Для примера можно рассмотреть несколько тем докторских диссертаций, которые были предложены для защиты. В Московском институте культуры и искусства тема «Библиотечная реклама как компонент информационной культуры» годится для статьи, но не для диссертационного исследования. Есть еще одна тема - «Теория и практика совершенствования содержания образования и пути повышения качества знаний учащихся», которая подходит для хорошего выступления на августовском совещании, но не для соискания докторской степени. Что имел в виду автор диссертационной работы «Теория и практика подготовки студентов педагогического вуза к профессиональному самоопределению школьников»? Многие эксперты так и не поняли, как можно готовить студентов к самоопределению детей.

Сегодня региональная политика дает большие перспективы для некой спекуляции. Каждый вуз в регионе ощущает себя главным по науке. Но какое направление в науке могут открыть докторские диссертации «Образование как средообуславливающее пространство здорового образа жизни субъектов педагогического процесса» в Магнитогорском государственном университете или «Развитие региональной психологии - на примере Тверского края» в Ставропольском государственном университете? В Ставропольском же госуниверситете была предложена диссертационная работа «Специализированная психологическая помощь подросткам диапазона нормы - акцентуации с индивидуально-типологической органической предиспозицией мозга», которая по направленности и содержанию не соответствует заявленной специальности (общая психология, психология личности, история психологии) и относится скорее к медицинской психологии. Кроме того, полученные диссертантом данные на основе опроса не подкреплены никакими результатами клинико-психологического анализа. Работа изобилует сомнительными рекомендациями, вынесенными на основе материалов, имеющих ситуативный характер и сделанных неспециалистом. Диссертация на тему «Теоретические основы педагогического моделирования в соревновательной деятельности спортсменов в русской лапте» была защищена в Удмуртском государственном университете и практически свелась к разработке методических рекомендаций по организации тренировочного процесса. Диссертация «Исследовательская деятельность студента колледжа как фактор его личностно-профессионального становления» была защищена в Дальневосточном государственном гуманитарном университете, однако содержит общеочевидные банальные положения и ничем не обоснованные выводы. На нее, как близнец, похожа и докторская диссертация «Тестирование обученности как средство развития обучаемости», научным руководителем которой выступал доктор... химических наук. В Московском государственном университете технологий и управления через диссертационный совет была пропущена работа «Психологические механизмы и педагогические основы патриотического воспитания в системе профессионального образования», в которой эксперты не обнаружили ни механизмов, ни основ. Перечисленные работы были отклонены Экспертным советом, в других случаях президиум ВАК сам отменял решения диссертационных советов. Очень часто соискатели в дискуссии с экспертами понимали, что лучше отступить, и снимали свои диссертации с рассмотрения. Среди таких диссертаций - «Этико-педагогическая система формирования социально-нравственной ориентации подростков» из Адыгейского государственного университета, «Мотивационная основа развития общих умственных способностей» из Новосибирского государственного педагогического университета, «Концепция и технология развития обучающихся в вузе ГПС МЧС России» из Санкт-Петербургского университета государственной противопожарной службы МЧС России.

Понятно, что многие авторы диссертаций считают так: раз я работаю в МЧС, то тематика должна быть связана с этой уважаемой организацией, тут мне равных нет и не может быть. Но проще всего, кажется им, защищаться по педагогике, ведь нынче все разбираются в воспитании и обучении и при выполнении такой работы ни у кого не должно возникать вопроса: почему? Автора, как правило, не смущает, что в теме диссертации нет особого научного смысла, что у самой диссертации нет никакой значимости для педагогики или психологии.

Ведь трудно найти и смысл, и значимость в таких работах, как «Современная концепция проектирования и реализации системы социального партнерства на основе программно-целевого педагогического менеджмента» в Тольяттинском государственном университете, «Системная ориентация проектно-творческой деятельности на саморазвитие конкурентоспособности студентов инженеров-технологов» в Казанском государственном университете, «Развитие педагогического кадрового потенциала современного инновационного университета в процессе диверсификации образования» в Институте образования взрослых РАО или «Практико-ориентированный подход в социально-экономической подготовке учащихся как условие обучения предпринимательству» в Южном федеральном университете.

Экспертиза, отмечает Давид Фельдштейн, показывает, что во многих работах отсутствует четко артикулированная авторская позиция. Мало того, что диссертант не говорит «я открыл», «я предложил», «я решил», ловко используя во всех случаях неопределенное «мы», он часто не умеет определить предмет и объект исследования, у него не согласуются цели и задачи исследования, гипотеза и положения, выносимые на защиту, а сделанные выводы слабо соотносятся с положениями гипотезы, не раскрываются содержательно.

Особый разговор о тех, прямо скажем, нетрадиционных терминах и фразеологизмах, которые диссертанты употребляют, не будучи озабоченными тем, чтобы объяснить их смысл и содержание. Например, вместо слов «методы» и «средства» нередко употребляются такие выражения, как «многомерный инструментарий педагога», не говоря уже о таких словосочетаниях, как «здоровьесберегающие», «здоровьеформирующие», «здоровьевосстанавливающие», «здоровьеориентированные», «здоровьеукрепляющие», «здоровьеподдерживающие» и иные технологии. Примечательно, что и педагогическое сообщество вслед за таким «ученым» произносит такие словосочетания в рассказе о своей работе, и возникает ситуация по меньшей мере странная. Ведь настоящие специалисты, знающие, что скрывается за этими словами, начинают соответствующим образом относиться и к работе педагога-практика, хотя он такого отношения не заслуживает.

На защиту выносят диссертации, часто содержащие тривиальные положения, которые вовсе не нуждаются в защите. Например, от кого защищать «комплекс педагогических условий», способствующих тому-то и тому-то, или «методический комплекс» в контексте такой-то подготовки. Фельдштейн привел такой пример диссертационного тезиса: «В сознании субъекта сосуществуют в различной мере осознаваемые им представления» о том-то и о том-то и спросил: кому неясно, что представления в сознании могут сосуществовать и осознаваться неодинаково?

Многие диссертационные работы характеризует соединение разнородных, лишенных внутренней связи, плохо совмещенных друг с другом идей и положений, небрежность изложения и цитирования, смысловые ошибки, ссылки на труды, которые не имеют никакого отношения к изучаемой проблематике. Полученные в исследовании данные зачастую не получают содержательной интерпретации.

Несмотря на то что сегодня появляются порой и интересные, перспективные исследования по педагогике и психологии, расширяется их теоретическая и эмпирическая база, повышается внимание к эксперименту, эксперты ВАК отмечают узкий научный кругозор и наивный эмпиризм многих соискателей, неспособность последовательно и системно развернуть тему исследования, засилье беспредметного теоретизирования, низкий уровень идентификации выполняемой работы с существующими в науке подходами и традициями. Все это ведет к местечковости и клановости самосознания автора, подмене понятий, оторванности исследования и от теории науки, и от практики, порождает уход от реальной науки в область манипуляций с языком и придумывание сомнительной терминологии, не отвечающей смыслу научного поиска, экспериментальную слепоту, состоящую в слабой прогнозируемости результатов опытных разработок, их эффективности, недостаточную корректность применяемых методов и методик, дефицит собственно методологического опыта.

Спрашивается, а куда смотрят при этом научные руководители диссертантов и почему они всего этого не видят? Какова роль диссертационных советов? Ведь и руководители, и советы работают, как правило, в классических университетах. Разговор на эту тему мы обязательно продолжим.