Cкажем, если он приходит в новую семью со своим ребенком, который, например, младше ребенка матери - девочки-подростка (7-8-й класс), то все свое внимание мать отдает отчиму и его маленькому ребенку, к примеру, мальчику пяти лет. Девочку начинает воспитывать отчим, требуя полного подчинения. В его «уставе» все в доме должно быть чисто, никто не должен вставать раньше положенного времени, так как будильник будит малыша и отчима. При этом деньги на малыша находятся, а подростку, которому многого хочется, почти ничего не покупают. В результате у девочки-подростка складываются с отчимом враждебные отношения, наступает охлаждение в отношениях с матерью, потому что та боится встать на сторону своего ребенка, чтобы не потерять мужа. Что испытывает ребенок-подросток в подобной семейной ситуации? Безусловно, острую ревность к малышу, неприязнь к отчиму и, как следствие, одиночество в собственной семье, незащищенность, и если девочка-подросток застенчивая, то протест, который не выражается открыто. Причем здесь важно понимать, что скрытый протест может проявиться в аутоагрессии, в попытке суицида или выхода в неформальную группу, группу, зависимую от наркотиков, секту. Лидер этой группы и станет воспитателем подростка, а родители полностью утратят авторитет.

Часто ситуация усугубляется тем, что вся семья живет в одной комнате. У подростка нет личного пространства, хотя есть потребность в автономии от взрослых, в создании на собственной территории собственного порядка (который со стороны может казаться и беспорядком).

Другой вариант конфликта развивается тогда, когда отчим, не имеющий своего ребенка, воспитывает девочку - младшего подростка (5-6-й класс), при этом он кричит и даже бьет ее, но только при матери, чтобы показать, что он принимает участие в воспитании. Выдвигается и мотив такого воспитания: добиться хороших оценок, чистоты в квартире, тишины во время выполнения домашних заданий и т.д. К сожалению, в этой ситуации мать на стороне отчима, она утверждает, что все правильно. А ребенок находится в состоянии невротизации, поэтому хуже учится, не хочет идти домой, хочет умереть, мечтает, чтобы дома не было, а был какой-то другой мир, в котором родители вообще не присутствуют или в котором в результате детского великодушия рядом с ним все-таки оказывается мать.

При таком конфликте и постоянном стрессе у ребенка появляется депрессивное состояние. И если вовремя не помочь, то, подрастая, он будет «убегать» от ситуации: уходить из школы, из дома в иллюзорный мир, который часто создается наркотиками. Для мальчиков характерен уход в виртуальный мир, фактически тоже наркотик. Тогда мальчик-подросток целую ночь сидит в компьютерном клубе, а родители ищут его.

Еще один вид конфликтной ситуации - конфликт с матерью, которая не понимает подростка (очень часто девочку, которая созревает раньше, но часто и мальчика), не учитывает гормональной и психологической перестройки организма в этом возрасте, рассматривает романтические отношения как недопустимые. Например, прочитав дневник девочки-десятиклассницы или роман, который она пишет, насмотревшись по телевизору сцен красивой жизни, где и спят, и целуются, и страстно любят, мать кричит на девочку: надо учиться, а не любовью заниматься. На самом деле в реальной жизни у девочки и мальчика отношения часто не выходят еще за пределы романтических, но дети после конфликтов с родителями боятся говорить с ними о своих чувствах, отношениях. Духовный мир подростка, который живет, страдает, влюбляется, переживает, находится в этом случае за границами родительского восприятия. При этом родители хотят заставить своего ребенка делать то, что они считают нужным, часто проецируя на его жизнь свои амбиции, желания, требуя продолжить дело их жизни.

Санкт-Петербург