Терпение - это тоже бойцовское качество

- Маша, в детстве вы серьезно занимались фигурным катанием. Кто вас привел на каток?

- Моя мама была сначала фигуристкой, потом тренером, папа - спортивным врачом, и у родителей даже мысли не возникло отдать меня куда-нибудь в другое место. С двух лет я была с мамой на катке, но ничего хорошего из этого не вышло. Я совершенно не могла тренироваться у мамы, в то время она еще не была для меня авторитетом. Это потом уже она приобрела вес в моих глазах, а в восемь я ее и не думала слушаться. У меня не получались прыжки, поэтому в девять лет из одиночниц я перешла в танцы на льду. Меня запихивали к разным тренерам, не зная, что со мной делать, и в конце концов в 16 лет моя спортивная карьера закончилась.

- Родители мирно согласились с вашим решением уйти из спорта или приходилось с боем доказывать свой выбор?

- Конечно, с боем. Первый раз я уходила в 14 лет. Я просыпалась и «на голубом глазу» на требование мамы встать спрашивала: «Куда?» На что она отвечала: «На тренировку!» «На какую?» - наивно отзывалась я. Так прошел год. А потом я опять встала на коньки, начала кататься с Петей Чернышовым, сегодняшним чемпионом Америки. Но через год Петя ушел в балет Татьяны Анатольевны Тарасовой «Все звезды», и за три дня до наших первых соревнований я осталась без партнера. Он просто позвонил и сказал, что больше не будет со мной тренироваться. Я была вне себя от горя. Мне стоило таких усилий вернуться в спорт, восстановиться, что все вдруг бросить для меня было смерти подобно. Истерика у меня длилась две недели, а потом позвонили от Сергея Александровича Соловьева и пригласили на пробы фильма «Дом под звездным небом». Меня это не привлекало, я была вся в своих переживаниях, но мама уговорила отвлечься и сходить.

- Откуда о вас узнал Соловьев?

- Меня уже лет с двенадцати стали приглашать на разные пробы и съемки. Я сейчас не помню точно, как это все произошло - может, в школу приходили, может, в детские спортивные секции заглядывали ассистенты режиссеров, может, еще как-то, но обо мне знали и иногда звали. На тренировке я говорила, что иду на пробы, на пробах - что на тренировку, а сама приходила домой и ложилась спать. Моя мама удивлялась, почему меня постоянно пробуют, но никуда не утверждают. Не могла же я признаться, что не утверждают, потому что я все время сплю. К Соловьеву я сходила, глубоко убежденная, что буду дальше кататься, что иного пути, как физкультурный институт, не существует. У меня уже были куплены книжки по анатомии, чтобы сдавать экзамены. На роль в «Дом под звездным небом» я была утверждена, начались съемки, и в какой-то момент Сергей Александрович поинтересовался, куда я буду поступать. Я ответила, что в физкультурный. «Ты что, хочешь с хоккеистами учиться?» - изумился он и предложил поступать к нему на курс во ВГИК. Я пошла к маме. Она посоветовала попробовать, и я начала учить стихи. Поступила и через год перевелась в Щукинское училище.

- Почему ушли?

- Я привыкла пахать, а во ВГИКе нас особенно ничем не нагружали. Мне же хотелось работать, хотелось получить профессию. В Щукинском училище были какие-то знакомые, друзья, и я перевелась туда.

- Откуда у вас, спортсменки, театральные знакомства? Или мама вас водила по театрам?

- У родителей было много знакомых среди актеров. Мама до сих пор дружит с Мариной Мстиславовной Нееловой. Когда мы ехали на сборы, в тот же город приезжал на гастроли «Современник». После учебы в училище я показывалась по всем театрам, и меня не сразу, но пригласили в «Современник». Галина Борисовна два раза меня вызывала на прослушивание и только потом решила взять.

- Насколько вы были амбициозны в спорте?

- Наверное, из-за того, что я неамбициозна, у меня со спортом и не сложилось. Я не стремилась только к победе. Так же и в актерской профессии - я не буду расталкивать всех локтями, чтобы получить хоть какую-нибудь роль. У меня был всего один такой случай, когда я боролась за роль, и я считаю, что поступила правильно. Соловьев уже давно собирался снимать «Анну Каренину». Мне было 19, и он пробовал меня на роль Кити. Но денег тогда не было, и все остановилось. Вернулся он к этому проекту несколько лет назад. Я понимала, что в свои тридцать мне эта роль уже не светит. С другой стороны, я подумала, что мне-то тридцать, а остальным актерам еще больше, и решила позвонить. Я позвонила, напомнила о себе. Соловьев сказал, что не предлагает мне роль, потому что я уже вряд ли подхожу, и спросил, сколько мне лет. Я ответила: «Шестнадцать». - «Ну да, ты у меня снималась в шестнадцать лет. А сейчас сколько?» - «Мне? Шестнадцать». - «Ну приезжай». Я боялась страшно, отлично понимая, что никакая я не шестнадцатилетняя. Вхожу к Соловьеву в кабинет, он на меня смотрит и молчит. Стало ясно, что приехала я зря. Но тут Соловьев говорит: «Тебе не шестнадцать. Тебе двенадцать!» Меня оправили на пробы, и все получилось. Я считаю, что за подобные роли стоит бороться. Ради любой другой я бы на подобное не пошла.

- Вы второй раз официально замужем (Машин муж - артист РАМТА Андрей Сипин. - Ред.) - что это, классическое воспитание родителей, которые говорили, что надо обязательно расписываться, или что-то другое?

- Даже не могу сказать. Так сложилось... Просто встретился хороший человек.

- Как вы с ним познакомились?

- Мой партнер по «Анне Карениной» умолял прийти к нему в РАМТ посмотреть «Вишневый сад». Я пришла, а он забыл заказать пригласительный. Я уже готова была развернуться и хлопнуть дверью, но он уговорил остаться, нашел мне место. Я посмотрела спектакль, потом пошла в гримерку поздравить друзей и столкнулась там с Андрюшей. Замечательный потом разговор вышел с Андрюшиной мамой. Она меня спросила: «Где вы познакомились?» Я говорю: «В театре». «Вы ходили на спектакль?» - обрадовалась мама. «Да». - «А на что вы ходили?» - «На «Вишневый сад». - Минутная пауза. - «Но он же там не участвует». Вот такая банальная история. Андрюша позвонил мне на следующий день, просил встретиться. Я вежливо отказывалась, потому что в тот момент решила, что больше никакой личной жизни мне не надо, что в 32 года она у меня закончилась. Но Андрюша был настойчив и в конце концов уговорил хотя бы поговорить. Он за мной заехал, и все, через неделю он уже сделал мне предложение.

- У Андрея есть «волшебное слово», чтобы вас успокоить, когда вы приходите домой, падаете на диван и говорите: «Все пропало! Я бездарность! У меня ничего не получается!»

- Есть. Он начинает меня успокаивать, говорит, что я замечательная, что все хорошо. И не устает это повторять каждый раз. У него всегда получается меня убедить, что ничего страшного не происходит. Он очень спокойный. Я более взрывная.

- Он тоже любитель посидеть дома?

- Да, мы домашние люди, любим поваляться в постели, если бы у нас были выходные, мы бы спали часов до трех дня. Я всегда знаю, что могу прийти домой, съесть свою тарелку супа, взять чашку чая, лечь на диван, и мне никто не скажет: «Что ты лежишь? В квартире не убрано!» Андрей, наоборот, постоянно говорит: «Отдыхай!»

- Ваш муж - барабанщик группы «Моби Дик», куда помимо него входят актеры РАМТа Леша Веселкин и Саша Устюгов. А чем увлекаетесь вы?

- Я обожаю собирать паззлы. Мой размер - это тысяча паззлов. Но я собираю только картины: Ренуар, Моне... Недавно «Мону Лизу» собрала, чуть с ума не сошла. Она же вся черная, там можно только улыбку собрать, остальное - это мучение.

- Неужели не хочется попробовать себя на большем количестве?

- Я попыталась как-то собрать картину из трех тысяч паззлов, но их положить некуда. Мне даже специальную картонку в театре сделали, оказалось, все равно не удобно.

- Собрали картину и куда потом?

- На скотч и в рамку. Одно время они у меня по всей квартире стояли, набралось штук сто.

- Если картина развалится, второй раз ее соберете?

- Нет, это уже неинтересно. У меня мечта, когда я годам к шестидесяти разбогатею и куплю большую квартиру, то одну комнату отведу под паззлы.

- Какой у вас рекорд по скорости?

- Если картина простая и у меня много времени, то за два дня я ее соберу. Я даже кое-кого из театра подсадила на сборы паззлов, они мне теперь звонят, просят совета.

- А есть какие-то секреты?

- Да. Я всегда сначала собираю рамку, потом части, которые видны, глаза, рот, а потом уже все остальное. Я никогда не думала, что Ван Гог такой сложный. Мне казалось, что все так просто - яркие окно, стол, подушка. Но я чуть не поехала головой, когда собирала его. Мучилась неделю и настолько погрузилась в эту картину, что, казалось, сама ее создаю.

- Муж заразился вашим увлечением?

- Нет, он к паззлам спокоен.

- А как же коньки? Неужели вы их совсем забросили?

- Так я же катаюсь! Меня уговорили сниматься в сериале «Мой жаркий лед» с Лешей Ягудиным, Ромой Костомаровым, Катей Гусевой. Я не стояла на коньках 18 лет. Думала, все забыла, а тут встала, поехала, и все вспомнилось, словно и не было этого большого перерыва. Мы даже какую-то программу с Ромой Костомаровым поставили.

- И все же для вас сейчас основное - это съемки в сериале «Женщина без прошлого». Вы похожи на свою героиню?

- Когда мы начинали, я думала, что совершенно не похожа. Но прошло семь месяцев съемок, за это время многое изменилось вокруг, во мне самой. И теперь я все больше и больше нахожу одинаковых с ней черт. Даже наш режиссер, Лена Цыплакова, мне порой говорит: «А вот ты, наверное, так никогда не сделала бы!» Нет, сделала бы.

- Вы по жизни боец?

- Да, наверное, я боец. Но я никогда не буду толкаться локтями, идти по трупам. Я, может быть, оставлю ситуацию на какое-то время, но буду добиваться своего. Мне не надо «вынь да положь». Моя мама меня все время учила терпению. «Терпение и труд все перетрут». Терпение - это тоже бойцовское качество.