Он, участник событий, ставших нашей национальной гордостью, строками истории Отечества, рассказал о тех их подробностях, которые прежде были скрыты от посторонних взглядов. Так, немногим известно, что первого космонавта Земли старшего лейтенанта Юрия Гагарина отправляли в космос стратегические ракетчики, большинство из которых были его ровесниками, молодыми офицерами. А командовал ими Валентин Николаевич, руководивший в то время ракетно-космической испытательной частью на Байконуре.

Как вспоминает Валентин Николаевич, завершающий этап подготовки к запуску ракеты с космонавтом начался в декабре 1960 г. Никто в окружении Королева об этом не распространялся, но по многим признакам догадывались: скоро произойдет небывалое.

Сначала стартовал «Восток» с животными на борту. Запуск был удачным, а посадка не получилась. В марте отправили другой корабль - с манекеном, собачкой и крысами.

Манекены, которых прозвали «Иван Иванычами», не были балластом. На них проверяли систему катапультирования, отрабатывали методику поиска и быстрого обнаружения космонавта.

После этих запусков начальник команды стартового оборудования капитан В. Холин получил новый агрегат-установщик - с лифтом и площадками обслуживания. Вскоре бригада монтажников натянула над котлованом металлическую сетку на случай катапультирования космонавта в аварийной ситуации на старте. Официально такую задачу военным никто не ставил. Они не знали, сколько «Иван Иванычей» еще полетит до того, как в космос отправится человек, но готовились к этому серьезно.

25 марта 1961 г. последний тренировочный «Восток» с манекеном и животными поднялся на орбиту.

В конце марта того же года было принято решение запускать космонавта. Уже в первых числах апреля расчет монтажников выгрузил из вагонов и разложил на испытательные стенды ступени ракетоносителя. Контролировал работу расчета капитан Николай Синеколодецкий, который служил в первом управлении полигона.

Начальник первой команды старший лейтенант В. Иванов проводил с подчиненными электрические испытания, поверял кабельную сеть, энергетику. В его команде служили хорошо подготовленные начальники отделений и расчетов - старшие лейтенанты В. Алиев, В. Антонов, Д. Харитонов, М. Вашкевич. Навыки у них были хорошие, в контроле, в общем-то, не нуждались. Но порядок есть порядок. Их действия все-таки контролировали инженеры из управления космодрома В. Соколов и А. Шумилин, в ту пору капитаны.

Слаженно, уверенно работали расчеты двигателистов, возглавляемые старшими лейтенантами Э. Липинским, В. Московским, А. Ильницким под руководством старшего лейтенанта Ю. Воронина. В перерывах неистощимый на выдумки и юмор Эдик Липинский поднимал настроение веселыми шутками. Стараясь никому не мешать, развертывали аппаратуру телеметристы и радисты команд, возглавляемых неразлучными друзьями капитанами В. Недобежкиным и Р. Шарифутдиновым. С энтузиазмом работали молодые лейтенанты Ю. Усенко, М. Красов, П. Калинин, старшие лейтенанты В. Туманов, Д. Мирошник, Л. Соловьев.

Начальник пятой группы В.Беляев вместе с начальниками отделов А. Долининым и Н. Швыдким, а также Е.Фроловым - ведущим конструктором по «объекту» (так ракетчики в обиходе называли «Восток») на технической позиции, ежесуточно «связывали» эти работы, добивались соблюдения напряженного графика.

Отменно справлялись со своей задачей солдаты и сержанты отделения старшего лейтенанта Ф. Шелковникова. На них лежала забота об электроэнергии, пневмосистеме и вентиляции. Их «хозяйство» работало безотказно.

5 апреля на космодром прилетели космонавты Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Попович. Всех интересовало: кто же из них первым полетит в космос? Это выяснилось через три дня на заседании Госкомиссии.

Перед стартом гагаринского «Востока» на площадку прибыл Сергей Павлович Королев, его заместители и помощники, члены Госкомиссии, главные конструкторы.

- Сам вывоз ракеты, - вспоминает Валентин Николаевич, - представлял собой впечатляющую картину. После некоторых маневров составили поезд с установщиком. На нем покоилась ракета. Сопла двигателей смотрели вперед. За установщиком - платформы прикрытия. На тормозной площадке платформы разместились начальник второй группы В. Козлов, начальник команды В. Холин, три солдата и я. С разрешения Королева поезд двинулся на стартовую позицию, набирая ход. Параллельно железнодорожной ветке на позицию шла асфальтовая дорога, по ней двигался кортеж из «Волг» и газиков, стремясь опередить поезд и выехать на возвышенное место, чтобы оттуда полюбоваться серебристой громадой ракеты в лучах восходящего солнца.

На первом ракетно-космическом комплексе было много ручного труда. Достаточно сказать, что на предстартовые испытания, заправку и запуск ракеты привлекалось более 120 человек. А чем больше людей участвовало в этой необычной работе, тем большей была вероятность ошибок. Так что головной боли у Юрина хватало.

Испытания «Востока» прошли нормально. После полного завершения работы на стартовой позиции нужно было организовать охрану ракеты. И хотя позиция охранялась солдатским караулом, выставили еще и офицерский. Эта традиция берет начало от первых пусков боевых ракет Р-7, приказа главкома РВСН М. Неделина.

11 апреля был резервным днем перед запуском. Замполит Н.И. Гурьев нашел Юрина и доложил о настойчивых просьбах офицеров встретиться с Гагариным. Юрин полагал, что отвлекать космонавта митингами не следует, и предложение заместителя не поддержал. Но когда настойчивые офицеры, уже из управления полигона, высказали просьбу Королеву, тот после некоторого раздумья дал «добро» на митинг прямо на стартовой позиции.

В назначенное время военнослужащие части, офицеры управления выстроились в каре на площадке перед ракетой. Вскоре подъехали Королев, Каманин, Карпов, космонавты вместе с Гагариным. Многим запомнилось выступление старшего лейтенанта Владимира Антонова.

- Дорогой Юрий Алексеевич, - обратился он к своему ровеснику, еще не привыкшему к такому обращению, - вам предстоит выполнить такую задачу, которую никто еще не выполнял. Это задача трудная. Но вы будьте совершенно уверены: мы так подготовили ракету, что она не подведет. Это мы вам гарантируем.

Лица присутствующих при этих словах озарились добрыми улыбками. Сверхнапряженная атмосфера перед стартом как-то разрядилась. А что же Гагарин? Он стоял внутри каре, улыбался и, по всему было видно, волновался, как и все. Когда ему предоставили слово, он сердечно поблагодарил ракетчиков, заверил, что доверие оправдает.

Итак, все было готово к решающему дню.

- Когда я увидел Гагарина на старте, - вспоминает Юрин, - невольно охватило чувство волнения за его жизнь. Космос таил много неведомого, а техника была все-таки непредсказуемой (происходили ведь и неудачные пуски «Востоков»).

Юрий Гагарин, поднявшись на площадку лифта, обернулся к провожавшим, развел руки, как бы обнимая всех.

...В начале июня к ракетчикам приехал начальник политотдела полигона генерал-майор авиации Н.В. Павельев, объявил перед строем, что часть награждена орденом Красной Звезды, пять офицеров и два сержанта удостоились государственных наград. В их числе Юрин - ордена Ленина. Позже они узнали, что за подготовку к полету Гагарина в общей сложности было награждено три тысячи человек.