Это было время удивительного народного единения, время поразительного самоотречения, небывалой самоотверженности. Агрессия объединенной под наполеоновскими знаменами Европы пробудила национальную гордость россиян, буквально каждого из них заставила почувствовать свою личную ответственность за судьбу Отечества - отсюда и пошла она, Отечественная война.

Но уже четверть столетия спустя Михаил Юрьевич Лермонтов с горечью писал:

Да, были люди в наше

время,

Не то, что нынешнее

племя:

Богатыри - не вы!

Ведь к тому времени небывалый всенародный подъем прошел, былое одушевление исчезло. К сожалению, у нас в России удивительно умеют не распорядиться, скажем так, народной энергией. Ведь если бы тогда, по возвращении из заграничного похода, Александр I провел необходимые реформы - отменил бы крепостное право, обеспечил нормальное существование армии и т.д., то рванула бы Русь вперед гоголевской «птицей-тройкой», оставляя далеко позади себя «другие народы и государства».

Для этого были все условия: «Время незабвенное! Время славы и восторга! Как сильно билось русское сердце при слове «Отечество»! Как сладки были слезы свидания! С каким единодушием мы соединяли чувства народной гордости и любви к государю!» - писал Александр Сергеевич Пушкин.

Не сбылось. Лихие генералы утратили былую удаль, солдаты-победители оказались в военных поселениях, ратники-ополченцы возвратились к своим господам. Накопившаяся народная, общественная энергия пыталась вырваться бунтом лейб-гвардии Семеновского полка, восстанием на Сенатской площади, возмущением военных поселений, но все угасло, все замерло в мертвящей атмосфере николаевской России.

Замерло, но не было забыто. Более того, сколь ни удивительно, но именно историческая память - очевидно, на каком-то генетическом уровне - сохранила даже саму нерастраченную народную энергию. Вспомним 1962 год - празднование 150-летия Отечественной войны.

Хотя до того ли, казалось бы, было? Только 17 лет прошло с окончания Великой Отечественной войны, когда Россия - Советский Союз - вновь столкнулась с объединенными силами Европы и выстояла, сокрушила фашизм. По своим масштабам 1812 год не шел ни в какое сравнение с событиями 1941-1945-го. Героизм в этой великой войне был воистину массовым, да и герои были совсем иные... Если, к примеру, Надежда Дурова прославилась одним своим участием в войне, то снайпер Людмила Павлюченко или летчица Лилия Литвяк - многими боевыми подвигами.

Однако 150-летие Двенадцатого года стало по-настоящему всенародным праздником - и как много было сделано, чтобы получилось именно так. На Бородинском поле реставрировались памятники, в том числе и варварски разрушенный Главный монумент; была вновь открыта и стала популярнейшим музеем Бородинская панорама, закрытая еще в Первую мировую войну; на экраны вышел фильм «Гусарская баллада» - весьма далекий от исторической правды, но сделавший Отечественную войну близкой и понятной для миллионов зрителей... И вообще интерес к истории возрос тогда невероятно, по-настоящему проявилось и национальное самосознание.

Как известно, это были времена недолгой хрущевской «оттепели», а потому, к сожалению, все закончилось довольно быстро и как бы само собой сошло на нет...

Но все та же самая нерастраченная энергия осталась опять, и память о «времени славы и восторга» сохраняется. Сегодня она, в частности, воплотилась в движении «исторической реконструкции», отражается на страницах многочисленных книг и исследований, поддерживается на поле Бородина, ставшем огромным военно-историческим музеем-заповедником.

Вот почему Указ «О праздновании 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года» представляется не случайностью, не какой-то данью времени, подобно решениям об иных юбилейных датах, ныне вытаскиваемых из «нафталина» в угоду очередной конъюнктуре. Он по-настоящему необходим. Сегодня немало говорится о том, что хотя у нас в стране и происходит подъем экономики, но духовность, патриотизм, национальное самосознание все еще пребывают на крайне низком уровне. Успешно претворяются в жизнь национальные проекты, но про «национальную идею», о которой говорили достаточно долго, не вспоминают вообще.

Думается, что грядущее событие может иметь для нашей страны, нашего народа очень большое мобилизующее значение. Тому подтверждение - вызвавшие всенародный подъем празднования как 150-летия, так и 100-летия Отечественной войны.

Думается, что именно использование давно уже накопленного опыта, а также опыта проведения ежегодных праздников на поле Бородина поможет должным образом подготовиться к юбилею в масштабах всей страны. Ведь это, повторим, есть всенародный национальный праздник, который вряд ли кого оставит равнодушным и безучастным.

Конкретных рекомендаций, что и как следует сделать, мы, разумеется, давать не будем. А вот пожелание выскажем. Впрочем, эту тему мы поднимали и раньше. Хотя Москва перегружена разного рода памятниками, в ней до сих пор не нашлось места для монумента фельдмаршалу князю Михаилу Богдановичу Барклаю-де-Толли. А ведь именно он спас Русскую армию в трагические первые недели войны, а потом вел ее на освобождение Европы, брал Париж. Думается, в российской столице следовало бы поставить и памятник генералу от инфантерии графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу, который сумел обеспечить проход армии через Москву в начале сентября 1812 года. Тем самым было не только сохранено войско, но и спасены десятки тысяч мирных жителей...

Впрочем, можно и еще называть имена весьма достойных людей - генералов, офицеров, солдат, ополченцев, заслуживших своими подвигами вечную память и благодарность потомства. Неудивительно: это было «время славы и восторга», небывалого народного сплочения и самоотвержения во имя защиты священного Отечества. А потому есть надежда, что память об этом времени, об этих людях поможет нам и сегодня.