А виновник этого Виктор Анатольевич ДОБРОМЫСЛОВ уже 17 лет управляет процессом, внедряет новые идеи, готовит учеников к олимпиадам, публикуется в методических изданиях. Кроме этого, Добромыслов преподает в специализированной школе «Эврика» при Липецком техническом университете.

«Лучший вожатый» в студенческие годы сегодня сочиняет стихи, поет и вместе с женой Мариной воспитывает двойняшек Владислава и Анастасию 12 лет.

Четыре глагола - смотреть, видеть, понимать, создавать. Понимаем ли мы, как много эти четыре слова значат в педагогической деятельности?

Владимир Мономах в мудром «Поучении детям» восторгается многообразием человеческих лиц. Сколько их в мире, и ни одно лицо не похоже на другое! Люди должны обладать своим неповторимым лицом... При первых встречах педагог и ученик только смотрят друг на друга. Пока они еще одиноки. И задача любого педагога - не прятаться за маску, не играть роль, а открыть себя ребенку.

И тогда они начинают видеть - хорошее, плохое. Лихачев писал: «Именно непохожесть сближает. Схожесть, одинаковость, стандартность оставляет нас равнодушными. Своеобразие же манит, дразнит, заинтересовывает, заставляет проникнуть в суть, а в человеческих отношениях вызывает чувство любви. Можно полюбить некрасивое лицо, но нельзя полюбить стандартное лицо - лицо манекена...»

Чтобы увидеть это лицо - нестандартное, привлекательное, отталкивающее - любое, необходимо общение. В общении же надо идти не от себя к себе, а от другого к другому через себя.

И тогда в силу вступает следующий глагол - понимать. Это одна из самых главных ступеней развития взаимоотношений учителя и ученика. Ребенок должен понимать учителя как педагога и как человека. И в свою очередь учитель обязан понимать ученика не как субъекта учебно-воспитательного процесса, а как личность.

Мне запомнилась мысль одного из моих учеников: «Другой - это заповедник, его оберегать, сохранять надо». А для того, чтобы попасть в заповедник, надо получить пригласительный билет, для взрослых - пропуск в страну детства, который ребенок даст только в том случае, если станет нам доверять, поймет, что мы ему не навредим.

Итак, «смотреть», «видеть», «понимать» - а что же дальше? Что является заключительным звеном в этой цепи?

Пишу - и вновь я колебаться стал,

И вновь сомненье душу мне тревожит.

Но свет блеснул, и выход вижу я:

В Деянии начало бытия!

Более того - не просто в деянии, а в созидании вижу я заключительное звено. Я считаю, что познавательная мотивация впоследствии трансформируется в профессиональную.

Моя педагогическая концепция основана на формировании потребности в общечеловеческих ценностях и организации познавательной деятельности. В качестве пояснения последнего я приведу лишь отрывок из обращения одного директора школы к учителям, принимаемым на работу: «Мои глаза видели то, чего не должен видеть ни один человек: газовые камеры, построенные квалифицированными инженерами; детей, отравленных высокообразованными врачами; женщин, сожженных выпускниками высшей школы. Поэтому я не доверяю образованию. Я прошу вас: помогите вашим ученикам стать человечнее. Ваши усилия не должны привести к появлению обученных монстров, тренированных психопатов, образованных Эйхманов. Чтение, письмо и арифметика важны, только если они служат человечности».

Сегодня идет большая полемика о клонировании человека. Нужно ли это человечеству? Я считаю, что опасность не в том, что компьютер однажды начнет мыслить как человек, а в том, что человек начнет мыслить как компьютер. Конечно, будут делаться новые открытия, но пойдут ли они на пользу человечеству?

Если же попытаться кратко сформулировать суть моей педагогической философии, то она сводится к ежедневным ответам на четыре вопроса, которые я задаю себе: «Сможем ли мы сегодня с учениками по-новому взглянуть на мир? Смогу ли я сегодня увидеть и поддержать нарождающиеся и в первый момент несовершенные идеи и задумки моих учеников? Смогу ли я понять внутренний мир человека, который учится и взрослеет? Сможем ли мы вместе создать атмосферу познания и созидания?»