Первые сто строк

Комментарий «УГ»

Петр ПОЛОЖЕВЕЦ, Главный редактор «УГ»

Я ничего не понимал: зачем она звонит, какую правду хочет рассказать и почему сейчас, когда заметка была напечатана несколько лет назад? «Расскажите, пожалуйста, то, что вы хотите мне рассказать. Время позднее...» «Почему вы со мной так грубо разговариваете? - вдруг вспылила Роза Алексеевна. - Я столько лет живу с этим, это моя боль, я наконец решилась излить вам душу, такому все понимающему, тонкому, если судить по вашим колонкам, а вы не даете мне слова сказать». Я опешил. «Роза Алексеевна, милая, дорогая...» Но не успел закончить фразу, она меня перебила: «Никакая я вам не милая и не дорогая, мы с вами даже не знакомы были до сегодняшнего дня. Так вот слушайте...» И в течение сорока минут она мне рассказывала о том, как Афронин сдавал выпускные экзамены. Роза Алексеевна преподавала в той же школе математику, но не у Сергея, в параллельном классе. Сергей был способным парнем. По всем предметам шел на «отлично», но больше всего любил биологию и химию, и все знали, что он хочет стать врачом. Был секретарем комсомольской организации, школа побеждала в разных соревнованиях, акциях, марафонах. Он уверенно шел на медаль, соперников у него не было. Правда, Люда Глушко могла составить ему конкуренцию, она тоже была круглой отличницей с первого класса, хотя даже чуть-чуть заикалась, но накануне последнего учебного года ее отца перевели в Москву, и заканчивала она школу уже в столице. Роза Алексеевна была в комиссии, принимающей выпускной экзамен по математике. После того как Сима Григорьевна, преподаватель математики Афронина и его же классный руководитель, проверила работу, именно Роза Алексеевна ее смотрела, а потом завуч, тоже член комиссии. Все было без ошибок. Вот только к задаче по стереометрии чертеж был выполнен как-то неловко, вроде бы грязноватый, корявый какой-то, а ведь у пирамиды и цилиндра такие точные идеальные формы. «Вы помните задачу, которую Афронин решал на выпускном экзамене? Почти двадцать пять лет прошло...» - «Помню, еще как помню. Ведь я настаивала, чтобы за этот чертеж Сергею поставили четверку, но Сима Григорьевна с завучем убедили меня, что все решения правильны, значит, пятерка засл&