На первый взгляд Татьяна Александровна может показаться вам человеком замкнутым или даже неприветливым, - предупреждает глава отдела образования Даниловского района Сергей Шмуренко. - Но это лишь до тех пор, пока вы не попадете к ней на урок. С детьми она совсем другой человек, тут я вам обещаю театр одного актера.

Не обманул Сергей Владимирович. Обеспечил лучшие места «в партере», только театр этот, скорее, не одного актера, а одного режиссера. На уроке зоологии в 7-м классе говорили о простейших - амебе, инфузории-туфельке и эвглене зеленой. Три группы, в каждой из которой были свои систематики, экологи, физиологи, экологи и исследователи, разбирались в строении и значении этих крошечных существ. Работали с удивительным азартом, будто речь шла не об одноклеточной «мелюзге», которую невооруженным глазом и разглядеть-то невозможно, а по крайней мере о гигантских слонах, прыгучих кенгуру, смертоносных кобрах или доисторических динозаврах. «О простейших стоит поговорить уже хотя бы потому, что они первые жители нашей планеты», - может, секрет столь неподдельного детского любопытства именно в таком начале урока? А может, в том, что уважительное отношение учителя ко всему живому очень быстро передалось и ее ученикам? Или в том, что за то время, что дети общаются с Татьяной Александровной, они привыкли удивляться, видеть необычное в обыденном и волшебное в повседневном? Это вопрос, у которого, скорее всего, нет ответа. А если и есть, то принадлежит он лишь Татьяне Александровне и ее питомцам, скрыт в их отношениях и в ее личном таланте. А нам, наблюдателям со стороны, остается лишь гадать и чуточку завидовать...

Хотя сама Татьяна Александровна уверена, что ничего сверхъестественного в происходящем нет. Просто надо ценить время - и свое, и детей - и стараться, чтобы проходило оно с максимальной пользой и удовольствием для всех. Чтобы увлечь ребят большой наукой, а в будущем узнавать в студентах-медиках и биологах своих бывших выпускников, надо, чтобы самое первое знакомство с предметом проходило максимально ярко и зрелищно. Групповая работа, проблемные задания, деловые игры - это ее «конек», тот крючок, к которому она и крепит свою наживку-интерес. Кто почувствовал в себе первые, подчас совсем еще нежные ростки неравнодушия, начинает заниматься в биологическом кружке. И тут, если вновь вернуться к «театральным» аналогиям, учителю-режиссеру важно вовремя и правильно распределить роли.

- Мальчишки очень любят работать с микроскопом. Во-первых, это техника и довольно сложный механизм, во-вторых, в них зачастую говорит самолюбие - они хотят разглядеть под увеличительным стеклом то, чего не видят остальные. Частенько приходят ко мне ребята - биологии не знают вовсе, но микроскоп их «слушается». Они могут разглядеть в нем, а потом очень четко и подробно зарисовать то, что никак, при всех его теоретических знаниях, не дается увидеть отличнику из отличников. Девочкам по природе своей биология интереснее, они куда скрупулезнее, тщательнее, им искренне хочется разобраться и понять, как устроена жизнь изнутри. Девчонки более дотошные и последовательные, на олимпиадах, конкурсах и в научно-исследовательской работе с ними проще. Мальчики, если они, конечно, не увлечены вопросом до потери сознания, более поверхностны, их не заставишь делать монотонную работу, без которой серьезная наука невозможна. Но в то же время они ярче, смелее, оригинальнее в своих предположениях. Вот недавно зашел разговор о бабочках. И кто-то из мальчишек спросил: если бабочки разные, значит, и пыльца у них разная? Достали все коллекции, счистили пыльцу, рассмотрели ее под микроскопом, оказалось, предположение верное - пыльца разная.

Каждое лето Татьяна Александровна отправляется с детьми на полевую практику - «исследовать окружающие биотопы». А если по-простому - наблюдать, сопоставлять, собирать гербарии и коллекции насекомых и, конечно же, в очередной раз поражаться фантазии небесной канцелярии, задумавшей наш мир со столь изысканным вкусом. Природа в районе Островской - золотая жила для увлеченных исследователей. Во-первых, здесь встречаются животные и растения, давно уже занесенные в Красную книгу. Во-вторых, множество природных зон, мирно соседствующих друг с другом, - есть тут и пойменный лес, и степные и полупустынные участки, меловая гора, живописная река и роскошные озера. Детям такое разнообразие не дает соскучиться, не перестает оно поражать и саму Татьяну Александровну, хоть и живет она в этих местах уже тринадцать лет...

Татьяна Письменская родилась и выросла в Грозном, в столице некогда благополучной и гостеприимной Чечено-Ингушской Республики. Там же окончила университет - в школе была отличницей, увлекалась и физикой, и химией, но вслед за подружкой решила поступать на биологический факультет. В студенческие годы с удовольствием ходила в горные экспедиции - привычная к жизни в русском городе, с удовольствием знакомилась с экзотическими нравами и обычаями национальных сел. Затем - должность младшего научного сотрудника на опытной станции, чуть позже переименованной в Институт люцерны и рапса. Всерьез занялась этимологией и очень удивилась бы, узнав, что скоро такой размеренной, продуманной и просчитанной жизни настанет конец. Бог уберег: Татьяна с сестрой, почувствовав приближение большой беды, уехали из Грозного незадолго до начала первой чеченской кампании. Горькие вести о бомбежках любимого города детства, о гибели родных и друзей настигли ее уже в Самарской области, где она попыталась устроиться и начать жизнь сначала. После теплого южного города сельская жизнь в средней полосе России сладкой не показалась.

- Ни о какой науке речь уже не шла, - вспоминает Татьяна Александровна. - Какое-то время работала агрономом и даже в колбасном цехе. Всему пришлось учиться - и огород копать, и корову доить. Когда мне ее привели, я ужаснулась: какое же это огромное животное, да еще и с рогами. Поначалу боялась ее ужасно: она, к ручной дойке не приученная, все порывалась меня лягнуть. Я к ней с маленькой кружечкой подбегала, струйку молока выцежу и тут же отскакиваю. Но потом пришлось взять себя в руки и показать, кто в доме хозяин. А как я в первый раз картошку сажала - это ж кому рассказать. С линейкой в руках... Была свято уверена, что клубни надо бросать в землю аккуратными рядами, на одинаковом расстоянии друг от друга.

Из Самарской области Татьяна Александровна перебралась на Волгоградскую землю. И вот тут-то и начался ее роман со школой. Правда, как и подобает настоящим, небанальным романам, развивался он сложно, а местами и драматично: настоящая любовь никогда не бывает безоблачной.

- В свою первую школу в волгоградском селе Сергиевка попала потому, что другой работы там для меня просто не было. Поначалу думала: неужели мое академическое научное образование не поможет объяснять детям азы биологии? Будучи человеком въедливым и доскональным, к урокам готовилась со всей серьезностью, расписывая их буквально по минутами. Ни на что другое времени уже просто не оставалось, писала конспекты и днем, и ночью. И все равно ничего не получалось: дети не слушались и знать ничего не хотели. Я в отчаянии оглядывалась по сторонам: у моих коллег все было иначе, как-то проще и легче, и с детьми они ладили, и время свободное оставалось. После первого педсовета схватилась за голову: о чем говорят эти люди, вроде по-русски, а ни слова не понимаю. И тут уже в который раз стиснула зубы, стала читать специальную литературу, что-то интуитивно придумывать и изобретать, прислушиваясь к внутреннему голосу.

Педагогическое озарение, а вслед за ним и настоящий творческий расцвет случились у Татьяны Александровны уже в Островской, куда ее привезла директор школы Валентина Скачкова. Тонкий психолог, человек мудрый и проницательный, Валентина Ивановна с самого начала разглядела в молодом биологе будущую звезду и гордость своей школы. Дала ей полный карт-бланш, не торопила, не требовала невозможного и в итоге не просчиталась - природный учительский талант нашел выход и взял свое.

Семнадцатилетний Глеб - не только любимый и единственный мамин сын, но и один из лучших ее учеников. Победитель районной олимпиады по химии, в этом году он заканчивает одиннадцатый класс и собирается поступать либо в Волгоградский педагогический университет, естественно, на биологический факультет, либо в сельскохозяйственную академию. Конечно, без него будет непросто. Глеб - парень надежный и ответственный, маме помогает дом вести - она уже давно забыла о том, что такое мыть полы или даже посуду, отцу - верная подмога в их большом, практически фермерском хозяйстве, где есть и коровы, и свиньи, и овцы, и всяческая птица.

- Когда оказываюсь в городе на курсах или по делам, стараюсь никому особо не рассказывать о том, какое у нас хозяйство. Отчего-то люди считают, что раз у меня корова и огород, значит, я так и уроки веду, по-деревенски. Мол, о каком профессиональном и глубоком подходе может идти речь, если на ней целая ферма. Не будешь же каждому объяснять, что моя семья взяла все на себя, позволив мне серьезно заниматься теперь уже действительно любимым делом.

Татьяна Александровна не из тех, кто быстро и легко сходится с незнакомыми людьми, вовлекая их в бурный водоворот собственных эмоций и громких переживаний. Если верить в теорию перевоплощений, можно предположить, что в прошлой жизни она была отшельником или восточным мудрецом - эти черты проглядывают в ней и теперь. Она верит в то, что биология - тончайшая из наук, ибо позволяет постичь общую закономерность жизни, ее сущность и ценность. А сама живет по принципу «ничего не отдано, если отдано не все». Отсюда и свет, ослепительный, если приглядеться.

станица Островская