Уже который год идет разговор о том, что без качественных учебников нет качественного обучения, но во многом все к разговорам и сводится. Иначе как объяснить, что федеральные списки по-прежнему остаются огромными, несмотря на то что качество учебников вызывает справедливые нарекания учителей. Об этом говорят те письма, которые получает и публикует на своих страницах «Учительская газета». Мы все еще страдаем от былой субъективности в определении качества учебных изданий, которая нередко была причиной того, что учебники невысокого качества включались в федеральные перечни. На заседании коллегии министерства директор Департамента государственной политики и нормативно-правового регулирования в сфере образования Минобрнауки России Игорь Реморенко еще раз напомнил, что до 2005 года экспертизу проводили предметные секции Федерального экспертного совета Минобразования. ФЭС был общественным органом, но на его решения, конечно, оказывали существенное влияние чиновники министерства, поэтому секция могла иметь какое угодно мнение, но окончательное решение принимал ее руководитель, а утверждало его министерство. При этом конкретный эксперт никакой ответственности за свое заключение не нес. Таким образом, например, был внесен в перечень не только вызвавший возмущение общества и историков своей интерпретацией победы в Великой Отечественной войне учебник истории Кредера, но и множество других, часть из которых, к счастью, в последние годы из перечня была удалена. Вина за раздувание перечней и включение в них некачественных учебников, однако, не была виной министерства в целом - это делали конкретные чиновники, которых материально заинтересовывали издательства. Ведь включение в федеральный перечень для любого издательства гарантирует широкое распространение учебника и большие прибыли.

Нынешнему министерству, надо признать, довольно тяжело наводить порядок с федеральными списками. Выручает привлечение к экспертизе РАН, РАО, МПГУ, РГПУ, АПКиППРО МИОО и других организаций, которые представляют экспертные заключения не как мнения отдельных экспертов, а как консолидированное научное мнение по тем или иным вопросам содержания учебников. А это означает, что подписавший экспертное заключение РАН академик Козлов всей своей научной репутацией отвечает за этот документ и, понимая это, рисковать не будет. Честность и авторитет профессионального сообщества стоят дороже, чем любое возможное материальное вознаграждение издательств.

Сегодня уже действует механизм отбора учебников, когда с 1 января до 1 марта заказчики экспертизы - издательство или автор - направляют их на экспертизу в экспертные организации, входящие в список, согласованный с Федеральным экспертным советом по учебникам, до 1 октября проводится экспертиза, до 1 ноября в министерство поступают экспертные заключения, а до 31 декабря идет формирование и утверждение федеральных перечней учебников. Учебник включается в перечень при наличии двух положительных экспертных заключений: о соответствии содержания учебника современным научным представлениям и о соответствии содержания учебника государственным образовательным стандартам, возрастным и психологическим особенностям обучающихся.

Обычно всех радует статистика, свидетельствующая об увеличении выпускаемой продукции. В случае с учебниками все наоборот. Чиновников радует уменьшение количества учебников, включаемых в федеральные перечни (в прошлом учебном году их было 1240, в нынешнем - 1120, в будущем будет 1104), так как, по их мнению, это свидетельствует о повышении ответственности экспертных организаций. Кстати, в 2007 году успешно прошли экспертизу только 77 процентов представленных учебников, что, правда, не уменьшило количество успешно прошедших экспертизу (в 2005 году - 156, в 2006-м - 359, в 2007-м - 566), но это связано с тем, что количество направленных на экспертизу за три года возросло в три раза - с 241 учебника в 2005 году до 730 в 2007 году. Но тут есть одно радующее повышение: повышение числа учебников, прошедших экспертизу по новой процедуре (в прошлом учебном году их было 12 процентов, в нынешнем - 47 процентов, в будущем станет уже 100 процентов).

Нынешняя система отбора учебников, конечно, становится строже, но вот по какому учебнику работать, по-прежнему определяет само образовательное учреждение, то есть учитель и школа. Влиять на этот выбор пока не удается. Административный диктат проходит не всегда - если школа не хочет закупить учебник, подходящий учителю, он обращается к родителям, и такие учебники у него появляются. Единственный выход - заинтересовывать учителя содержательно, учитывая его мнение еще на стадии прохождения экспертизы. Сегодня все замечания педагогов, поступающие в министерство, передаются в экспертные организации, появляющиеся на сайте мнения, замечания и предложения тоже время от времени стараются учитывать. Кроме того, издательства проводят апробацию своих учебников в регионах, для этого они стали использовать школы - победители конкурса в рамках нацпроекта «Образование» или те школы, которые зарекомендовали себя как грамотные и серьезные пользователи и эксперты школьных учебников. Есть учителя, которые сами создают нужные учебники, хотя их авторский путь труден, долог и извилист. Пока, к сожалению, общей качественной оценки анализа этого процесса нет. Как нет и анализа огромного массива учебных пособий, тетрадей, атласов, хрестоматий, задачников, дополняющих, расширяющих и даже интерпретирующих содержание учебников иногда довольно причудливым образом.

В прошлом году была предпринята попытка реализации нового подхода к созданию учебника, и появились книги для учителя «Новейшая история России. 1945-2006 годы» В.Филиппова и «Обществознание. Глобальный мир в ХХI веке» под редакцией Л.Полякова. Эти книги обсуждали в регионах, мнение о них в профессиональном сообществе весьма противоречиво, но тем не менее они прошли экспертизу в РАН и РАО и были включены в федеральные перечни учебников на 2008-2009 учебный год. Учебник Полякова уже поступил в магазины, и можно проанализировать, в какой мере учтены замечания педагогов и историков. Подвергнутый сильнейшей критике учебник Филиппова пока в свободной продаже не появился, и сделать такой анализ сегодня не представляется возможным. А жаль, потому что анализ помог бы непредвзято оценить, насколько в этом случае были объективны экспертные организации и в какой мере было учтено общественное мнение.

Как считает Игорь Реморенко, в перспективе обеспечение качества учебников может быть реализовано через расширение общественного участия в обсуждении учебников, в частности, через привлечение лучших учителей к формированию рейтингов востребованности школьных учебников (в 2006 году оказалось, что предпочтения педагогов резко отличаются от реального спроса на учебную литературу), а также к предэкспертизе и созданию учебников по всем предметам базисного учебного плана, обсуждению предварительных материалов, например книг для учителей. Видимо, актуальным будет и проведение анализа библиотечных фондов учебников в школьных библиотеках.

Федеральные перечни учебников

Ныне в системе образования существуют четыре Федеральных перечня учебников:

Федеральный перечень учебников, рекомендованных Минобрнауки РФ к использованию в образовательном процессе в общеобразовательных учреждениях;

Федеральный перечень учебников, допущенных

Минобрнауки РФ к использованию в образовательном процессе в общеобразовательных учреждениях;

Федеральный перечень учебников, рекомендованных Минобрнауки РФ к использованию в образовательном процессе в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях;

Федеральный перечень учебников, допущенных Минобрнауки РФ к использованию в образовательном процессе в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях.