Перейдем от общего к частному и рассмотрим конкретный регион. Среди приглашенных на заседание Общественного совета была Валентина Худякова, председатель Тюменского областного профсоюза работников образования и науки. Напомню, что Тюменская область имеет статус победителя-консультанта конкурса ПНПО. Замечу также, что тюменская модель отраслевой системы оплаты труда с момента своего возникновения подвергалась весьма интенсивной критике со стороны педагогического сообщества, и в частности, ЦК Профсоюза работников народного образования и науки. Неудивительно, что цифры, приведенные Валентиной Худяковой, вызвали на совете неоднозначную реакцию. С 2003 года, то есть с момента введения новой системы, средняя зарплата учителей в регионе выросла с 4 до 14 тысяч рублей. При этом средняя нагрузка педагога не увеличилась, а, наоборот, уменьшилась и составляет сегодня 22 часа. Как утверждает лидер тюменского профсоюза, учителя получили хороший социальный пакет: бесплатное санаторное лечение, коммунальные льготы и, что особенно любопытно, детские новогодние подарки.

- При новой системе оплаты труда мы сняли напряженность в педагогических коллективах, потому что теперь все знают, за что получают, а не так, как раньше, - всем одинаково, - пояснила Валентина Тимофеевна.

Однако для снятия напряженности потребовалось провести оптимизацию, другими словами, уволить полторы тысячи учителей. Разумеется, уволить не просто так, а с комплексом социальных выплат, сохранением коммунальных льгот и возможностью влиять на жизнь родной школы через членство в попечительском совете. Оптимизация на этом не закончилась: многие педагоги прошли переподготовку, например, из учителей начальной школы в воспитателей детского сада...

- Насколько я помню, тюменскую систему критиковали, в том числе и за то, что педагогов разделили на четыре группы по оплате в зависимости от преподаваемого предмета, - заметил главный редактор «Учительской газеты» Петр Положевец. - Вы не собираетесь отказываться от этого принципа?

- Нет. Он нам нравится. Групп, как и было, четыре, но с нового года школы получили право самостоятельно определять их, - ответила Валентина Худякова.

О группах, правда, профессионально-квалификационных, упомянул и Игорь Реморенко, сказав, что по этому поводу идут оживленные споры с профсоюзами. И небезосновательно, поскольку федеральная модельная методика расчета зарплаты учителя и профессионально-квалификационные группы лягут в основу унифицированной отраслевой системы оплаты труда, которую министерство планирует разработать к 2010 году. Кстати, о необходимости общих «правил игры» на финансовом поле давно говорят в регионах. Управленцам не хватает четких критериев оценки результатов учительского труда. Тех самых критериев, на которых, собственно, и основывается дифференциация зарплаты. Впрочем, в некоторых регионах этот вопрос решили самостоятельно.

Губернатор Калининградской области Георгий Боос, приглашенный на заседание Общественного совета, привел цифры, которым может позавидовать даже богатая нефтью Тюмень. Средняя учительская зарплата в четвертом квартале прошлого года составила в регионе 16 тысяч рублей. Среднегодовая, правда, несколько ниже - всего 11 тысяч, но если учесть, что в 2005 году учителя Калининградской области получали в среднем 4 тысячи рублей, слово «всего» становится неуместным. Как же удалось за два года утроить доходы учительства? Георгий Боос сторонник комплексного подхода к проблеме.

- Новую систему оплаты труда надо рассматривать в комплексе с реформой школы, - считает он.

Этот комплекс, по мнению губернатора, включает несколько составляющих. Во-первых, создание конкурентной среды в образовании. В самом деле, именно конкуренция между школами заставляет работать механизм подушевого финансирования и наоборот. Стараясь получить больше денег, школы в идеале должны стремиться быть лучше. Отсюда вытекает вторая составляющая - внедрение новых технологий в образовательный процесс.

Третья - разработка системы оценок результатов образования логически связана с четвертой составляющей - собственно внедрением отраслевой системы оплаты труда, поскольку именно на оценке результатов образования базируется расчет стимулирующих выплат. Наконец, пятая составляющая - это предоставление свободы образовательным учреждениям вплоть до перевода их в автономные учреждения.

Бюджет школ Калининградской области утверждает школьный попечительский совет. Операция, можно сказать, в одно действие. Норматив умножается на количество учеников. К слову сказать, норматив для всех одинаков, вне зависимости от того, городская школа или сельская, заполненная до «проектной мощности» или малокомплектная, гимназия или обычная. Правда, установлены два коэффициента: для сельских и для малокомплектных школ, но это только на переходный период - 3 года. А потом...

Георгий Боос назвал несколько плюсов новой системы.

Во-первых, она стимулирует активность педагогических коллективов к зарабатыванию денег. Ведь помимо норматива существуют различные программы, проекты и конкурсы, участие в которых приносит образовательным учреждениям дополнительные средства. Во-вторых, весь педколлектив может принять участие в распределении школьного бюджета. Это ли не свобода? Правда, подобный плюс рождает минус: чрезмерное многообразие мнений, ровно как и методик распределения школьного бюджета, приводит порой к нерациональному распределению денег.

Каковы же результаты претворения в жизнь калининградской модели? Георгий Боос отметил пять позиций: рост результатов сдачи ЕГЭ, увеличение парка школьных автобусов, улучшение дорог, обновление учебного оборудования и, что особенно актуально, изменение общественного мнения по поводу закрытия малокомплектных школ. По словам губернатора, все больше учеников (и с ними солидарны их родители) не хотят возвращаться из опорных школ в свои маленькие сельские.

Все позиции, ну, пожалуй, кроме последней, Георгий Валентинович подкрепил конкретными цифрами. Цифры убедительные, надо сказать, особенно касательно автопарка. Однако прозвучала реплика из зала, довольно точно характеризующая нынешнее положение дел: «Деревенский мальчик, уезжающий на школьном автобусе в центр, как правило, обратно в село на этом автобусе не возвращается». Тотчас всплыл прошлогодний скандал с реорганизацией школы в поселке Краснолесье Калининградской области. «Учительская газета» писала об этом в 10-м номере за прошлый год. Наш корреспондент Мария Раевская провела расследование по письму сельчан, не желающих потерять работу. Ситуация, надо сказать, типичная не только для Калининградской области. Вопрос больной для всей России, и он не мог не вызвать дискуссию собравшихся в министерском зале. «В села надо проводить газ, канализацию, горячую воду, интернет и дороги», - утверждали одни, натыкаясь на возражение других по поводу того, что это утопия, и во многих сельских школах туалеты на улице. Сторонники интернетизации деревень доказывали, что сельский школьник ничем не хуже городского и имеет право на качественное образование с применением интерактивной доски (что впоследствии поможет ему освоить новейшие сельскохозяйственные технологии). Оппоненты же небезосновательно замечали: «Какие могут быть новейшие технологии, когда деревни пустеют и пахать землю некому».

Соломоново решение, остановившее дискуссию, было сформулировано примерно так: вопрос возрождения села не относится к компетенции министерства, которое отвечает за предоставление гражданам качественных образовательных услуг...

Дискуссия улеглась, члены совета принялись внимать очередному выступающему, а мне вспомнилась повесть Павла Нилина «Жестокость». Главный герой произведения Венька Малышев жил по принципу «Мы в ответе за все, что было при нас». Вот бы современным чиновникам принять этот принцип как руководство к действию!.. Наивное предложение, не правда ли?