Зоя ШИРШОВА, директор Большетрифоновской школы Артемовского района Свердловской области: Есть смета, и она выполняется

После перехода на казначейство деньги в школу поступают регулярно, и мы стали жить гораздо лучше, чем в прежние годы. Вот смотрите: в прошлом году удалось на 50 процентов поменять мебель в классах, в столовой появились новое оборудование, посуда, получили современный кабинет биологии, сменили географические карты, а то они были, как тряпочки. В школе 10 компьютеров, есть музыкальный центр. Приобрели синтезатор: учитель музыки теперь проводит уроки с его помощью. Дети, конечно, очень любят петь под караоке.

Недавно расписали с бухгалтером смету на год. Актуальным для нас вопросом стал ремонт школы. В 2004 году она отметила 110 лет, возраст почетный и почтенный. У нас два здания, одно поновее, старое же требует серьезного ремонта. Надеялись попасть в программу капитального ремонта, но пока этого, к сожалению, не произошло. Осуществляем ремонт текущий: где кровлю подновили, где внешний вид изменили.

В школе 83 ученика: жители сел Большое Трифоново, Малое Трифоново и поселения Кислянка. В этом году действует 8 классов; 9-го нет в связи с переходом на 4-летнее начальное обучение, который у нас произошел на год раньше, чем повсюду: мы чуть-чуть опередили время. Ребят все-таки маловато, средняя наполняемость класса - 11 человек. А в идеале, на мой взгляд, должно быть 18: это лучше и для учителя, и для учеников, идеальная группа для обучения. Зато как директор я знаю каждого ребенка «от и до», что невозможно в большой школе. Пока система оплаты труда педагога в зависимости от количества учеников нас не коснулась, но мы ждем ее с опасением. Сомневаюсь, что при этом улучшится качество образования: учителя будут стремиться набирать себе побольше классов, так как вряд ли смирятся с понижением зарплаты, и без того невысокой.

Ну ничего, сельские школы «умирали» несколько раз начиная с 90-х годов: то кормить детей было не на что - и все-таки находили, то стены начинали рушиться - поддерживали их. Сейчас далеко не самый трудный момент для образовательных учреждений: есть смета, она выполняется. Моя мечта как директора: обозначить все существующие потребности и получить средства на их удовлетворение. Тогда мы бы зажили!

Для спокойного процесса образования необходима крепкая материальная основа. У нашей сельской школы нет других источников средств, кроме бюджета: нет платных услуг и спонсоров. Поэтому стабильное бюджетное финансирование - залог успешной работы.

Наталия НЕЗНАМОВА, директор Хлебородненской школы Аннинского района Воронежской области: Выручает финансирование по факту

В нашей школе 74 ребенка, официально мы считаемся малокомплектной школой, а значит, тарифицируемся по факту. И, конечно, за счет этого мы выигрываем. Как известно, малокомплектной школа общего полного образования считается тогда, когда в ней не более 100 учащихся. Хотя и классы у нас маленькие, и количество детей небольшое, мы оказались в выигрышном положении именно за счет финансирования по факту.

Такое решение в отношении малокомплектных школ было принято на уровне области и очень нас выручило. Кстати, спасибо «Учительской газете», опубликовавшей интервью руководителя Главного управления образования Воронежской области Якова Львовича. В этом интервью Яков Евсеевич сказал о том, что малокомплектные школы должны финансироваться по факту. Когда утверждали тарификацию для нашей школы, я показала финансистам это интервью, и все вопросы сразу отпали.

Если же говорить о новой системе оплаты труда, то при ее введении необходимы прежде всего очень честные отношения в педколлективе. У руководителя не должно быть любимчиков. Когда мы изучали новую систему оплаты труда на курсах в об ластном институте повышения квалификации учителей, нас знакомили с результатами анкетирования социальных педагогов, логопедов и учителей. Многие говорили о том, что премиальный фонд - это очередная возможность для директора поощрять своих любимчиков. Конечно, меня как директора такая точка зрения расстроила и заставила задуматься. Мы в своей школе стараемся, чтобы таких моментов не возникало, чтобы все было по справедливости.

Например, еще не во всех учреждениях созданы управляющие советы, которые призваны играть основную роль в распределении премиального фонда. Пока управляющий совет в стадии становления, у нас действуют попечительский совет и совет школы.

Еще одно наблюдение. Новая система оплаты труда действительно позволяет оценить труд руководителя выше, чем он оценивался раньше. Но, на мой взгляд, она некорректна по отношению к учителям. Зарплата руководителя, конечно, стала выше, чем она была, но когда на ее фоне видишь зарплату учителя, становится неудобно.

Например, у нашего учителя русского языка и литературы вместе с начислениями зарплата составляет около 10 тысяч, это практически за две ставки. Я как директор получаю 12 тысяч рублей. И сама как учитель-словесник знаю, что изо дня в день давать качественные уроки труднее, чем быть хорошим директором. Поэтому мы стараемся из стимулирующей части фонда оплаты труда давать сотрудникам премии.

В прошлом учебном году, еще до введения НСОТ, по решению школьной комиссии по материальному поощрению мы за год выплатили около 30 тысяч рублей премиального фонда. Премии получили те, кто принимал участие во всероссийских и областных конкурсах, чьи воспитанники побеждали в олимпиадах.

Сейчас эта комиссия называется комиссией по распределению фонда стимулирования оплаты труда. С ее помощью мы стараемся дать объективную оценку труда каждого школьного работника. С начала этого учебного года только за один месяц премиальный фонд уже составил 24 тысячи рублей, и, конечно, это всех порадовало. Но такое повышение стало возможно именно за счет финансирования малокомплектных школ по факту.

Однако настораживает неопределенность. Хотя нам и обещано, что такое финансирование сохранится в течение трех лет, пока идет эксперимент по введению НСОТ, но что будет дальше, пока неясно.

Владимир ФАЛЕЕВ, директор школы №1 поселка Средняя Ахтуба Волгоградской области: К счастью, мы ошиблись

Финансирование образования, на мой взгляд, до сих пор проблема противоречивая, несмотря на то что в последние три года положение (у нас в школе, например) начало меняться к лучшему.

А до этого с финансами было очень туго. Задерживали зарплату учителей, которая к тому же была смехотворно мала. Лет 20 из оборудования не закупалось ничего, кроме мела. Были постоянные трудности с ремонтом. Деньги находились совсем уж на форс-мажорные случаи: когда, скажем, лопнула труба или протекает крыша, без починки которых хоть останавливай учебный процесс.

Когда зарплату педагогам стали выплачивать не из районного, а из областного бюджета, положение более-менее стабилизировалось. Мы систематически получаем субвенции на развитие школы - не то чтобы уж очень большие, но все же и это хорошо.

Конечно, импульсом для развития нашей школы стало получение миллиона рублей в рамках приоритетного национального проекта «Образование». Грант мы потратили на приобретение новейших технических средств, компьютеров. И это был серьезный прорыв.

Сегодня на базе школы создается ресурсный образовательный центр. Мощным вливанием стали 3 миллиона рублей в рамках реализации комплексного проекта модернизации образования в регионе. Теперь могу заявить без хвастовства: наша периферийная «деревенская» школа располагает таким учебным оборудованием, которое не снилось вузам в ближайшем городе Волжском. Примеры? Ну, скажем, мы приобрели три интерактивные доски, полностью - от и до - оснастили два кабинета информатики. Ждем - вот-вот должна поступить «начинка» лингафонных кабинетов. Сейчас готовим для них помещение.

Еще у нас в школе появился кабинет информационных технологий. Там установлены персональный компьютер, 15 ноутбуков, объединенных в локальную сеть, мультимедиапроектор, плазменный телевизор, спутниковая антенна и многое другое. Этот кабинет выведен из расписания: его заранее заказывают учителя-предметники для проведения уроков с использованием информационных технологий. Поначалу было опасение, что такой суперсовременный класс будет не слишком востребован. Все-таки не так давно в образование пришли IT-технологии, дело новое, опыта у педагогов маловато. Но, к счастью, мы ошиблись. Желающих использовать этот класс очень много.

Так что в нашей школе финансирование явно улучшилось. Мы существенно укрепили учебно-материальную базу. Однако знаете, какой парадокс наблюдается? Мы закупаем технику ХХI века на миллионы рублей, и куда мы ее устанавливаем? Дело в том, что почти такие же колоссальные суммы необходимы на восстановление самого школьного здания, в которое, как я уже сказал, ничего не вкладывалось десятилетиями. Тут средства нужны громадные.

Да еще беда - целое крыло школьного корпуса стало проседать. Давным-давно следовало провести работы по укреплению некачественного фундамента. Мы обращались и к властям, и ко всем структурам, которые могут нам помочь. Для убедительности сделали множество фотографий трещин в стенах - альбомы получились увесистые (пригодилась полученная в рамках нацпроекта техника)...

Наше учебное заведение участвует в эксперименте по новой системе оплаты труда педагогов. Подвижки есть и тут. НСОТ заставляет учителя кропотливо отслеживать результаты своей работы. Что пока на выходе? С сентября по декабрь наши учителя получили стимулирующие надбавки в размере от 900 до 3 тысяч рублей. Сдвиг? Да! Однако общий заработок выходит где-то на уровне 7-8 тысяч, и, конечно, на этом останавливаться нельзя. Работник образования должен иметь хотя бы 10 тысяч рублей.