда... Насколько это важно на ваш взгляд?

Андрей Владимирович Чубуков:

- Для нас это очень принципиально. Несмотря на то, что тома, вошедшие в библиотеку, получились разными по эпохам создания произведений, по жанрам, по объему, в структуру каждого тома вошли как обязательный элемент: вступительная статья, написанная ведущими российскими литературоведами специально для этой серии, отражающая современный взгляд на литературный процесс; постраничные «Комментарии», где приводится объяснение многих понятий и реалий, не знакомых современному читателю; завершается том «Приложениями». Этот последний раздел в каждом томе формируется по-разному, в зависимости от замысла автора-составителя.

В «Приложении» мы часто приводим отрывки из статей литературоведов и критиков, которые являются определяющими для понимания произведения. Так, в томе, посвященном роману Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль», мы поместили отрывок из работы М.М.Бахтина о смеховой народной культуре Средневековья, которая дала толчок развитию целого направления в науке, изучающего картину мира простого человека. В «Приложениях» к «Божественной комедии» Данте даны схемы-иллюстрации к его «Аду», «Чистилищу», «Раю», выполненные художниками нашего издательства. Это поможет читателям проследить путь автора, сделает произведение «нагляднее». Творчество Виктора Гюго в нашей серии представлено романом «Собор Парижской Богоматери» и «Эрнани», но любопытно, что во Франции Гюго более известен как поэт. Поэтому в «Приложениях» к тому мы публикуем стихотворения Гюго в русских переводах, которые помогут и нашему читателю составить представление о Гюго как о поэте. Несмотря на то, что мы старались в серии публиковать произведения без сокращений, иногда приходилось отступать от этого правила. Так, в томе, посвященном творчеству Гете, мы опубликовали только первую часть «Фауста», сюжет которого использован и в кино, и в одноименной опере, и в драматических постановках. Вторую часть «Фауста», более трудную для восприятия, мы даем в пересказе. Зато в «Приложениях» составители тома поместили народные легенды о докторе Фаустусе, которые легли в основу поэмы. Это хорошее подспорье и для учителя в его рассказе на уроке, и интересный материал для любознательных школьников.

- В этой серии есть немало томов, посвященных какому-либо направлению в литературе или объединяющих творчество писателей одной исторической эпохи. Как создавались эти книги, где особым образом видна работа автора-составителя?

Тамара Дмитриевна Дажина:

- У нас вышло несколько таких сборников, но они все очень разные. Как правило, сборник предваряет общая проблемная статья, где дается характеристика эпохи, страны либо же литературного явления, такого, как, например, миф. В томе «Европейские мифы и легенды» во вступительной статье рассказывается о том, что такое миф. Эта тема изучается в школе на уроках истории, литературы, МХК. А в «Приложении» автор приводит рассказы о жизни в Древней Греции: о Марафоне, об Афинском городе, о быте и об искусстве. То есть «Приложения» и дополняют текст самих мифов, и позволяют посмотреть на них с другой стороны.

Интересен и том, посвященный европейской драматургии. Нужно отметить, что драматургические произведения известных европейских писателей XVII-XVIII вв. никогда не издавались вместе в таком составе. А ведь когда сопоставляешь творчество Лопе де Вега, Кальдерона, Корнеля, Мольера, Руссо, становится видна литературная тенденция, проступает «образ эпохи». Это оказалось настолько интересным, что натолкнуло нас на создание нового тома, посвященного европейской драматургии рубежа XIX-XX вв. Это творчество и Метерлинка, и Ибсена, и Стринберга, и Гауптмана. И в этом же ключе, как становится очевидно, следует рассматривать и пьесы Чехова. Сейчас в вузах даже вводится особый спецкурс, посвященный изучению общих тенденций развития в разных литературах. Думаю, студенты смогут по достоинству оценить нашу работу.

- Поскольку «Библиотека зарубежной классики» предполагает публикацию переводных произведений, то хотелось бы спросить о переводах. Используете ли вы классические переводы или ищете новые?

Андрей Владимирович Чубуков:

- В «Библиотеке зарубежной классики» мы использовали и классические переводы, и современные, порой неизвестные широкому читателю. Например, в томе, посвященном Шекспиру, Гамлет заговорит в переводе М.Лозинского, слова бессмертного Данте прозвучат в переводе нашего современника А.Илюшина. Специально для тома «Европейская поэзия» был сделан целый ряд новых переводов. Нам, конечно, очень приятно, что эта работа получила высокую оценку не только у наших читателей и отечественных специалистов по литературе. Профессор Оксфорда Карен Хьюит, с которой мы сейчас работаем над следующим томом, познакомившись с нашими книгами, была искренне растрогана тонким пониманием современными российскими переводчиками нюансов английской поэзии.