артинг - занятие дорогое, а потому малодоступное. В Омске серьезно увлекаются им от силы человек 50. Хотя бы потому, что нужен карт - специальная гоночная машина, стоит которая от трех до восьми тысяч долларов. Но в секции картинга областной станции юных техников занимаются не самые богатые мальчишки, при том что финансирование оставляет желать лучшего. Анатолий Милющенко разработал программу развития карт-спорта в регионе, став лауреатом Всероссийского конкурса детских образовательных программ. Затраты на самом деле не столь велики, поскольку своей задачей он ставит воспитание не чемпионов мира, а технически грамотных молодых людей. Можно гонять и на бензопиле «Дружба», если, конечно, приделать колеса, педали и корпус.

Анатолий Иванович изучил картинг с пристрастием и даже подсчитал, что дабы сделать этот вид спорта массовым, требуется всего миллион рублей. Еще один миллион добавят родители, увидев, что энергия их чад, в большинстве своем «экстремалов», направляется в мирное русло. С этой идеей Анатолий Иванович несколько лет подряд выходил к омским депутатам. Увы, рожденные заседать летать не могут. Не захотели помочь маленьким гонщикам взлететь над подвалами, улицей и серыми буднями. И все-таки, занимаясь по программе тренера и мастера автоспорта Милющенко, выпускники секции становятся специалистами: автогонщиками, конструкторами-техниками, менеджерами перевозок, судьями.

Именно Милющенко пришла в голову мысль устраивать гонки на переделанных «Запорожцах». Он человек, богатый идеями, а не финансами. Четыре года назад все свои сбережения вложил в груду металлолома, из которого вместе со своими воспитанниками собрал полноценные гоночные автомобили. Затею поддержал знаменитый омский гонщик, чемпион России Александр Фабрициус. Теперь ни одно солидное автомероприятие в Омске не обходится без выступлений юных «шумахеров» на своих «Запорах». Анатолий Иванович признается, что затеял «Запорожский проект» не только из любви к детям и спорту, но и для того, чтобы сохранить свое рабочее место. Ведь оплата работы педагога дополнительного образования сильно зависит от количества детей, которые занимаются под его началом. А удержать ребят в непростом деле можно, только если увлечь им. Впрочем, нехватки желающих заниматься под руководством Милющенко не наблюдалось никогда - за все 28 лет его работы на станции.

Однако когда Анатолий Иванович обратился в управление Пенсионного фонда Центрального округа Омска с собственным заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости, выяснилось, что стаж его значительно меньше 28 лет. Пенсионный фонд насчитал всего около 8 лет. «Выпали» отпуска без сохранения содержания, которые гонщик провел на соревнованиях, и период работы с 1981 по 1999 год, когда Анатолий Иванович назывался то руководителем кружка, то педагогом дополнительного образования... А как известно, Списком должностей, педагогическая деятельность в которых дает право на пенсию за выслугу лет, такие должности не предусмотрены.

Милющенко поразило, что ради него, «маленького человечка», каковым он себя и ощущал в стенах ПФ, собрали комиссию аж в 13 человек! Чертова дюжина людей думала, как отказать педагогу! Подал в суд. Полгода пришлось протирать штаны в очередях, собирать документы, поднимать архивы. Все ради того, дабы доказать: несмотря на разные названия, занимался он всю жизнь одним делом: воспитывал детей. Нашел не только приказы Министерства образования РФ о переименовании должности с сохранением функций, но даже должностные обязанности начала 80-х.

Закаленный в состязаниях Милющенко одержал победу над Пенсионным фондом, выбив свои кровные 2800 рублей. Решение Центрального суда заняло шесть листов убористого шрифта благодаря тому, что гонщик собрал серьезную доказательную базу. Далось это ему нелегко. Говорит, получив наконец пенсию «по старости», в самом деле начал понимать, какая неприятная это штука - старость. Во всяком случае, в нашей стране. Впрочем, спортсмену не привыкать к борьбе, в том числе и не совсем корректной. Правда, смысл этих длительных состязаний понять трудно. Анатолию Ивановичу приятно, что суд встал на сторону работающего человека. Раньше он в это не верил. Собственно, как и большинство педагогов. В злополучном Списке не значатся многие. Но с подобными вопросами педагоги стали обращаться в Омский обком профсоюза работников образования всего полтора-два года назад. Юристы помогли им составить уже около сотни исковых заявлений в суд. Впрочем, доходят до финиша не все, только самые упорные. Все-таки полгода в очередях - это не просто гонка, а гонка на выживание.

Слава богу, справедливость восторжествовала. Правда, рабочее место Милющенко, как и его коллег, опять под угрозой. Городская администрация решила забрать часть территории областной станции юных техников, расположенную в самом центре Омска, дабы перенести на нее несколько зданий, памятников деревянного зодчества. Для переноса первого дома с улицы Почтовая уже есть решение городской комиссии по градостроительству и землепользованию. Только вот незадача - по информации краеведов, два века назад территория возле станции была кладбищем, и начинать строительные работы здесь вряд ли уместно. Трудно понять, почему здание женской гимназии, где сегодня размещается станция юных техников, построено на этом месте, но тут уже ничего не изменишь.

Понятно, что здания, объявленные памятниками культурного наследия, по закону снести нельзя, даже если они стоят поодиночке и мешают строительству в городе социально важных объектов. Понятно, что, дабы расчистить место в центре Омска под их перенос, нужно приложить немало усилий - снести развалюхи, окружающие ОСЮТ, переселить куда-то людей. Понятно и то, почему требуется именно центр - ведь найдется много желающих арендовать новые здания. А то, что они будут уже не памятниками, но именно новостроем, подтверждают специалисты.

- Перенесенные сюда памятники соответствовали бы характеру застройки, - согласен Игорь Коновалов, заместитель председателя омского отделения Общества охраны памятников. - Но еще ни одного честного переноса у нас в городе не было. Памятник разбирают на дрова и выбрасывают, а потом говорят: мы построим нечто похожее в другом месте. Так ведь обещания не выполняются.

Разработчики генплана Омска, специалисты института «Омскгражданпроект» признаются, что вопрос с памятниками - сложный. Перенос тех, которые находятся на федеральном учете, должен быть одобрен в Москве. Понятия «новодел», то есть восстановленного дома по образцу исторического, в столице не допускают: утрачен дом - значит, утрачен памятник.

Директор ОСЮТ Александр Курнев написал письмо Виктору Шрейдеру, мэру Омска, с просьбой разобраться: «Мы думаем, что размещать памятники деревянного зодчества не обязательно на спортплощадке областной станции юных техников». Мэр пока не ответил.

К сведению чиновников - площадь ОСЮТ и так в два раза меньше той, что прописана по нормам Госстроя для станции юных техников. Лишившись части территории, ОСЮТ, федеральная экспериментальная площадка, потеряет, как минимум, два кружка - экспериментального моделирования и картинга. Меж тем старинное здание не вмещает всех желающих заниматься. Совершенно бесплатно, потому что Александр Семенович Курнев категорически против коммерциализации дополнительного образования. Педагоги зарабатывают для станции своими руками - сдают, к примеру, в аренду собранный из металлолома радиоавтобус.

Кстати, большинство персональных премий одаренным в рамках приоритетного национального проекта «Образование» уже второй год получают воспитанники областной станции юных техников. Но согласитесь, 1110 ребят с «золотыми руками» - маловато для миллионного города. Незадолго до перестройки был разработан проект новой станции - с бассейнами для судомоделистов, с кортами для автогонщиков, со стадионом и зимним садом. Недавно специалисты по просьбе Александра Курнева пересчитали стоимость проекта. Нужно около 160 миллионов рублей - кстати, значительно меньше, чем требуется на перенос памятников...

Омск

От редакции

«УГ» берет под контроль ситуацию, сложившуюся вокруг Омской областной станции юных техников, и будет знакомить читателей с развитием событий.