Тип урока: ролевая игра – инсценировка эстетической полемики сторонников классической и новой оперы XIX века.

Средства: творческий диалог с демонстрацией фрагментов опер Верди и Вагнера.

Роли участников: вердисты, вагнерианцы, Председатель суда общественного мнения, Муза драматической поэзии, Капельмейстер, сестра философа Ф.Ницше – Э.Ницше, критик В.Стасов, Меломан.

Ход урока

На экране портреты Верди и Вагнера.

Входит Председатель (в мантии) и объявляет мотивы собрания.

Председатель: Господа любители музыки! Мы собрались, чтобы разрешить вековой спор между сторонниками классической и новой оперы, спор, длящийся более 150 лет. Для этого на суд приглашены представители обеих сторон, эксперты…

Меломан: Я протестую! Нельзя изящное искусство приравнивать к банальной тяжбе двух сутяг…

Председатель: Прошу меня не перебивать! Вы, господин Меломан, пришли сюда по своей воле и извольте соблюдать правила. Итак, Муза драматической поэзии убедила меня выступить высшим арбитром в затянувшемся конфликте и вынести вердикт на основании предъявленных суду доводов. Предлагаю вам, господа, излагать их как можно полнее и нагляднее.

Объявляю заседание открытым (три раза ударяет молоточком по столу) и приступаю к выслушиванию сторон в исторической последовательности. По этикету первое слово принадлежит даме, чья личность хорошо известна всем присутствующим и не нуждается в представлении. Вам слово, Муза.

Муза: Я, Муза драматической поэзии, служительница божественного Аполлона, взываю к земному суду с тем, чтобы внести согласие между любителями искусства. Обитатели Парнаса требуют восстановления нарушенной гармонии и ждут от людского суда мудрого решения.

Председатель: Прошу приступить к изложению сущности своей позиции господ вердистов.

Первый вердист: Как известно, спор возник после появления первых опер музикуса Вагнера. До него никому не приходило в голову спорить о характере оперного искусства…

Председатель: И все-таки я прошу подробнее изложить ее историю.

Второй вердист: Извольте. Да не оскорбится божественная Муза, но опера как драматическое искусство родилась совсем недавно, в XVI - XVII веках, а не в мифологические времена. Ее родиной была Италия эпохи высокого Ренессанса. Первые оперы назывались favola in musica, что значит музыкальная сказка. Опера предназначалась для аристократической публики, образованного общества. В XVII веке эта опера стала называться опера-сериа, или серьезная опера. В XVIII веке итальянская опера шла на сценах всех европейских театров.

Первый вагнерианец: Оперы Вагнера – это музыка будущего, а вы, господа, толкуете о прошлом. Чего стоят ваши серьезные оперы, попросту костюмные драмы, исполненные статики, театральных поз, искусственной жестикуляции и подобных устаревших приемов?

Председатель: Господа, доказательства, доказательства! До сих пор ваш спор отдает схоластикой. Господин Капельмейстер, попрошу вас помочь делу.

Капельмейстер: Перенесемся на мгновение в венецианский театр Фениче на оперу Верди «Риголетто». Божественный Лучано Паваротти исполнит песенку Герцога. Мой коллега и друг Риккардо Мути помогает ему в этом (демонстрируется видеофрагмент).

Вердисты и их сторонники в зале бурно аплодируют.

Меломан: Весь спор основан на недоразумении! Еще великий Буало сказал: «Прекрасное должно быть величаво».

Второй вагнерианец: Я признателен вам, коллега, за ценное дополнение. Но согласитесь, что в музыке многое определяет вкус, а о вкусах, как вы знаете, не спорят.

Меломан: Чтобы спорить о вкусе, его надо иметь, господин любитель какофонии.

Председатель: Я не давал вам слова, господа. И попрошу соблюдать приличия. Вы в храме искусства, а не на базарной площади… Извольте продолжать.

Третий вагнерианец: Господин вердист сильно напутал с историей оперы. Первые оперы в Италии представляли собой род застольной музыки, которая исполнялась между трапезой и разговорами. Затем сольное пение кое-как приспособили к драматическому сюжету. Из этого гибрида и вышла опера. Но уже в XVIII веке такая опера пришла в упадок. Ненадолго ее спасли Глюк и Моцарт. Но в XIX веке такая опера стала анахронизмом. И только великий Вагнер придал ей новое дыхание. Именно он впервые показал подлинное соревнование певцов в «Тангейзере»…

Меломан: …который успешно провалился.

Капельмейстер: Господа! Мой коллега сэр Колин Девис лучшим образом представит знаменитое соревнование певцов в Варцбурге (демонстрируется видеофрагмент «Торжественное шествие» из второго действия оперы «Тангейзер»).

Вагнерианцы и их сторонники в зале бурно аплодируют.

Третий вердист: Чем же изящным и музыкальным вы порадовали наш слух? Варварские мелодии, надрывные голоса. Да и сам сюжет – что он такое? Грубый миф темных веков. Нет, господа! Маэстро Верди сочетал современный сюжет с дивными мелодиями, которые сами поются. В них что ни ария, то чудо искусства. Возьмите бессмертную «Травиату»: ее мелодии можно повторять бесконечно.

Капельмейстер: Перенесемся на сцену нью-йоркской «Метрополитен-оперы» к моему коллеге. Великий Пласидо Доминго в ансамбле с прославленной Терезой Стратос поют застольную (фрагмент «Травиаты» в постановке Ф. Дзефирелли).

Четвертый вагнерианец: Чем вздумали удивить? «Здесь все мне на память приходит былое…» - как сказал поэт. Без программы, без определенной драматической задачи опера немыслима. Возьмите соревнование певцов, самых что ни на есть реальных – нюрнбергских мейстерзингеров. Маэстро Вагнер обессмертил их еще до Байрейта. А поэт Ганс Сакс вовсе не вымышленная личность, как ваши Виолетта и Альфред. Вы увидите подлинно народную сцену. В этой опере чистой музыки 4 часа 5 минут, что превосходит и «Фальстафа» Верди.

Капельмейстер: Мы на сцене мюнхенской баварской оперы с маэстро Гербертом Караяном (видеофрагмент на берегу Пегница из третьего акта «Нюрнбергских мейстерзингеров»).

Меломан: Что же здесь благородного? Кабак! Неотесанное мужичье, предающееся грубым удовольствиям и балаганному веселью! Не вижу в этом высокого искусства.

Председатель: Господа! Я вынужден прибегнуть к помощи экспертов. В зал суда были вызваны г. Фридрих Ницше и русский музыкальный критик Стасов. Владимир Васильевич, вам слово.

Стасов: Благодарю вас, ваша честь. Вагнер неоднократно бывал в России, где был встречен с теплым чувством участия. Он встречался с композиторами, писателями, критиками, в их числе Одоевский, Рубинштейн, Серов. В Москве и Петербурге Вагнер дирижировал своими произведениями в Филармоническом обществе. Не всем музыка Вагнера оказалась по душе, но любая суровая критика – скрытый комплимент.

Председатель: Господа! Я вынужден внести поправку в ход заседания. Дело в том, что в суд поступило прошение внучки маэстро Вагнера, Фриделинды Вагнер. Она просит меня зачитать суду важный исторический документ. Незадолго до кончины ее высокочтимый дед читал фрагменты из своего творческого завещания своему другу, филологу Виламовиц-Мюлендорфу. В этом завещании маэстро изложил историю создания «Кольца Нибелунга», своего главного творения. Полагаю, что суд удовлетворит просьбу почтенной матроны. Господин Капельмейстер, продемонстрируйте видеозапись с рассказом фрау Фриделинды (демонстрируется фрагмент о Ф. Вагнер из английского фильма «Как создавалось «Кольцо Нибелунга»).

Председатель: Слово предоставляется фрау Э. Ницше.

Э. Ницше: Я сестра философа Фридриха Ницше, большого почитателя и критика Вагнера. Ввиду болезни мой брат не может присутствовать на суде. Но он уполномочил меня ответить на все вопросы, касающиеся его отношений с Вагнером. Брат всегда говорил, что музыка Вагнера его исправляет. Она возвращает к природе, веселью, здоровью, юности. Своей музыкой Вагнер хотел произвести революцию, и не только в искусстве. Он хотел освободить женщину, освободить личность ото всего, на чем зиждется старый мир. Но в последние годы брат резко изменил свое мнение о Вагнере. Он говорил, что Вагнер – великая порча для музыки. Он гипнотизирует своей мелодией. К его искусству примешано что-то зверское, искусственное.

Пятый вагнерианец: Но как же не оценить последнее великое творение Вагнера – его Байрейтский театр, который ему помог построить король баварский Людвиг? (На экране появляется здание театра в Байрейто.) Именно в его «Кольце Нибелунга» воплотилась новое искусство. Вагнер выбрал миф, потому что именно в нем человек дан в своей целостности. Он показал нам истинный идеал музыкальной драмы, где речь идет не о частной судьбе человека, а о всей космической жизни.

Капельмейстер: Мы на сцене Байрейтского театра. За пультом маэстро Пьер Буле. Звучит знаменитый «полет валькирий» (фрагмент из третьего акта «Валькирии»).

Меломан: Никакими силами нельзя заставить выслушать эту чудовищную фантасмагорию. Эта музыка вызывает тошнотворный осадок. Господин Капельмейстер! Пощадите наши уши. Ваши презентации становятся нестерпимой пыткой.

Второй вагнерианец: Вы хотите убедить в том, что судьба всегда была благосклонна к Верди? А как же провалы «Травиаты», «Эрнани», других опер? Верди знал немало неудач и поражений. Вы твердите о трудности музыки Вагнера. Но мелодии Верди наскучили своей тривиальностью даже итальянцам.

Четвертый вердист: История рассудила наш спор: Вагнер поехал умирать в Италию, на родину сладостного оперного искусства. А Верди хоронила вся страна как национального героя. И тысячный хор, следуя за гробом маэстро, исполнял его «Реквием».

Меломан: Браво! Браво! (В восторге хлопает.) Побиты господа вагнерианцы. Капельмейстер! Освежите атмосферу чудесным пением.

Капельмейстер: Мы в венецианском театре Фениче на втором действии оперы «Эрнани». За пультом маэстро Риккардо Мути (видеофрагмент - ариозо короля Кастилии, хор, Эрнани и Эльвира из финального действия оперы)…

Аплодисменты зала и вердистов.

Председатель: Господа! Я вижу, ваш спор зашел слишком далеко. Настало время вынести вердикт. В историческом споре вагнерианцев и вердистов нет победителей и побежденных. Обе стороны подтвердили свою приверженность высокому искусству, приведя при этом убедительные доказательства своей правоты. Надеюсь, божественная Муза удовлетворена решением. Да будет вечно торжествовать прекрасное творческое искусство, возвышающее души его почитателей. Dixi.

Муза: Благодарю высокий суд и всех его участников за исполненный труд. Да возликует Аполлон, покровитель искусств в сонме богов.

Олег Егоров, учитель МХК лицея

Железнодорожный, Московская область