Да как же можно допустить это? Сокрушаются теперь: «Дети перестали читать... Взяли курс лишь на знания...»

А кто виноват, что ученики перестали читать? Много ли было в школах литературных мероприятий? Конкурсов? Вечеров? Учили ли ребят заполнять читательские дневники? Делали ли выставки домашних библиотечек? Проводились ли конкурсы рисунков по рассказам Максима Горького или Льва Толстого? Я сама, помню, возила в облоно пачку красиво оформленных рисунков с этикеточками.

- Можно эту строчку изобразить рисунком? - спрашивали дети. - Можно. Рисуй.

Дети вчитывались и рисовали. А юбилейные вечера?! Вся школа жила ими. Помню, всем классом искали песню Кудряшу. Нашли! Когда вышла к нему Варвара, он встал на колено, распростер руки и запел: «Золотую поставлю кровать...» А вечер по Тургеневу надолго остался в памяти. Сцена в имении Пеночкина. Девочки, переодетые в крестьянок, помещик, охотник. Охотника изображал слабый мальчик. Сел на табурет и все забыл. Надо было сказать: «Как поживаете?» Охотник молчит. Тогда Пеночкин подбежал к столу, из графина налил в стакан, протянул охотнику: «Ну пригуби!» Публика все думала, так нужно по сценарию. «Сам Тургенев поблагодарил бы за находчивость», - сказала я после.

Дети любили литературу. Спрашивали: «А когда у нас еще будет вечер?»

Хорошо, что в «Учительской газете» напечатан литературный календарь. Возьмите его на вооружение, организуйте вечер. Раньше по классам ходила библиотекарь, хвалила ребят, кто часто ходит в библиотеку. А сейчас?

Не хочет, к примеру, ученик читать «Войну и мир» Л.Толстого, дайте «Акулу». Не хочет «Мертвые души» Гоголя, дайте «Вечера». Не хочет «Евгения Онегина», дайте сказку про золотую рыбку. И спросите: почему золотая рыбка перестала служить старику? Пусть сидит и думает.

«Исчезают такие категории, как «любить», «сострадать», «быть милосердным», - сокрушались на «круглом столе».

А неужели вы забыли требования классической методики. Урок имеет три стороны. Первая: какой кусочек программы учитель берет на 45 минут. Это теоретическая сторона урока. Вторая: как умеет учитель донести эти знания до учеников, какими методами, - это методическая сторона урока. И третья сторона: что воспитал учитель в детях, какие чувства пробудил?

Приложите эту рамочку к уроку по Есенину (тут же напечатан). Что получится? Много лишнего (учительница досконально прочитала все четыре томика, а ведь 45 минут - это мгновение). Надо бы взять два основных момента: увлечение иностранкой, последствия и большая любовь к девушке с красивым профилем, длинной косой - внучке Льва Николаевича Толстого.

Третья сторона отсутствует.

О сочинении: эти требования вечные, не надо их выдумывать и менять. Вот они. Ученик умеет графически членить свою письменную речь. От абзаца к абзацу «бьет» по теме. Не допускает фактических ошибок. Нет грамматических ошибок, соблюден стиль.

Что еще надо от ребенка? Разве он академик?

После прочтения всего «круглого стола» стало горько. Нет, не взяли эту высоту - новую форму экзамена по литературе - наши учителя.

А мы, старая гвардия учителей России, брали не такую высоту. Какую? Сейчас скажу. Представьте такую проверку. В школьный двор въезжает автобус, наполненный совсем не методистами. Они расходятся по кабинетам, роются в журналах, планах, ищут, не провел ли учитель хоть один урок без материалов партсъезда, будь то изучение междометий или некрасовский «мужичок с ноготок».

Учителя бледные, как полотно, закрывая за проверяющими дверь, валились с ног обессиленные.

У нынешних учителей - другая судьба, свободная, светлая. Только работать да работать.

Валентина ГОРЕЛОВА, ветеран труда, ст. Пачелма, Пензенская область