«Граждане СССР обязаны заботиться о воспитании детей, готовить их к общественно полезному труду, растить достойными членами социалистического общества...» - так было сказано в Конституции СССР. Говорят, доказано, что советская система образования была лучшей в мире. И чтобы сегодня дать нашим детям настоящее образование в лучших отечественных традициях, мы должны заменить фразу «члены социалистического общества» на «сыны земли русской». То есть ленинизм-атеизм заменить на «Основы русской культуры». Разве не по этому пути совершенствуется «лучшая система образования в мире»?

Ключевое слово обычно ставится на первое место, и в тексте советской Конституции это слово - «граждане», те, кто несет ответственность, те, кто играет ведущую роль. Вариантов не так много: за образование детей отвечают либо общество и государство, либо родители. Во втором случае слово «граждане» будет заменено на слово «родители», а просто «дети» - на «свои дети». Замена небольшая, но принципиально меняющая ситуацию.

Если в ответе общество и государство, то родители детей рожают, обувают-одевают, затем передают в школу, государству и обществу. Конечно, родителям хочется убедиться в том, что школа хорошая, но это как у кого получится. В школе у ребенка профессионалы-педагоги формируют знания-умения-навыки в течение 11 лет по 8-10-11 часов в сутки, а по вечерам и по праздникам у нас семейное воспитание. Если в ответе церковь, то соответственно вместо школы выступает православная гимназия.

Если за образование детей в ответе родители, то вопрос оказывается куда более сложным. Образование начинает строиться вокруг каждой семьи, зависеть от нее, начинаться с семьи и возвращаться в семью. Но система рушится, потому что в таком случае родители должны принимать участие во всем процессе, потому что между школьным и семейным воспитанием стираются возможные принципиальные различия, а четкая грань размывается. Идеальная система образования во многом уничтожается, и это, конечно, преступление, ведь образованием должны заниматься только профессионалы, а родители - своим делом (политикой, бизнесом, рождением детей, готовкой еды). Все понятно, ведь это и есть традиционная отечественная система образования. Вот только какое отношение имеет советская система образования детей к русской традиции?

Чтобы понять, какую роль наша традиция отводит родителям в образовании (и в воспитании, и в обучении) детей, в первую очередь, по моему мнению, стоит обратиться к мнению православной церкви. Самый простой путь - обращение к творениям отцов церкви в IV - начале V века. В своих размышлениях о собственной семье и о семье своего друга Василия Великого, в которых воспитание и обучение детей проходило при непосредственном участии родителей, святитель Григорий Богослов называет главной добродетелью «благочадие» - добродетель и приближение детей к совершенству. В обеих семьях дети получили первоначальное образование от своих родителей, под их руководством. Василия Великого учил его родной отец, программу обучения его сестры святой Макрины составляла мать. Отец святителя Иоанна Златоуста скончался, оставив на руках двадцатилетней жены новорожденного Иоанна, и «...Анфуса не преминула дать своему сыну наилучшее по тогдашнему времени воспитание. Удалившись от всех развлечений мира... она сама могла преподать своему сыну первые зачатки образования... Из уст любящей матери получил он первые уроки чтения и письма». После получения такого образования под кровом родительского дома Григорий Богослов со своим братом Кесарием и Василий Великий были отправлены родителями в ведущие образовательные центры того времени - в Александрию, Афины. Иоанн Златоуст также получил светское высшее образование - обучался риторике и философии.

Позже вопросы образования заняли значительное место в проповедях вселенского учителя и святителя Иоанна Златоуста, который в качестве главных педагогов и учителей детей представляет родителей. Именно к ним обращены его педагогические размышления. «Итак, каждый из вас - отцов и матерей - подобно художникам, с великой тщательностью украшающим изображения и статуи, пусть заботится и о своих удивительных произведениях... Используйте для этого все имеющееся у вас время, делая ... статуи, достойные восхищения». «Считай себя царем, имеющим подчиненный тебе город - душу ребенка», - так обращается к отцу Иоанн Златоуст.

Говоря о так называемом религиозном образовании, Иоанн Златоуст также отдает его в руки родителей. Отец должен рассказывать ребенку библейские истории, причем рассказывать в определенной последовательности, выбирая подходящие места из Писания и комментируя их. «Пусть и мать сидит рядом, в то время как душа образовывается такими рассказами, чтобы и она помогла этому и хвалила высказываемое».

Конечно, посторонние учителя, профессионалы тоже могут готовить ребенка к жизни. «Юность, - говорит Иоанн Златоуст, - имеет нужду во многих наставниках, учителях, руководителях, а это никак не означает отстранение родителей от процесса, профессионалы - только помощники основного педагога...Участь детей наших хуже даже скотов; об ослах и лошадях мы более заботимся, нежели о детях. Если кто имеет лошака, то всячески старается найти лучшего конюха, который был бы честен, не вор, не пьяница, знал свое дело. Если же нам нужно дать наставника сыну, то мы просто без всякого выбора берем, кого случится».

Если перенести действие в современную ситуацию, то вывод кажется вполне очевидным: родители должны тщательно выбирать всех учителей и педагогов для ребенка. У нас должна быть эта возможность - узнавать преподавателя и как человека, и как специалиста еще до того, как он начнет учить наших детей, а уж потом, во время обучения ребенка, родители должны отвечать за происходящее. А в наших школах, в том числе и во многих православных, родителей не всегда пускают в здание школы, не говоря уже о том, чтобы, скажем, на уроке посидеть, а тем более влиять на образовательный процесс... Такое большинство наших педагогов, да и воспитанных советской системой родителей, посчитали бы кощунством. Революцией. Никогда такого не было в нашей стране! Не было?

«На ком именно лежит обязанность учить народ?» - спрашивает святитель Иннокентий Московский и отвечает: «Обязанность эта лежит, во-первых, на родителях, потом на восприемниках и, наконец, на пастырях церкви». Слова священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галичского, еще более конкретны. В своей «Азбуке православного воспитания» он осуждает тех родителей, которые полагают, что с поступлением детей в школу эта обязанность- воспитывать детей, прекращается или, вернее, переходит на школьных учителей или законоучителей. Обращаясь к реалиям уже практически современной системы школьного обучения, митрополит Владимир говорит: «Родители с законоучителями и учителями должны идти рука об руку и в религиозном обучении, и в руководстве к благочестивой жизни...», так он понимал православные традиции образования детей. Речь идет о живейшем участии родителей именно в школьном образовательном процессе.

Конечно, далеко не всегда и не везде в дореволюционной России исполнялись эти принципы. В различных пансионах родители не просто не принимали участия в образовании своих детей, но вообще разлучались с ними на долгое время. И в гимназии ситуация была не сильно лучше. Но при этом в такие учебные заведения ребенок попадал не в шесть лет, а в 10-12, то есть, грубо говоря, не в начальную, а в среднюю школу. А главный вопрос - была ли дореволюционная образовательная система собственно русской? Единообразная система - это уже советский продукт, а до революции образовательные институты в нашей стране были скопированы во многом или полностью с западных - католических и протестантских. Великие отечественные философы, богословы и педагоги не считали существующую школу собственно русской и далеко не почитали ее идеальной, такой, какую можно раз и навсегда законсервировать. Самым авторитетным мнением в этом вопросе будет, пожалуй, мнение отца русской педагогики Константина Ушинского.

Для этого выдающегося педагога истинное воспитание - народное. Чтобы быть таковым, оно должно строиться на определенных национальных принципах. Среди таковых - православная вера и семейное воспитание. Участие родителей в образовательном процессе детей Ушинский представляет так: «Отдавая детей на руки воспитателю или помещая их в учебное заведение, родители, конечно, не избавляются этим от священной обязанности наблюдать за воспитанием... Наблюдать за одними отметками, переходами из класса в класс и экзаменационными аттестациями весьма недостаточно; родители должны знать требования и цель различных родов воспитания и ученья, уметь выбрать и оценить воспитателя...» И в помощь, в частности родителям, Ушинский предлагает популяризовать педагогику, сделать ее общественным достоянием.

Кто отвечает за образование детей? Отцы церкви говорят - родители. Какую роль играет семья в русской традиции воспитания и обучения детей? Ушинский говорит - ведущую. Почему же так настойчиво и последовательно семья отрезается от образования? Почему само образование, в свою очередь, пытаются разделить на обучение и воспитание, когда обучение отдается в руки компетентных специалистов, а воспитание (то самое дома перед сном) - семье?

Законодательство нашей страны, так последовательно игнорируемое чиновниками, выступает в этом случае практически на стороне мнения церкви и отечественных реформаторов ХIХ - начала ХХ века. Родители могут «принимать участие в управлении образовательным учреждением» (ст.52.1 Закона «Об образовании»), именно они защищают интересы ребенка в образовательном процессе (ст.52.2 того же закона). Забота о детях и их воспитании - как право, так и обязанность их родителей (ст.38.2 Конституции РФ), это при том, что под образованием закон понимает «целенаправленный процесс воспитания и обучения» (преамбула к Закону РФ «Об образовании») - то есть в образовательном учреждении (школе) ребенка воспитывают и обучают, а воспитанием должны заниматься родители.

Значит, проблема не в законе. Вопросы надо задавать тем, в чьих руках реально находится образование детей нашей страны. Видимо, кому-то очень не хочется менять ситуацию. Ведь если создать условия для полноправного участия родителей в образовании детей, если создать возможность для реализации законных прав, то вдруг родители воспользуются этими правами, вдруг посчитают образование действительно своей обязанностью? И начнут интересоваться детьми, читать их учебники, думать над программой, о том, как учебник, как урок, как методика преподавания, как сам учитель и его отношения с классом воспитывают их родных детей?! Так недолго и семье возродиться... Ведь тогда отец получит возможность стать «царем вверенного ему города - души ребенка». А это уже политика.

Если вспомнить о правах и обязанностях родителей, то великий вопрос нашей эпохи - вводить или не вводить основы православной культуры - просто исчезнет. Ведь если большинство родителей класса заявят о желании преподавать детям Закон Божий, то по закону «Об образовании» и закону «О свободе совести и религиозных исповеданиях» - это их право, директор в таком случае обязан обеспечить возможность такого преподавания. А если большинство откажется - меньшинство с другими единомышленниками выделится в отдельный класс. Им только дай узнать свои реальные права. Им только дай возможность участвовать в управлении учебным процессом, конструктивно общаться друг с другом и с учителями. И о чем тогда можно будет устраивать такие ожесточенные дебаты с академиками в главной роли?

Еще родители начнут контролировать финансовые потоки, будут не просто сдавать деньги, но и следить, как и кем они тратятся, а еще начнут доплачивать не тем педагогам, что угодны администрации, но тем, что отвечают требованиям образования наших детей, с родителями придется все согласовывать, спрашивать их мнения по поводу предметов, учебников, учителей. Но этого просто не допустит профессиональная гордость. Я, может сказать учитель, отсидел три года в педагогическом училище, пять лет в педагогическом вузе, десять-двадцать-тридцать лет по пятнадцать часов в день учил, учил, учил, а тут приходит неизвестно кто и еще что-то говорит! Ты сиди и слушай, пока я на родительском собрании рассказываю, как твой сын плохо ведет себя, сколько денег надо собрать. Можешь решить, правда, куда дети на каникулах поедут: в Третьяковку или в Кремль. Разве не так?

Конечно же, если появятся условия для полноправного участия в образовании детей, родители не ринутся стройными рядами реализовывать свое право. Многих вполне устраивает ситуация с фактическим проживанием ребенка в школе. Одной - и такой серьезной - головной болью меньше. Но чем крепче закрывать двери школы, тем меньше шансов услышать стук в эти двери. Если родители не могут влиять на учебный процесс - зачем, действительно, лезть, раз это пустая трата нервов?! «Родители не хотят заниматься детьми!» - говорят педагоги. А родителей кто-нибудь спрашивал? Сначала надо создать условия, а потом уже делать выводы. Сначала надо хотя бы сказать об обязанностях и возможностях. И сказать могут в первую очередь те же самые педагоги, ведь не только для отсиживания своих двух-трех ставок они приходят в место формирования следующего поколения нашего народа. А педагогам это могут рассказывать в вузах. Это могут сказать им священники, например, в рамках Рождественских чтений.

И кто такие родители? Это наш народ. Те же учителя, политики, священники. Это все простые люди, которых мы зовем русским народом. И если родители неадекватны, если родители отказываются от заботы, от своих собственных детей, то это наш народ, это мы все отказываемся. А кто сказал, что мы отказались? Нас никто так и не спросил.