Для начала напомню некоторые подробности. В школе якутского поселка Сыдыбул звонок, предупреждающий о пожаре, раздался после первого урока. Очевидно, он дезориентировал детей и учителей, которые приняли его за обычный сигнал об окончании урока и только в коридоре увидели дым. Дети бросились назад - в классы. Оттуда учителя и старшеклассники через окна стали выталкивать младших со второго этажа на улицу. Почти все оставшиеся в живых получили ожоги, переломы, сотрясения мозга. А 22 спасти не удалось.

Паника, неразбериха и способ эвакуации из горящего здания продемонстрировали неподготовленность школьного коллектива к чрезвычайной ситуации, отсутствие у педагогов и детей знаний и навыков действий при пожаре, хотя его вероятность в деревянном здании очевидна.

Показательно, что сбежавшиеся к школе родители от безысходности пытались забрасывать пылающее здание пригоршнями снега. А между тем, элементарные правила пожарной безопасности требуют содержать в деревянном здании и рядом с ним соответствующие инвентарь и оборудование, емкости с водой и песком, а также заранее предусмотреть пути эвакуации, включая дополнительные лестницы.

Затем трагедия повторилась в школе для глухонемых в Сепараторном поселке Махачкалы. Вот вопрос: почему никто из школы не дал сигнал в пожарную службу? Может быть, просто не знали, как? Это сделали те, кто увидел пламя с улицы. В итоге погибли 28 детей.

Примерно в то же время сгорела деревянная школа в Карелии. Хорошо, что без жертв, так как во время пожара в ней не было детей.

Итак, в чем причины?

Можно вспомнить суровые заявления Михаила Касьянова, с которых началось заседание Российского правительства 10 апреля. Нельзя не согласиться с представителями Госдумы, которые в одной из передач Центрального телевидения говорили, что виновны прежде всего органы власти на местах. Несомненно и то, что долгие годы недостаточного финансирования системы образования привели к обветшанию зданий многих учебных заведений. Их состояние создает угрозу безопасности детей. Все это верно. Но перечень причин трагедий будет неполным, если не вспомнить о человеческом факторе.

В этом плане показательны факты, упомянутые президентом Якутии Вячеславом Штыровым. В последние годы в образование республика вкладывала более 10% своих бюджетных средств (в 2 с лишним раза больше, чем в других регионах), и сгоревшая школа была «новостроем» 1993 г. А заместитель министра образования РФ Виктор Болотов привел документ об обследовании этой школы госпожнадзором в марте 2003 г.

Значит, дело не только в деньгах, не в ветхости здания, а в том, что его обитатели не смогли обеспечить безопасную эксплуатацию здания - собственную безопасность!

Таким образом, причина прежде всего в отсутствии конкретных знаний и навыков, культуры безопасности жизнедеятельности. Если бы педагоги и учащиеся школ, где произошли пожары, обладали ими, может быть, потенциальные очаги и причины возгорания были бы заранее выявлены и устранены. Трагедий просто не случилось бы. Но даже если бы беда стряслась, умелые действия по тушению пожара и грамотная эвакуация детей могли бы многократно снизить число пострадавших.

Задумаемся: что может дать такая область образования, как культура безопасности жизнедеятельности, для предотвращения трагедий и снижения тяжести последствий чрезвычайных ситуаций?

Возьмем для примера изучение проблем пожарной безопасности в московских школах, где дела в этом отношении обстоят более благополучно, хотя, признаем, не на должном уровне. В них предусмотрено преподавание безопасности жизнедеятельности с 1-го класса. В начальной школе учащиеся должны получать знания об источниках пожара, осваивать правила поведения в случае его возникновения. Так, во 2-м классе – изучать и практически отрабатывать алгоритмы поведения по следующим вопросам: «Отчего может возникнуть пожар в квартире, школе? Как это зависит от тебя? Правила эвакуации из помещений школы. Какие признаки возникновения пожара в квартире? Как научиться себя правильно вести и действовать в таких случаях?».

Дети также изучают, что делать при возникновении пожара у соседей, средства защиты органов дыхания, усваивают ответы на вопросы: «Почему так опасны газ и электричество? Как не допустить беды? Что ты можешь сделать для этого сам?»

Всего на изучение пожарной безопасности в начальной школе предусмотрено 18 часов. Дополнительно алгоритмы поведения могут отрабатываться по программам продленного дня.

Эта работа продолжается во всех последующих классах. В 5-м классе рассматриваются правила эвакуации из школы, в 6-м - правила разжигания костра и меры пожарной безопасности при этом, в 7-м - опасности в городских условиях, причины и поражающие факторы пожара, пути его предупреждения, система оповещения, правила поведения, пути сохранения жизни, здоровья, средства тушения, способы вызова пожарных, оказания первой помощи и другие вопросы. В 8-м, 9-м и последующих классах продолжается углубление этих знаний и закрепление алгоритмов поведения.

Согласитесь, даже столь краткое, неполное перечисление наглядно свидетельствует, что качественное усвоение школьниками этих вопросов может существенно сократить число пожаров, значительно уменьшить число жертв и пострадавших. Если учесть, что пожары в нашей стране – не редкость, эффект, измеряемый не только деньгами, материальными ценностями, но и числом сохраненных жизней, может быть очень значительным.

Очевидно, владей якутские и дагестанские ребятишки этими знаниями и навыками, последствия пожаров в их школах были бы менее трагичными. Поэтому есть основания утверждать: число жертв там было предопределено именно недооценкой такой социально и педагогически важной области образования, как безопасность жизнедеятельности.

Не первый год педагоги, занимающиеся этой важной работой, бьют тревогу. Насущных проблем в преподавании ОБЖ и воспитании учащихся – пруд пруди. Эти проблемы, в конечном счете, оборачиваются трагическими показателями гибели и увечий людей, прежде всего детей, в чрезвычайных ситуациях. Цифры не просто свидетельствуют, а прямо-таки вопиют о том, что проблемы формирования культуры безопасности жизнедеятельности необходимо решать в школе значительно активнее. Но вопреки реальностям жизни и элементарному здравому смыслу проект Федерального компонента государственного образовательного стандарта общего образования нацелен фактически на ликвидацию этой важной области обучения и воспитания. В нем предмет «Безопасность жизнедеятельности» предусмотрен только в 10-11-х классах, когда приступать к формированию подобных навыков у 15-16-летних подростков уже непоправимо поздно. Те, кто проталкивает принятие подобных решений в виде проекта Федерального компонента государственного образовательного стандарта общего образования, должны осознать и публично признать, что они вольно или невольно способствуют созданию условий для новых трагедий и жертв.

От имени московских педагогов, занятых столь важной сферой обучения и воспитания, хочу со страниц газеты обратиться к курирующему эту область заместителю министра образования РФ Виктору Болотову как к коллеге-педагогу: у нас нет права множить предпосылки к трагедиям и смертям. Крайне нужно сделать все возможное, чтобы дать детям знания и навыки безопасной жизни и тем самым предотвратить будущие трагедии. Для этого необходимо прислушаться к мнению такого авторитетного ведомства, как Министерство по чрезвычайным ситуациям, учесть точку зрения опытных преподавателей-организаторов ОБЖ и в будущем стандарте предусмотреть достойное место такой области образования, как «Культура безопасности жизнедеятельности и патриотизм», чтобы обеспечить полноценное ее внедрение в учебно-воспитательный процесс образовательных учреждений всех уровней и профилей. Это необходимо для эффективного предотвращения трагедий, сохранения человеческих жизней.