Ушинский не оставил своих мемуаров, а многочисленная биографическая литература о нем представляет собой в основном либо воспоминания современников, либо работы более поздние, и на поверку содержащие ссылки все на те же противоречивые и непроверенные сведения. Серьезные архивные поиски документов, относящихся к жизни и деятельности ученого, предпринял еще в начале ХХ века В.И.Чернышев, ставший впоследствии членом-корреспондентом АН СССР. В советский период научно-поисковую работу продолжили В.Я. Струминский, Е.Н.Медынский, Д.О.Лордкипанидзе и другие. Наиболее интенсивная деятельность биографами Ушинского проводилась в 60-80-е годы прошлого века. Особенно интересны архивные исследования тех лет профессора Ярославского университета А.Н.Иванова.

В свете этих находок начало жизненного пути Ушинского представляется таким. Его отец, Дмитрий Григорьевич Ушинский, после отставки с военной службы 20 апреля 1821 года был определен советником хозяйственной экспедиции Тульской казенной палаты. В Туле Ушинские квартировали в двухэтажном доме на Барановой улице (ныне это улица Тургеневская, дом №1). Здесь 19 февраля 1823 года и появился на свет третий сын Ушинских - Константин. (Сравнительно недавно старое строение, увы, снесли, а на его месте возвели административное здание, на стене которого в 2003 году по инициативе нашего педуниверситета открыта мемориальная доска).

20 марта 1824 года, когда Константину исполнился год, его отца перевели в Полтавскую казенную палату. И только в 1832-м мать будущего педагога смогла приехать в Тулу, чтобы оформить метрическое свидетельство мальчика. Здесь она узнала, что крестивший ее сына священник Всехсвятской церкви умер. Церковь как кладбищенская была бесприходной и не имела метрическую книгу. Предстояло много хлопот, чтобы на основании свидетельских показаний получить в Тульской духовной консистории необходимый документ. Тогда-то и было составлено следующее заявление матери мальчика на имя епископа Тульского и Белевского с просьбой выдать свидетельство: «Прошлого 1823 года февраля 19 дня по службе мужа моего советником в Тульской казенной палате надворного советника Дмитрия Григорьевича Ушинского родился у нас сын Константин, который крещен того же числа города Тулы Всехсвятской церкви священником Иваном Семеновым...» Заявление и сейчас хранится в Государственном архиве Тульской области.

Свидетельство матери вряд ли может быть подвергнуто сомнению. Кроме того, Д.Г.Ушинский в 1823 году называет возраст своих детей: Александру 6 лет, Владимиру 4 года, Константину 8 месяцев.

...Десять лет я пытаюсь заострить внимание педагогической общественности, власти на необходимости исправить допускаемую ошибку. К кому я только не обращался за эти годы!.. Однако различные издания по-прежнему приводят в качестве даты рождения педагога 1824 год. Он и на медали К.Д.Ушинского - официальной награде Министерства образования и науки Российской Федерации. Чиновники «объясняют», что описание медали утверждено постановлением Совета Министров РСФСР, а внести изменение в правительственное решение от 1946 года - дело сложное. И оснований недостаточно: мало ли что родители могли написать!

А в прошлом году один доктор педагогических наук доверительно сказал мне: «Что вы так носитесь с Ушинским? Ведь наверняка знаете, что это Сталин назначил его гениальным русским педагогом, а Макаренко - гениальным советским. Поэтому все так и говорили. Но сегодня-то мы понимаем, кто есть кто». Подозреваю, что это не единственный такой «понимающий».

Может быть, стоит газете собрать за «круглым столом» серьезных историков педагогики, профессионально занимающихся творчеством Ушинского (да и А.С.Макаренко): есть повод для принципиального разговора о фактическом вкладе в мировую и отечественную педагогическую науку «сталинского выдвиженца» или все-таки действительно великого русского педагога.

Ефим ШАИН, профессор Государственного педагогического университета имени Л.Н.Толстого, Тула