Об этом случае рассказала в своем письме Ульяна Бледнова, наша давняя читательница и автор из Барнаула. Но такое ведь происходит сплошь и рядом, просто мы не замечаем. За последнее время планка уважения к учителю упала до самого низкого уровня. В предыдущем номере было опубликовано письмо матери двух школьников. Она спрашивала: «Как мы можем внушать своим чадам уважение к учителям, если в газетах, по телевизору идет сплошной негатив о них?»

Конечно, могут возразить, что СМИ отражают реальную жизнь со всеми ее горестями-радостями. Но важно ведь и то, как влияет этот негатив на всю нашу дальнейшую жизнь. И сколько бы в школе ни твердили ребятам о прекрасном и возвышенном, важно и то, с чем они сталкиваются за порогом школы. Потому очень печально читать в письмах выражение «школа - это островок духовности, добра». Если это островок, то неужели рано или поздно его накроет волна?

В обществе потребления, замечают психологи, связка учитель - ученик становится совершенно другой. Учитель не наставник, ведущий в мир знаний и духовных ценностей, а всего лишь продавец знаний. И ученик приходит в школу, как покупатель в универсам за покупками. Такова логика развития отношений в обществе, где царствует культ потребления.

И скажите, зачем бывшей ученице выделять из очереди свою учительницу? Что она может дать ей сегодня? Наша читательница приводит в письме другой утешительный пример. Вывод напрашивается очевидный - из троечников и балбесов вырастают хорошие люди. Но об этом говорилось и писалось не однажды. Внутренняя жизнь человека идет по своим законам, и главного, как справедливо заметил писатель, глазами не увидишь. Тут требуется чуткое сердце. А неужели таковых не осталось?

Нет и нет. Приходят в редакцию письма-откровения, письма-размышления, письма-благодарности. Оазисы милосердия, островки духовности живы, не исчезли, держатся и, к счастью, даже умножаются. А этот баланс очень важен. Однажды задумалась вот о чем, читая ваши письма. Утром до прихода на работу я успела побывать пешеходом на улице, покупателем в магазине, пассажиром в метро... И все эти роли не требовали душевных усилий. Мне надо было просто соблюдать правила, установленные для каждой категории людей в определенной ситуации. За день ведь мы бываем и пациентами, и абонентами, и зрителями... И на нас смотрят как на определенную функцию. Ее границы строго очерчены и определены.

...Но вот я сажусь за стол и начинаю читать письма. И во мне затихает редактор, усмиряется корреспондент. Я сочувствую, переживаю, размышляю. Я проживаю множество чужих жизней. Спасибо вам, дорогие, за эти дары.

Пишите! Жду!

Надежда ТУМОВА, благодарная читательница ваших писем