Речь идет именно об инновациях в работе. Инновация - это явление, отсутствующее на предшествующих стадиях развития. В этой связи думаю, что колледж-победитель должен быть не просто лучшим по совокупности показателей, он должен сказать так: «Я ввел новую учебную программу, которой нет пока ни у кого», «Я предложил новые модульные программы или зачетные единицы по Болонскому процессу, до меня это пока еще никто не сделал» или «Я провел интеграцию по всем профессиям по всем специальностям СПО». То есть я считаю, что нам нужно изменить методологию оценки заявок на победу в нацпроекте и, может быть, взять при этом ту методологию, которая состоялась в научных исследованиях при всех ее изъянах. Например, когда мне в ВАКе приходится рассматривать диссертации, то первый вопрос - есть ли в работе научная новизна. Победитель конкурса в нацпроекте должен иметь инновацию, и даже не важно, что у него есть другие недостатки по сравнению с другими колледжами. Нам, конечно, нужно уточнять критерии оценки, но, думаю, их необходимо выстраивать в новом ключе - не как традиционную пустографку, которую требуется заполнить и получить лучшие показатели, а как свидетельство того, что данный колледж сделал такой шаг вперед, который до него не делал никто.

Юрий ГРОМЫКО, директор НИИ стратегий развития общего образования:

- Мне кажется, что есть очень серьезная опасность (как это ни парадоксально) в том, что нацпроект будет продолжаться. Весь вопрос в развитии и изменениях, но, с точки зрения научной методологии, речь идет о другом. Есть известная фраза Гейне, что чем больше что-то изменяется, тем больше оно остается тем же самым. Есть нацпроект, есть очень важная задача - помощь регионам и консультирование их, что означает для Москвы большую ответственность. Следовательно, на мой взгляд, должен быть поставлен вопрос о финальном результате - конечной модели модернизации образования. Она, безусловно, должна проблематизироваться, уточняться, меняться. На мой взгляд, это очень важный аспект и, собственно, с такой позиции я и вижу проблематику Школы будущего, хотя тут возможны и какие-то другие варианты. Для того чтобы осуществлять именно развитие, должны быть два простых различения. Первое - инфраструктура развития, которая формируется в ходе модернизации образования, с другой стороны - лидерская позиция школы. Второе - московская модель развития, платформа, которую можно зафиксировать и задать, с другой стороны - выход за рамки этой модели, так как нас дальше должно интересовать то, что собой представляет эта модель, которая определяет стратегическую линию развития образования, и прежде всего оцениваться и поддерживаться должны те учреждения, которые могут за эту платформу выйти и представить нечто совсем новое.

Виктор РЯБОВ, ректор Московского городского педагогического университета:

- Мы должны включать победителей конкурсов в рамках нацпроекта в систему повышения квалификации. Нам нужно на базе школ-победителей организовать непрерывную педагогическую практику студентов пятых курсов городских педагогических вузов в целях повышения качества подготовки специалистов. На базе лучших школ - победителей конкурсов в рамках нацпроекта нам нужно организовать экспериментальные педагогические мастерские во главе с директорами школ и с привлечением научно-педагогических работников вузов. Это, как мне кажется, даст реальный эффект и для подготовки молодых специалистов, и для повышения квалификации на месте для самих учителей.

Виктор КРУГЛЯКОВ, начальник Восточного окружного управления образования:

- На мой взгляд, есть два взаимоисключающих процесса, связанных с проблематикой нацпроекта. Первое - некоторая неактивность школ, учителей, у которых пока нет готовности к участию в конкурсах в рамках нацпроекта «Образование». Это обусловлено совершенно понятными причинами, связанными с огромным количеством проверяющих организаций и структур, которые выходят на образовательные учреждения. Еще деньги не пришли на счет школы-победительницы, а уже есть те, кто приходит проверять их расходование. Мне часто уже школы говорят так: бог с ним, с этим миллионом, чем мучиться как коллеги, оформляя по 28 бумаг на одну и ту же тему, лучше подождем. Все это накладывается на в высокой степени бюрократизированную систему конкурсов, тендеров, аукционов и торгов. Этот тот самый негатив, который в конечном итоге аккумулируется на плечах директора, который отвечает за все. Второй процесс - противоположный - есть уже определенное количество школ, которые смотрят на нацпроект чисто технологически, начиная от заявки и заканчивая экспертизой. У них есть определенный опыт участия в конкурсе, они готовы выигрывать каждый год по два-три гранта. На мой взгляд, это очень опасная тенденция. Думаю, Департамент образования должен настаивать в Министерстве образования и науки РФ на том, чтобы внести уточнения в условия проведения конкурсов в рамках нацпроекта и ограничивать участие школ определенными временными или частотными рамками. Иначе будет выхолощена сама идея нацпроекта, все будет сведено к технологии и будет девальвирована сама идея. Что же касается нормативного финансирования, то у нас медленно идет процесс реорганизации централизованных бухгалтерий, а кроме того, не нужно нам во всех школах вводить отдельных бухгалтеров, чтобы они занимались финансами и налоговым учетом. Главная проблема тут - кадры, я считаю, что устанавливается квазисамостоятельность, когда есть партнерские договоренности у школы с централизованной бухгалтерией, которые выражаются в одном: директор все отдал в бухгалтерию и никаких забот не имеет. Но директор никогда не научится хозяйствовать, никакие ликбезы ему не помогут, без вхождения в воду невозможно научиться плавать. Я считаю, что все школы должны иметь реальный бухгалтерский учет со своим бухгалтером, который реально ведет налоговую и финансовую отчетность. Другое дело, что все упирается в проблемы кадров; у нас бухгалтер получает по 4-5 тысяч рублей в месяц, и найти хорошего специалиста на такую зарплату - проблема.

Валентина КОБОЗЕВА, начальник Северо-Восточного окружного управления образования:

- Мы обсудили очень важный вопрос - о реализации нацпроекта, и в этой связи нам нужно почаще смотреть на опыт регионов, которые тоже занимаются этой работой весьма серьезно. К нам постоянно приезжают делегации из регионов, изучают наш опыт, а мы по мере сил и возможностей бываем в регионах. Недавно делегация Северо-Восточного округа ездила в Калининградскую область. Там учитель в соответствии с доплатами из стимулирующей части фонда заработной платы имеет надбавку от 3 до 17 тысяч рублей, а зарплата директора зависит от средней заработной платы учителя в данном коллективе. Конечно, понятно, что в чем-то калининградцы повторяют тюменскую модель оплаты труда, но, думаю, нам сегодня нужно все-таки более быстро принимать решения по отраслевой системе оплаты труда, так как это очень важно. Иначе будет непонятно, какова конечная цель нацпроекта. Ведь на качество работы учителя самым серьезным образом влияют и моральные, и материальные стимулы. Вторая проблема - совершенствование нормативного финансирования в системе московского образования по типам и видам учреждений. У нас есть некоторые прорехи, обусловленные существованием самых разнообразных видов ОУ: гимназии, прогимназии и так далее, в результате норматива недостает. Все это нужно, на мой взгляд, привести в соответствие.

Вера ЛОПАТИНА, начальник Центрального окружного управления образования:

- Есть проблемы, на решение которых не жалко ни сил, ни времени, поскольку они связаны с влиянием социума на процессы в образовании. Это как раз проблемы налогового и бухгалтерского учета. У нас в округе наибольшее количество образовательных учреждений, которые находятся на самостоятельном балансе, и наибольшее количество специалистов, которые учились в различных институтах. Мы подготовили многих и могли бы и дальше готовить все новых и новых специалистов. Но есть огромное количество банков и различных коммерческих структур, которые тут же оттягивают этих людей к себе на зарплату до двух тысяч долларов. Этот процесс никуда не денется, потому что наш город развивается. Мне кажется, нам нужна иная идеология, например, в Южном округе опробована другая модель, когда не обязательно в каждой школе есть бухгалтер. Вместе с тем общего понимания и общей оценки того, как мы будем выполнять эту задачу, какие механизмы будем запускать, на уровне города пока нет, и это нужно вырабатывать, причем вместе с казначействами в округах, потому что сколько казначейств, столько мнений и подходов, а это мешает работать.

Юрий ГОРЯЧЕВ, заместитель руководителя Департамента образования:

- Москва стала регионом-консультантом. У меня такое впечатление, что здесь уже сделано очень много, и сделано не только МИОО, но и другими вузами, окружными управлениями образования. Но это не только важно, не только почетно, не только ответственно. Если есть такое поручение Минобрнауки РФ, то должно быть поручение и Москвы, должна быть разработана на этот счет соответствующая нормативная база. Если мы закрепляем это в инициативном порядке, то эта инициатива тоже требует определенной формализации. Причем формализации не для галочки, а для того, чтобы это было зафиксировано, чтобы были поставлены цели и на бумаге сформулированы, с тем чтобы были осуществлены те или иные направления работы, чтобы был хотя бы минимальный базовый план, за который можно спросить с исполнителей. Тогда помощь и консультирование регионов будут выглядеть не только как приятные тезисы, но и как систематизированная работа.

Александр КУТУЗОВ, ректор Московского гуманитарного педагогического института:

- Сегодня все помнят: когда появились нацпроекты, основная масса возражений и замечаний была связана с опасением, что все формализуется и превратится в «железо», то есть все сведется к статистическим данным о количестве установленных компьютеров. К счастью, этого не происходит. У Москвы огромный потенциал, огромные возможности, звучат интересные мнения и предложения, но вот интересных инициатив мы почему-то не выдвигаем. Почему мы боимся это сделать? Почему мы боимся заняться базисным учебным планом по-серьезному, а не так, как было сделано недавно? Нам действительно нужен другой подход к содержанию образования, мы же видим, что происходит. Я хотел бы, чтобы мы выдвинули интересные содержательные инициативы, потому что формальная материальная сторона уже отработана, а вот выход на серьезное содержание может предложить только Москва и никакой другой регион России.