Лето прошло в тщательно скрываемых от семьи раздумьях: каким же должен быть предложенный проект, чтобы заинтересовать и детей, и, главное, судей на всех этапах создания и защиты разработок моих ребят?

К сентябрю кое-что нашла. Значит, заниматься проектом буду! Вот только моим ребятам решать браться за дело или нет. Ведь одно дело, когда они начнут заниматься исследовательской работой по необходимости, и совершенно другое - когда с огоньком, заинтересованно.

Они взялись! С удовольствием взялись! Тем более что планировали использовать свои проекты не только ради участия в конкурсе, а для того, чтобы самым активным образом применить их в нашей лицеистской жизни. Тем более что новорожденному лицею нужно было создавать свои традиции, свою новую историю и биографию.

Предмет «Страноведение» ведется у нас уже много лет. Тема королевской семьи и история английской монархии изучаются с особым энтузиазмом, так как я сама очень этим интересуюсь, а ребенок, как водится, ест и любит то, что любит и ест его мама.

Орден Подвязки в Британской истории - древнейший и достойнейший. По преданию, Эдуард III поднял подвязку, оброненную придворной дамой на балу и, чтобы отвлечь внимание гостей от сложившейся неловкой ситуации, надел подвязку себе под колено, произнеся фразу: «Henni soi qui maly pense» (позор тому, кто плохо об этом думает). Фраза стала девизом ордена. С тех далеких пор, с 1348 года, когда он был учрежден королем Эдуардом III, и повелось, что ордена удостаивались лишь венценосные особы за выдающиеся заслуги перед отечеством.

Вот и вся история ордена Подвязки. Скупая на первый взгляд и малоинтересная, хотя, если покопаться, узнаешь куда больше информации, открывающей и сам облик короля Эдуарда III, и нравы тех времен, и как одна подвязка на протяжении столетий смогла объединить вокруг себя великих мира сего. Странный орден, пропитанный, в первую очередь, не столько заслугами на полях брани, сколько рыцарским отношением, благородством, умением в любой ситуации быть джентльменом.

Стать рыцарем этого ордена можно лишь после смерти одного из рыцарей, так как количество орденов неизменно с ХIV века - рыцарей должно быть двадцать четыре. Русские цари тоже удостаивались этой высочайшей почести. Лишь Петр I отказался от ордена, посчитав, что, став рыцарем английского ордена, изменит Родине.

Ежегодные красочные церемонии посвящения в рыцари ордена Подвязки проходят в Уиндзорском королевском дворце. Своей помпезностью и величием они привлекают тысячи зрителей со всего света. Попасть на церемонию можно лишь в двух случаях - стать рыцарем (что маловероятно), заблаговременно подав прошение, выкупить недешевый билет, дающий право стоять вдоль пути шествия рыцарей.

Помимо этого мы остановили свой выбор на Итонском колледже.

Как известно, английское образование считается одним из лучших в мире. Даром что ли отпрыски древнейших королевских семей Европы (а в последние годы уже не только они), постигают науку в образовательных учреждениях туманного Альбиона.

С момента основания Итонский колледж считается королевским. Уже сам факт обучения в нем предполагает карьерный рост, перспективу, славу. Это бренд из брендов в мировой системе образования.

Темы ордена Подвязки и Итонского колледжа стали для нас основополагающими.

Лицеистам было дано право выбора предмета, по которому они бы делали проекты. Желающих у меня было много, поэтому, чего греха таить, я выбрала лучших. Процесс пошел, срок защиты был оговорен заранее - начало декабря, нам предстояла трудоемкая деятельность.

Исторического материала масса, но этого мало, надо было на его основе создать свой продукт, который бы привлек внимание руководителей из Российской академии образования, научных лабораторий, вовлеченных в наш эксперимент. «Для этого необходима самая верная информация - информация из первых уст», - решили мои девочки. Первые уста - это королевский двор. Ну что ж, грабить - так банк, жениться - так на королеве! Время позволяло. Даже если бы мы получили отрицательный ответ, это был бы ответ из канцелярии английской королевы. Мы написали в Букингемский дворец письмо с просьбой выслать нам какие-либо королевские архивные снимки (копии, естественно), связанные с орденом Подвязки. А еще мы написали в Итонский колледж, любезно попросив их, прислать слова к гимну их колледжа. Просьбы были продуманными, нам это нужно было для дальнейшей работы. Позже один куплет послужил нам эпиграфом к проекту и к осуществлению тех задумок, которые могли бы стать составной частью воспитательного момента нашего новоиспеченного лицея.

Справедливости ради надо отметить, что больших надежд на ответ из Букингемского дворца мы не возлагали. Но чем черт не шутит. И надо же - ответы пришли! Ответ из Итона пришел через полтора месяца, из Букингемского дворца - через два. Я находилась на лечении в больнице, когда мои домашние сообщили, что пришло письмо от монаршей особы, и от счастья чуть было снова не попала в реанимацию. Это была радость эмоций не за красивый гербовый конверт, а за моих девочек, которым ответила сама королева. Подумать только, Ее Величество нашла на это время!

Наши просьбы были выполнены в полной мере. Ответ на красивой гербовой бумаге, великолепные снимки стали на всех этапах защиты проектов гвоздем программы.

Отталкиваясь от имеющейся информации, мы стали строить нашу дальнейшую работу. Прежде всего девочки пошли в Британский Совет, дабы раздобыть недостающие в Британской энциклопедии сведения, благо что хорошее знание английского языка позволило им сделать это.

Просто много информации - слишком мало для проекта. Ею надо умело воспользоваться, ведь время, отведенное под защиту, исчисляется всего семью минутами. А сообщение должно быть не только информативным, но инновационным. Два независимых проекта в будущем мы видели двуединым, так как они были связаны: один самым естественным образом вытекает из другого.

Девочки изучили наградную систему студентов Итонского колледжа для того, чтобы ввести аналог сначала в нашем лицее, а уж затем, если б он оправдал себя, дать ему продолжение во всех лицеях Москвы. То есть мы предлагали приемлемый для всех лицеев вариант - учреждение стипендии для лицеистов, выработали даже критерии, по которым будет выдаваться эта стипендия (да и в деньгах ли счастье, главное - стимул), макет своего ордена лицеиста, проект и устав ордена лицеиста, помимо золотой или серебряной медали еще и отличительный наградной знак. Им мы планировали награждать не только и, может быть, даже не столько за особые достижения в учебе, сколько за активное участие в жизни лицея, даже определили сплав, из которого этот орден будет изготовлен, чтобы выглядел он красочно, чтобы носить его было не стыдно и после окончания лицея, подтверждая свою принадлежность к нашему учебному заведению.

Первый этап - внутрилицейский. К защите готовились тщательно, не хотелось быть просто лауреатами. У всех темы - незаурядные, руководители - серьезные. Словом, соперничество ожидалось серьезное.

Истина, как известно, рождается в сравнении. Уже по истечении времени окончательно убедилась, что судейство на нашем лицейском уровне было наиболее профессиональным и корректным (напомню, что мы городская экспериментальная площадка, а потому на нашей защите были все те, кто курирует эксперимент). Это потом, на последующих этапах защиты, стало ясно, что нет единых критериев оценки у жюри.

Защита нашего проекта в лицее прошла успешно. Работу девочек оценили, нас выделили, отметили и дали зеленую дорогу на округ. У нас там опять было призовое место. Победа, как известно, окрыляет. Но радовались, как выяснилось, мы преждевременно.

О том, что на другом окружном туре надо защищаться непременно на иностранном языке, мы узнали за неделю. «На иностранном, так на иностранном. Нет проблем», - решили мы. Пара вечеров, и все было переведено на английский язык. Я, естественно, помогла с переводом, девочкам не составило труда выучить весь текст, да к тому же их хороший английский позволял легко импровизировать. Не остались в стороне и родители девочек, насмотревшись на красочные картинки итонских студентов в черных мантиях и шапочках-конфедератках, они сшили для моих проектантов точно такие же, а для более полной передачи колорита девочки разучили и спели гимн Итонского колледжа. Получилось очень эффектно!

На защиту не шли - летели, предвкушая победу, хотя и предполагали, что соперники предвидятся серьезные. В тот день я была председателем жюри в одной из других секций. Защита проектов началась в назначенное время, но не прошло и получаса, как со слезами на глазах прибежали мои возмущенные девочки. Кто-то из членов жюри сказал им: «Вам в театре выступать с этими шапками, а не проекты защищать!» «Весь труд насмарку?» - чуть не плача бубнили мои проектантки. Такого щелчка по носу, чтобы не победил ни один наш проект, не ожидал никто из нас.

Обидно, но в рукопашную не пошла, хотя проекты даже грамотой в какой-либо номинации не были отмечены, а ведь зачастую бывает, грамоты выдают из деликатности даже тем, кто остается за бортом.

В тот день девочки буквально плелись домой с поникшими головами и с твердой убежденностью: более не участвовать в подобных конкурсах. Конкурс проектов, организованный «Лингвой», мы пропустили. Уговорить девочек идти на защиту, так и не удалось.

Но по весне наш лицей все же включился в международный интернет-конкурс школьных проектов. Я все-таки настояла на том, чтобы девочки зарегистрировали свой проект и сдали материалы. Мы оказались лучшими!

Впереди у нас был очередной тур Международной интернет-олимпиады...

Show must go on!

Валентина МДИВАНИ, учитель высшей категории, заместитель директора по иностранным языкам лицея №1575, участник конкурса «Лучший учитель года»

P.S.

Валентина Николаевна закончила эту статью в больнице, за день до операции. Ее не стало. И ей уже не удастся претворить в жизнь те задумки, о которых она мечтала вместе со своими учениками.

До самой последней минуты своей жизни Валентина Николаевна мечтала о новых традициях нового лицея. Надежда теперь на то, что ее коллеги и ученики сделают все то, о чем мечтала Валентина Мдивани, практикой.