Коррупция в образовании - беда общемировая. В докладе ЮНЕСКО говорится, что во многих странах коррупция процветает в области выделения грантов и стипендий, продаются оценки, дипломы и места в вузах. Основные проблемы в области высшего образования, как считают авторы доклада, связаны с фальшивыми университетами, продажей дипломов и взятками за аккредитацию или регистрацию вузов. Например, с 2000 по 2004 год количество незарегистрированных институтов и университетов, предлагающих фактически фальшивые дипломы через интернет, увеличилось с 200 до 800.

Изучив ситуацию более чем в 60 странах, специалисты ЮНЕСКО пришли к выводу, что во многих из них очень высокий уровень незаконного использования средств, предназначенных для школ. До 80 процентов денег, выделяемых на начальное и среднее образование, не считая зарплат учителям, так и не попадают в школы, оседая в карманах у коррумпированных чиновников. «В большинстве обществ - богатых и бедных - сектор образования сталкивается с серьезными трудностями и переживает кризис. Финансовые ограничения, неумелое управление, низкая эффективность, разбазаривание ресурсов, плохое качество работы и несоответствие современным реалиям выливаются, среди прочего, в высокий уровень безработицы среди выпускников», - говорится в докладе. Все это в полной мере относится и к России. Только вот анализа по результатам работы отечественных чиновников практически нет. Дело представляется так, что во всем виноваты отдельные, конкретные работники системы образования.

Анализ итогов 2007 года, честно говоря, обескураживает: число возбужденных уголовных дел по фактам коррупции в сфере образования увеличилось в два раза. Среди наиболее часто встречающихся проступков - взятки. Например, заместитель декана одного из казанских вузов получил 65 тысяч рублей за незаконное зачисление абитуриента на первый курс, а заместитель декана курского вуза положил в свой карман 287,3 тысячи рублей за выставление студентам положительных оценок на экзамене по неорганической химии. Увы, взятки при поступлении в вуз стали делом привычным. Правда, есть надежда на то, что введение ЕГЭ поможет в борьбе с ними, но не может не настораживать желание вузов не учитывать результаты сдачи ЕГЭ как основного индикатора знаний абитуриента. Например, ректор МГУ Виктор Садовничий, который во многих случаях был прав в своей оценке Единого государственного экзамена, решил предложить свою интерпретацию закона «О ЕГЭ». В МГУ будут принимать сертификаты о сдаче этого экзамена, но учитывать его баллы станут только наряду с результатами вступительных экзаменов. Это значит, что подготовительные курсы, берущие немалую плату с будущих абитуриентов, будут процветать, а многочисленные репетиторы - пополнять свои доходы, занимаясь с потенциальными студентами. Словом, старая система приема в университет сохранится. Что странно, ведь президент Российского союза ректоров подает пример другим вузам в игнорировании законодательства. Одно дело ратовать за прием победителей олимпиад, за проведение творческих собеседований с теми, кто получил высокие баллы по ЕГЭ. И другое дело - заставлять школьников и к ЕГЭ готовиться, и к вступительным экзаменам. Спрашивается, как тут будут соблюдаться права и интересы выпускников сельских школ, ведь у талантов из глубинки по-прежнему нет средств на то, чтобы приехать в Москву и сдавать вступительные экзамены. Так что учеба в МГУ будет теперь только для богатых отпрысков и столичных выпускников. Думаю, на самом деле академик Садовничий не за это ратует. Но тогда за что?..

При установлении фактов незаконных поборов вырисовывается и неблаговидная роль студентов. Да, есть случаи, когда студенты, измученные поборами недобросовестных преподавателей, обращаются в правоохранительные органы. Но есть случаи (тут намечается даже некоторая тенденция), когда молодые люди сводят счеты со строгими профессорами и провоцируют их. Правоохранительные органы при этом улучшают статистику, иллюстрирующую их победоносную борьбу с коррупцией. Тут невозможно что-либо сделать, кроме того, чтобы дать совет профессуре: «Будьте не только честны, но и бдительны!»

Другая группа нарушений - получение денег за аренду. Например, в Туле директор одного из техникумов получил взятку в 195 тысяч рублей за заключение долгосрочного договора аренды помещений, принадлежащих образовательному учреждению. Сдача в аренду - дело сложное. Конечно, есть такие руководители, которые берут деньги за аренду и кладут их в свой карман. Но в большинстве случаев средства используются на латание дыр, на доплаты педагогам и мастерам, получающим небольшую зарплату. Настораживает то, что чаще всего на аренде ловят мелкие образовательные учреждения, а крупным почему-то удается уходить от ответственности.

Вина директора профессионального училища из провинции, представившего в казначейство фиктивные документы на поставку непоставленного оборудования на 2,5 миллиона рублей, уже доказана. Но вот что цепляет: с чего это руководитель ПУ, для которого оборудование явно не лишнее, вдруг так поступил по отношению к фирме-поставщику? Примеры из практики позволяют предполагать, что тут не обошлось без чиновников. Недавно я столкнулась с таким случаем. Одно образовательное учреждение в рамках экспериментального проекта должно было получить в 2007 году новое оборудование. Организаторы поставок не сумели вовремя провести конкурс на поставку, и деньги, не истраченные до конца года, фактически пропадали. Директор образовательного учреждения поднял шум, обещал пожаловаться, и ему предложили такой вариант. Он подписывает документы о поставке учебного оборудования для двух учебных кабинетов, но их ему не поставляют, а прямиком направляют в другие учебные заведения, которым уже в 2008 году оформляют поставку того экспериментального оборудования, что должно было получить первое, но не привозят им, а устанавливают в том самом, первом образовательном учреждении. А теперь представим себе, как могут наказать его директора правоохранительные органы, если обнаружат отсутствие оборудования для двух учебных кабинетов при оформлении документов на поставку и установку. Ведь это можно оценить как фиктивное оформление документов, за которое директору явно не поздоровится. Вина и позор падут на голову именно директора, а не тех чиновников, которые за его счет решили свои проблемы...

Типичное правонарушение - продажа дипломов и аттестатов тем, кто на самом деле обучение не прошел. Например, в Нижнем Новгороде педагог-организатор получил 5 тысяч рублей за оформление и выдачу свидетельства государственного образца об окончании учреждения начального профессионального образования. Тут не может быть никаких комментариев, поскольку речь идет о явной нечистоплотности педагога. Вот такие случаи и способствуют созданию негативного имиджа всей системы образования. Как и случаи взятки за прием в ОУ.

Как известно, мест в детских садах нынче на всех не хватает. Этим-то и воспользовалась заведующая дошкольным учреждением в Иркутской области - получила за прием ребенка в сад две тысячи рублей. К сожалению, в России неохотно воспринимают московский опыт. А если бы воспринимали, то существенным заслоном коррупции стала бы работа комиссий, подобно тем, что ведут прием заявлений от родителей, составляют список и выдают путевки в дошкольные образовательные учреждения, не привлекая к этому процессу заведующих и тем самым уничтожая почву для коррупции.

Сегодня специалисты оценивают объем коррупционных выплат в России в миллиард долларов. А вот оценить моральный ущерб от обвинения в коррупции порядочных педагогов и управленцев пока еще никто не попытался. Между тем защита доброго имени учителя становится делом архиважным. Хотя бы потому, что от этого напрямую зависит успех работы педагогов. Если о них говорят все время как о коррупционерах и взяточниках, то каков будет эффект их общения с учениками?..