Статфакт

Сегодня в стране 60 тысяч школьных психологов.

Что делать?

Дискуссия, которую направлял телевизионщик Владислав Флярковский, проходила в рамках четырех тематических блоков, каждый из которых имел своих докладчиков и в рамках которого сидящим в зале предоставлялась возможность участвовать в обсуждении.

Конечно, сначала нужно было определиться, каково положение психологии в современном обществе и что она для этого общества может сделать. В этом тематическом блоке тон разговору сразу задал академик РАО Вадимир Зинченко. Он заявил: не надо считать, что психология может сделать для общества все. Она подобна культуре как понимающая и приглашающая сила, но не надо думать, что психология будет помогать выращивать нового человека, диктуя, что для этого человека хорошо, а что - плохо. Психология, по мнению Владимира Петровича, может оказать помощь человеку, ищущему себя, ищущему истину, свою судьбу. Тут на первый план, конечно, выдвигается практическая психология, которая, как сказал профессор МГУ Александр Асмолов, ставит парадоксальный вопрос: «Как жить в настоящем и заниматься будущим?». У Александра Григорьевича на этот вопрос есть свой ответ: нужно создавать школу, конструировать ее как среду, растящую личность. Практическая психология как ни одна из других сфер, важных для человека, в состоянии оказать помощь в формировании его идентичности, выступить некой фабрикой конструирования мотивации больших и малых социальных групп. А тут уже разговор может идти о формировании гражданской идентичности как базовой предпосылки укрепления государственности. Такая вот вырисовывается задача, но вся проблема в том, кто ее будет нынче решать.

Кто будет делать?

Когда-то, еще во времена существования Гособразования во главе с Геннадием Ягодиным, Александр Асмолов приложил немало сил для массовой подготовки психологов для системы образования. Сегодня мы можем радоваться тому, что в каждой школе есть психолог, что начинает развиваться системная служба практической психологии (хотя положения о ней, устраивающего психологов и способствующего эффективной работе, так и не появилось). Но существует серьезная проблема профессиональной компетентности и профессиональной подготовки психолога, соответствующего нынешним запросам и даже требованиям общества. Однако еще более сложная и серьезная задача - «психологизация» подготовки учителя.

В тематическом блоке, посвященном взаимодействию психологии и образования, выступил ректор МГППУ академик Виталий Рубцов. Он отметил, что одним из ключевых направлений модернизации системы подготовки педагогических кадров становится принципиально иная по содержанию и форме психологическая подготовка учителя, воспитателя, специалиста управления образованием. Выпускник педагогического вуза, по мнению Рубцова, должен уже не только уметь решать задачи предметного обучения, но и владеть технологиями интеллектуального, социального и личностного развития учеников, формирования у них соответствующих компетентностей, что предполагает создание таких образовательных программ высшего педагогического образования, которые позволяют получить квалификацию и учителя, и психолога одновременно. Но, по мнению Рубцова, дело не в том, чтобы просто добавить в учебных планах объем часов на изучение психологии, а в том, чтобы конструировать такие образовательные маршруты, когда, скажем, бакалавр-педагог сможет учиться в магистратуре по психологии и наоборот. Тогда, считает ректор МГППУ, можно будет говорить о возможности реализации компетентностного подхода как в общем, так и в высшем педагогическом образовании.

Заведующая лабораторией научных основ детской практической психологии Психологического института РАО Ирина Дубровина в своих предложениях пошла дальше, вернее, ниже, так как считает необходимым повышать психологическую грамотность на школьной ступени, где, по ее мнению, должна воспитываться психологическая культура. Именно как период приобщения к культуре рассматривает Ирина Владимировна школьные годы, но тогда нужно говорить о введении в базисный учебный план предмета «Психология». А пока психология как наука о человеке в образовательном пространстве не представлена среди базовых ценностей культуры, которые вносят в это пространство различные науки, сам человек как ценность отсутствует. То есть тут есть явное противоречие, которое отметила Дубровина: с одной стороны, образование ставит задачу полноценного развития ребенка, а с другой - весьма существенно ограничивает возможность решения этой задачи. Противоречие возникает потому, что ученику не дают знаний о самом себе как представителе рода человеческого, обладающего всеми данными для развития в себе творчества. Современное образование, увы, не приобщает ребенка к психологической культуре человеческих отношений.

Как сделать лучше?

Психологическая подготовка школьника крайне необходима, потому что сегодня чрезвычайно важным становится взаимодействие психологии и семьи (этому был посвящен один из тематических блоков конференции). Взрослые нынче мало информированы о возрастных особенностях ребенка и потенциальных проблемах, не способны заметить проблему или правильно ее идентифицировать, отсюда возникает и обостряется конфронтация, разлад в семье.

Об этом говорила руководитель Межрегиональной общественной организации родителей «Импульс», занимающейся проблемами детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности Нина Голуб. Когда семья, детсад и школа не владеют ключевыми навыками решения конфликтов, достижения договоренностей, грамотного воспитания, не находят разумного баланса между любовью и дисциплиной, жесткостью и мягкостью, нередко возникает патовая ситуация: ребенку, нуждающемуся в помощи и поддержке, никто не может их оказать. Голуб считает, что сегодня и семье, и школе нужно учиться формировать грамотные межличностные отношения, и тут роль психолога трудно переоценить.

Это мнение разделяет и председатель правления Общества семейных консультантов и психотерапевтов Анна Варга: «Родители - единственные люди, которые могут научить ребенка жизненным компетенциям. Новое видение своей роли, новый конструктивный контакт с ребенком возникают в процессе получения психологической помощи». Востребованность семейного психолога очевидна: именно он может скорректировать многие сложные негативные процессы, возникающие в отношениях детей и родителей. Но в России до сих пор нет ни единого профессионального стандарта профессии семейного практического психолога, ни единой программы обучения и повышения квалификации, нет и системы вузов, которые бы готовили таких специалистов. Проблема даже серьезней: нет государственного признания фактически существующей и действующей, востребованной профессии семейного психолога.

Между тем, как отметил руководитель Отдела клинической психологии Научного центра психического здоровья Российской академии медицинских наук Сергей Ениколопов, сегодня семья нуждается в очень многих исследованиях. Например, пока остаются не исследованными проблемы разводов, гражданских браков и внебрачных рождений детей, сознательная бездетность супружеских пар, домашнее насилие и многие другие вопросы. Например, одна из мало разработанных отечественной наукой проблем - психология материнства, которая в трудах зарубежных авторов рассматривается с двух позиций: как обеспечение развития ребенка и как часть личностной сферы женщины. Между тем разработка психологии материнства, возможно, позволила бы понять, в чем причина распада семей, жестокого обращения с детьми, увеличения числа социальных сирот при живых родителях.

С другой стороны, признала профессор кафедры возрастной психологии факультета «Психология образования» МГППУ Наталья Авдеева, современной семье присущи не только отчуждение, дефицит душевного тепла и невнимание родителей к детям. Сегодня, считает Наталья Николаевна, все больше родителей хотели бы принимать непосредственное участие в воспитании и образовании своих детей. Такие родители свой запрос «как это сделать лучше?» адресуют психологу, и тут он может выступить в новой важной роли - в роли специалиста, поддерживающего и сопровождающего развитие, работающего на опережение и профилактику, повышающего уровень родительской компетентности и создающего оптимальную среду развития для ребенка.

Понятно, что к каждой семье психолога не приставишь. Именно поэтому одним из тематических блоков конференции стало обсуждение проблем психологического просвещения и психологической защищенности.

Надо сказать, что на конференции СМИ ругали от души, не делая исключения для профессиональных педагогических и психологических изданий, что по меньшей мере несправедливо. Конечно, права профессор кафедры мировой психотерапии факультета психологического консультирования МГППУ Екатерина Михайлова, которая предложила обучать журналистов, чтобы они разбирались в психологии и писали грамотные тексты. Но ведь психологическое сообщество вопрос об этом никогда не ставило и не ставит, поэтому наивно полагать, что кто-то помимо самих психологов, заинтересованных в сотрудничестве со СМИ, будет по собственной инициативе предлагать такую психологическую переподготовку или повышение квалификации для пишущей братии. Понятно, что психологическое просвещение общества станет возможным только в том случае, когда и журналисты, и психологи одновременно сделают шаг навстречу друг другу.

Подводя итог, можно сказать, что на конференции были уточнены многие ключевые позиции. Участники форума обратились в Правительство РФ с предложениями создать координационный общественно-государственный совет или межведомственную комиссию по проблемам практической психологии, разработать национальные стандарты профессиональной деятельности психолога, семейного консультанта, а также квалификационные требования к специалисту по семейному консультированию и критерии его аттестации, организовать при дошкольных и общеобразовательных учреждениях, больницах, женских консультациях и роддомах широкую сеть консультативных центров и пунктов повышения психологической компетентности родителей. Министерству образования и науки РФ (представителей которого, что удивительно, не было на конференции вовсе) адресованы предложения разработать концепцию службы развития практической психологии образования в Российской Федерации, ввести в действие целевую программу «Развитие службы практической психологии образования на период до 2012 года», создать головной национальный ресурсный центр практической психологии образования и систему координационных ресурсных центров в федеральных округах, ввести курс психологии в общеобразовательной школе и предусмотреть в старших классах преподавание основ семейной психологии.