И вот уже почти десятилетие нас продолжает удивлять своей непохожестью на эти стандартные представления о выпускниках педагогических вузов молодежь, приходящая в школу из Московского городского педагогического университета. Мы их называем «рябовскими» по имени ректора Виктора Васильевича Рябова.

Девять месяцев преддипломной стажировки в школе - это почти интернатура. И эти месяцы позволяют использовать самую проверенную технологию выбора - метод проб и ошибок. «Рябовские» отличаются высокой информационной культурой, которая сопоставима с информационными запросами тех, кого они учат. На днях один из московских директоров подарил мне довольно злой афоризм: «До семи лет мы детей учим ходить и говорить, а после семи - сидеть и слушать». К счастью, возможно, мне везло, но я не встречал среди выпускников МГПУ ребят, которых можно было бы отнести к проводникам подобной парадигмы в образовании.

Аргументированная смелость, позволяющая критически относиться к программам и традиционным дидактикам, диалоговый режим работы, высокая общая культура. Работая с «рябовскими», понимаешь, что они готовы стать учителями. И это становление во многом зависит от того, как они строят отношения с детьми, собираются ли не только говорить, но и слушать, командовать или сотрудничать.

Радует высокий уровень их психологической культуры. Сегодня школы становятся все более инклюзивными, хотим мы этого или нет. И это перемешивание относится не столько к детям-инвалидам, сколько к детям с не вполне обычным, точнее привычным психологическим статусом. И их важно увидеть, не «загасить», пригласить к диалогу.

Сегодня стремительно в школы привносятся поликультурные тенденции. Многонациональность детского сообщества, особенно в Москве, становится важным фактором влияния на наши образовательные действия. Полагаю, что университет делает многое, чтобы учитель не стал жертвой установки на неприятие «чужого».

Сегодня возникла новая инициатива педагогического университета: перенести существенную часть образовательного процесса в деятельностную систему школьных практик, в создание педагогических мастерских. Высокий уровень преподавания, профессионализм вузовской профессуры и культура образовательной среды университета теперь смогут дополняться групповым и персональным взаимодействием со школьными учителями. Это не классическая педпрактика, это новая технология, которая, вероятно, будет способствовать взаимному обогащению. Хороший учитель многому учится у своих учеников, особенно сегодня, когда знания стремительно растут, технологии за ними не поспевают, а новое поколение без всякого ужаса говорит об особенностях какого-нибудь 2030 года.

Мы ждем вас, коллеги!