Листая подшивку «Учительской газеты» в библиотеке школы, я нашел публикацию «Как мало их осталось, в огонь ходивших ради нас...». Хорошо знаю руководителя Ю.И.Шепелева, вместе с которыми в течение девяти лет участвовал в областных эколого-краеведческих конференциях школьников. В свою очередь также решил принять участие в акции «Ушли на фронт молодыми».

олее трехсот уроженцев села Средняя Лукавка Грязинского района Липецкой области сражались с немецко-фашистскими захватчиками на всех фронтах. 157 из них возвратились к родным скорбными строками на обелиске, возведенном в центре сельской администрации - селе Петровка. До Победы дожили немногие, чья молодость выпала на «сороковые-роковые». В рамках акции «Ушли на фронт молодыми» хочу рассказать о некоторых из них...

Алексей Андреевич Шальнев родился в 1920 году. Вместе со сверстниками гонял в ночное лошадей, купался в ласковой речушке Лукавчик, занимался у замечательной учительницы Евдокии Георгиевны Корневой, проработавшей в нашем селе полвека. «Действительную» Алексей Шальнев проходил в пограничном отряде, неподалеку от Бреста. Здесь ему и довелось встретить войну...

Ранним июньским утром 41-го на заставу, где служил земляк, обрушились немецкие мины и снаряды. Огонь был до того сильным и плотным, что пограничники не смогли выпустить из горящих вольеров служебных собак. После артобстрела на заставу двинулись густые цепи автоматчиков. Гитлеровцы планировали покончить с заставой в полчаса, но ожесточенный бой длился почти до самого вечера. И только тогда, когда иссякли боеприпасы, оставшиеся в живых пограничники, среди которых был и Шальнев, с оружием в руках ушли в лес. Здесь к пограничникам присоединялись выбиравшиеся из окружения бойцы и командиры Красной Армии, местные жители. Вступая в стычки с небольшими подразделениями немцев, они продвигались к линии фронта, пересечь которую удалось только в августе. Пройдя проверку, Шальнев был зачислен в особую диверсионную группу, дислоцирующуюся в районе Тушина. После двухнедельной подготовки группу десантировали с самолета в леса Белоруссии. Так наш земляк снова оказался в тех местах, где отбывал срочную службу.

На базе диверсионной группы был создан партизанский отряд имени Григория Котовского. На боевом счету котовцев немало взорванных мостов и складов, пущенных под откос составов и истребленных солдат и офицеров вермахта. Как бывший пограничник, Алексей Андреевич воевал в разведке. (Примечательно, что одно время в отряде сражался еще один липчанин - уроженец села Шовское Лебедянского района Василий Петрович Газин, повторивший в июле 1944 года подвиг Александра Матросова и удостоенный звания Героя Советского Союза.) Немцы неоднократно пытались уничтожить отряд, но хорошо знавшие местность партизаны уходили в болота. «Порой, - вспоминал Алексей Андреевич, - приходилось сутками отсиживаться по пояс в воде, с несколькими сухарями да двумя-тремя патронами на крайний случай...»

В январе 1945 года Алексей Шальнев был ранен и самолетом вывезен на Большую землю. Лечился он в одном из госпиталей города Казани, где и встретил желанную Победу.

Василий Андреевич Дятчин родился в 1923 году. Окончил четыре класса местной начальной школы, потом учился в семилетке села Петровка. После школы трудился в колхозе. Василий отличался веселым, дружелюбным нравом, хорошо играл на гармошке и пользовался немалым авторитетом среди молодежи.

В октябре 41-го Василия вместе с несколькими односельчанами мобилизовали сопровождать колхозное стадо, эвакуируемое в сторону Саратова. За три месяца он столько увидел человеческого горя, что сразу же после возвращения домой отправился в военкомат. Вначале грязинец постигал воинскую науку в учебном батальоне 5-й запасной стрелковой бригады, расквартированной в Борисоглебске Воронежской области. Затем через три недели из бригады отобрали всех курсантов, имеющих семилетнее и среднее образование, и распределили по военным училищам. Наш земляк попал в 1-е Ленинградское Краснознаменное артиллерийское училище, находившееся в то время в городе Энгельсе. Окончив ускоренные курсы училища, юный офицер был направлен в действующую армию.

оевое крещение командир артиллерийского взвода лейтенант Дятчин принял в конце 1942 года в районе Дона. В боях за освобождение Правобережной Украины земляк получил ранение и несколько месяцев находился на излечении в одном из госпиталей Луцка. Из всех военных операций Василию Андреевичу больше всего запомнилось сражение за Днепр. «Такого ада, как на Днепре, - вспоминал ветеран, - я больше нигде не видел. От нашего полка после форсирования в живых осталось всего несколько десятков человек...» (За бои на Днепре грязинец получил свой первый орден - орден Отечественной войны 2-й степени.)

Войну командир батареи 58-го стрелкового полка 1-го Украинского фронта Дятчин закончил в спасенной Праге. После Победы два года служил в Группе советских войск в Австрии. Там, в небольшом городке Айгене, он командовал учебным артиллерийским взводом.

Демобилизовавшись, кавалер семи боевых наград возглавлял сельсовет в родном селе, потом был председателем местного колхоза.

Выйдя на пенсию, ветеран продолжал оказывать посильную помощь родному хозяйству, принимал активное участие в патриотическом воспитании молодежи. Он стал первым почетным членом эколого-краеведческого клуба «Росич». Василий Андреевич постоянно наведывался в школу, всегда был в курсе всех дел и задумок клубовцев. Именно по инициативе ветерана экологи клуба стали вести работу по охране природы, родной реки.

...В третьем томе Книги Памяти по Липецкой области Константину Шальневу отведены две коротенькие строки: «...лейтенант, погиб в сентябре 1944 года, похоронен в Латвии...»

До войны Костя являлся вожаком лукавской молодежи. Был он непоседливым, «заводным», неистощимым на выдумки и шутки.

В 42-м, каким-то образом приписав себе в метрике полгода, наш земляк ушел добровольцем на войну. Окончив Сызранское танковое училище, воевал в 1-й армии генерала Катукова. Во время Курской битвы «тридцатьчетверка» лейтенанта Шальнева была подбита, и раненого командира вытащили из пылающей машины члены экипажа. После госпиталя Костю отпустили на коротенькую побывку домой. Совершенно безбрового, с обгоревшим лицом, его не сразу признали родные и знакомые. Однако невзгоды не сломили парня, и впервые за долгое время посиделки лукавской молодежи оглашались взрывами смеха: бравый танкист балагурил вовсю...

На дорогах войны ему довелось встретиться со своим близким родственником. Вот что вспоминал об этом дядя Кости: «После ранения я возвращался в свою часть. У разбитой станции, где поджидал попутку, остановился эшелон с танками. На брезенте одного из них сидел танкист, лицо которого было до боли знакомо. «Костя!» - закричал я. Тот встрепенулся, потом соскочил с состава и подбежал ко мне. Мы обнялись, расцеловались. У меня было немного спирта во фляжке. Выпили, как полагается, за встречу, за Победу. Потом я спросил его: «Костя, а почему ты прихрамываешь?» Оказывается, не так давно он был ранен осколком, когда вместе с друзьями исправлял поврежденную гусеницу. «Тебе же в госпиталь надо!» - заволновался я. «Что ты, дядя! - отмахнулся Костя. - Как же я орлов своих брошу?!» Вскоре эшелон тронулся. «До встречи в Берлине!» - прокричал мне на прощание Костя. Но не довелось нам с ним там встретиться...»

Неподалеку от Среднелукавской школы стоит чудесный дом-теремок, окруженный «белоокими» березками. Хозяином его является Николай Тимофееич Шальнев. Николай Тимофеевич - мастер золотые руки, лукавский «левша». С помощью одного топора он может сладить любую вещь начиная со сруба на родничке «Хрустальный», над которым шефствуют экологи школы, и кончая домом. Свое жилище от фундамента и до печной трубы мастер «поставил» собственными руками.

Во время обучения в восьмом классе Среднелукавской школы я узнал, что старшая сестра земляка Мария Тимофеевна принимала активное участие в Великой Отечественной войне, и, разумеется, захотел узнать об этом поподробнее. Вот что рассказал мне Николай Тимофеевич.

Родилась Мария в 1923 году. В 19 лет, после окончания средней школы, была призвана в действующую армию. Воевала связисткой на Воронежском (затем 1-м Украинском) фронте, сражалась в Курско-Орловской битве, за что отмечена медалью «За боевые заслуги». Когда наши войска вышли на государственную границу, командир части вызвал ее к себе и сказал: «Вот что, Мария, ты у нас писаная красавица, поэтому будешь представлять наш полк перед Европой!» Так Мария Тимофеевна Шальнева стала военной регулировщицей.

Мне приходилось не раз слышать, что служить регулировщицей было не так уж и сложно. Мол, стой себе на свежем воздухе вдали от передовой и маши флажками. Однако это далеко не так. Профессия военной регулировщицы требовала цепкой памяти, умения принимать правильное решение в непростой обстановке и, конечно же, отличной физической подготовки. Ведь «махать флажками» долгими часами приходилось и в дождь, и в снег, и в мороз, нередко под артиллерийскими обстрелами и бомбежками. Немало военных регулировщиц погибло на боевом посту от пуль гитлеровцев.

К счастью, все беды обошли стороной нашу землячку. Она дошла до Берлина, расписалась на стенах Рейхстага и в августе 45-го живой и невредимой возвратилась домой.

На дорогах войны зеленоглазую регулировщицу с пышной копной русых волос охотно щелкали фронтовые корреспонденты. Ее портрет красовался на обложке одного из номеров «Огонька», хранился в Центральном музее Вооруженных Сил. В Югославии о регулировщице Марии из Средней Лукавки написали целую книгу. После демобилизации из рядов Советской армии Шальнева трудилась на Воронежском и Саратовском авиазаводах.

еликая Отечественная война тяжелым катком прошлась по судьбам многих моих старших односельчан, заставила их перенести нечеловеческие беды и лишения, наложила отпечаток на всю последующую жизнь...

Хрупким пареньком ушел на фронт уроженец Средней Лукавки Николай Ненахов. После нескольких недель подготовки он попал на Юго-Западный фронт в «царицу полей» - пехоту. Весной 42-го принял участие в трагическом наступлении советских войск под Харьковом. Однажды стрелковая рота, где воевал Николай, пошла в атаку. Неподалеку от него разорвался тяжелый немецкий снаряд. Грязинец был сильно контужен и засыпан землей. После неудачной атаки поле боя обходили немецкие автоматчики и добивали наших раненых. За день до наступления ротный старшина выдал земляку новые сапоги. Они-то и привлекли внимание одного из немцев. Он дернул торчащий из-под земли и глины сапог русского. Тот пошевелился и застонал. Гитлеровец растолкал Николая и приказал встать. Перед ним был совсем мальчишка. Немец опустил «шмайсер» и скомандовал Ненахову идти вперед...

Потом были длинная колонна военнопленных, ужас пересыльных лагерей и наконец сама Германия, вернее, «конвейер смерти» в Тюрингии. Три страшных года Николай находился между землей и небом, ходил в выдолбленных из дерева башмаках и в полосатой робе из мешковины, с номером вместо имени-отчества и с нашивкой «ОСТ». (В ее обладателя охранники могли стрелять без предупреждения.) От невыносимых условий некоторые узники бросались на колючую проволоку, через которую был пропущен электроток. Подобные мысли не раз приходили в голову и Николаю Ненахову, но всегда при этом почему-то вспоминались родные места и глаза соседской девчушки, обещавшей ждать. Отгонял в сторону земляк мрачные мысли, стискивал зубы и продолжал жить...

В 45-м концлагерь освободили американцы. Вес Николая к тому времени был чуть более 30 килограммов. После госпиталя, к великой радости матери, выплакавшей по своему «младшенькому» все слезы (в 42-м на него пришла «похоронка»), он возвратился в родное село. Женился на любимой, вместе с ней вырастил шестерых детей. Николай Петрович трудился до самой пенсии в местном хозяйстве. Многие годы он возглавлял Среднелукавскую ферму, которая славилась на весь район. Нескольких высоких правительственных наград за труд был удостоен ветеран Великой Отечественной войны Николай Петрович Ненахов.

Мы благодарны вам бесконечно, дорогие наши земляки!

Антон СОКОЛИКОВ, студент ВГУ, с. Средняя Лукавка, Грязинский район, Липецкая область