Москва, вне всякого сомнения, может гордиться, что у нее в России больше всего лучших учителей - победителей конкурса в рамках нацпроекта - 394, что у нее самое большое в России количество школ, представивших на конкурс в рамках нацпроекта свои программы развития, - 118. Но количественный критерий - не достижение, а квота, изначально определенная Министерством образования и науки РФ пропорционально количеству учителей и количеству школ в столице. Следовательно, гордость количественная сразу отпадает, если, конечно, не гордиться тем, что в 2006 году конкурс учителей на получение премии был полтора человека на место (594 участника), а в 2007 году - более двух (811 участников).

Понятно, что на место количественной должна прийти гордость качественная за тот уровень, который на конкурсах представляют столичные школы, затем должен последовать анализ того, как московская система образования участвует в нацпроекте, какие есть проблемы и каким образом они должны решаться в будущем. Ведь изначально основной целью нацпроекта было повышение качества образования и его развитие на новом витке. Настораживает то, что при огромном количестве творчески и интересно работающих школ в рамках нацпроекта нет практически таких ярких примеров создания программ развития, которые бы позволили ахнуть и гордиться. В Москве есть хорошие творческие учителя, но нет таких, каких можно было бы с ходу назвать учителями-новаторами, работающими так, как нигде в России? Возможно, претензии на исключительность не могут быть предъявлены должным образом, поскольку этого не предполагают граничные условия участия учителей и школ в нацпроекте: по сути дела, существует некий стандарт (писаный, неписаный, но существующий) оформления заявок на конкурс, и в какой-то мере все претендующие на победу пишут их одинаково. А поскольку такая ситуация наблюдается в большинстве регионов, то, конечно, видимо, изъян содержится именно в условиях - гениальное в педагогике невозможно ощутить через бумагу, на которой описана деятельность учителей и школ. И все же, что касается Москвы, всегда хочется чего-то очень яркого, творческого, прорывного. Вполне возможно, что на роль всего этого может претендовать работа по созданию московской модели Школы будущего.

В ходе обсуждения хода проекта с московскими участниками и победителями звучали предложения о внесении некоторых изменений в процедуру экспертирования заявок. По большому счету менять мало что можно, так как все определено изначально на федеральном уровне. А вот что касается критериев конкурсного отбора, то тут можно и нужно работать.

Одной из важнейших проблем на втором этапе нацпроекта «Образование» стали, как ни странно, участие и победа нескольких школ, уже одержавших победу на первом этапе. Вопреки правилам, эти школы попытались убрать из списка, и если бы это произошло так, как предлагали некоторые чиновники, мог возникнуть прецедент судебного спора между родительской общественностью, выдвинувшей школы на участие в конкурсе, и городским Советом по нацпроектам, который возглавляет Людмила Швецова. Дело в том, что в таком подходе (один раз победили, миллион получили, и достаточно!) проявлялась чисто чиновничья установка - награждать не за достижения, а по очереди. В нацпроекте же такая установка неприемлема, так как тут дело в совершенно конкретной оценке совершенно конкретного труда. Не случайно Департамент образования создал специальную комиссию и провел проверку пяти образовательных учреждений, которые повторно вышли на высокие места и в рейтинге по итогам конкурса в рамках второго этапа реализации нацпроекта. Этим школам посулили вместо победы присуждение гранта Правительства Москвы, и директора четырех ОУ с этим согласились. Родители одной - гимназии №1518 - об этом и слышать не захотели. Понятно, почему - для родителей важен престиж учебного заведения. Было еще одно важное обстоятельство - гимназия №1518 на первом этапе представила свою программу развития, над которой работала уже несколько лет, вернее, ту ее часть, на работу которой как раз и требовался год. После завершения этой программы гимназия разработала и представила на конкурс - уже на втором этапе - следующую программу развития, которая по результатам множества экспертиз получила такую высокую оценку, что это ОУ возглавило рейтинг московских школ - участников конкурса в рамках нацпроекта. Департамент провел консультации с Министерством образования и науки РФ, чьи специалисты подтвердили: нет ограничений на участие школ в конкурсе. Была проведена специальная, дополнительная, экспертиза по результатам выполнения первой программы развития, и сделан вывод, что все заявленное выполнено. Была после этого проведена еще одна экспертиза, целью которой было выяснение того, в какой мере заявка 2007 года повторяет заявку 2006-го, после чего сделан вывод, что повторения или совпадения нет. Поэтому было проведено дополнительное заседание Совета, и Совет принял решение о возвращении пяти школ в список 118 победителей.

За всей этой историей внимательно наблюдали многие специалисты, представители Минобрнауки РФ, Академии повышения квалификации и переподготовки педагогических кадров - главного оператора по нацпроекту. Интерес история вызывала потому, что нужно было выбрать «мальчика для битья» и громогласно заявить о нарушении порядка проведения нацпроекта. Слава богу, что Совет во главе с первым заместителем мэра в Правительстве Москвы восстановил справедливость и принял правильное, а главное, законное решение.

У этой истории есть еще один нюанс. Действительно, на двух этапах нацпроекта конкурсантами и победителями стали лучшие учителя и лучшие школы, чьи имена и номера на слуху у общества. Что будет дальше? Конечно, наверное, несправедливо, что уже освоившие процедуру оформления документов и заявок школы побеждают год за годом. Они сильнее других, поэтому шансов на победу у них больше. Не допускать их к участию в конкурсе или отодвигать их в сторону при высоком рейтинге практически невозможно, ведь Министерство образования и науки РФ не намеревается изменять процедуру. Другое дело, что, наверное, нужно выработать более жесткие или более требовательные критерии для оценки школ, уже становившихся победителями: кому много дано, с того резонно и много спрашивать. Вот того изначально как раз и не было сделано, вот об этом чиновникам, отстаивающим справедливость по своим канонам, и нужно было думать. Что особо настораживает - не нашлось юристов, которые бы подсказали чиновникам, что такие каноны незаконны. Может быть, они и побоялись спорить с начальством, но почему они не подумали об одном человеке, которого ставили под удар, о председателе городского Совета по нацпроекту Людмиле Швецовой? Именно она, доверяющая мнению экспертов и членов совета, поставила бы свою подпись под неправедным решением и потом отвечала бы за это перед федеральной властью. У нас вообще, как водится, не принято думать о том, как тот или иной поступок нижестоящего руководителя скажется на репутации вышестоящего, но в этом-то случае речь шла о деловой репутации не только Швецовой, но и всего московского образования.

К числу проблем, обозначенных на коллегии департамента, были отнесены такие:

существующие сайты не способствуют повышению информированности общественности и открытости, поскольку наполняются формальной, редко обновляемой информацией, работают в непостоянном режиме; ко всему прочему, до сих пор нет единого алгоритма оформления таких сайтов;

пока не завершена разработка нормативно-правовой базы по переходу на новую отраслевую систему оплаты труда с 1 января 2008 года и разработка московской региональной схемы аттестации педагогических и руководящих кадров системы образования;

в условиях введения нормативного финансирования пока не так жестко, как следовало бы, соблюдаются нормативы наполняемости классов и групп;

существующая система аккредитации не учитывает такие достижения, как победа школ в конкурсах ПНПО, что приводит к перегрузке их руководителей, поэтому необходимо разработать индивидуальный регламент аккредитации победителей ПНПО;

пока еще не разработана программа эффективного включения победителей конкурса в рамках нацпроекта «Образование» в систему повышения квалификации, подготовки и переподготовки педагогических и руководящих кадров; можно сказать, правда, что во всех округах есть планы распространения опыта школ-победителей, а все учреждения городского подчинения провели презентации своего опыта;

нет технологии проведения постоянного мониторинга работы классных руководителей;

не хватает ясности в нормативной базе по управляющим советам, к тому же в законе о развитии образования нет управляющих советов как формы государственно-общественного управления; кстати, родительская общественность крайне настороженно относится к такой форме государственно-общественного управления, хотя, вполне возможно, что некоторая часть родительской общественности не приемлет управляющие советы именно под влиянием руководителей образовательных учреждений, не желающих ни с кем делиться своей властью. Практически система создания управляющих советов успешно отработана в Южном округе, но опыт округа пока не распространяется в той степени, в какой это, возможно, необходимо в системе образования Москвы;

что еще странно, так это расхождение в данных относительно подключения школ к интернету: одни данные говорят о стопроцентном подключении, другие - о том, что на несколько единиц процентов до 100% не дотянуто.

Пожалуй, самая главная и острая проблема - расходование того миллиона рублей, который причитается школам - победителям конкурса инновационных школ в рамках нацпроекта «Образование».

Мониторинг расходования субсидий федерального бюджета, как и в 2006 году, показывает многочисленные трудности, возникающие у победителей при их освоении. Большинство возникающих проблем связано со срывом сроков проведения конкурсов, электронных торгов, аукционов, отсутствием у учреждений финансовой самостоятельности и невысокой квалификацией персонала и руководителей в части формирования смет, спецификаций, проведения закупок. Руководителей ОУ нужно больше готовить ко всей этой работе.

Отдельный вопрос: что и как покупают школы-победители на полученный миллион. На первом этапе казалось, что миллион - это много, на практике выявилось, что для удовлетворения всех потребностей школы это не так уж и много. К сожалению, судя по всему, никто не проанализировал, какое оборудование школы приобретали в большинстве случаев, почему и для чего, хотя общий список, наверное, есть. Между тем такой анализ был бы полезен, так как стало бы понятно, чего не хватает школам для создания и реализации инновационных программ развития.

Следует отметить, что заседание коллегии прошло в подчеркнуто деловом стиле, который вообще в последнее время отличает деятельность Департамента образования от некоторых других московских департаментов и комитетов. Настроенность на выявление и решение проблем, возникающих в работе, стремление анализировать причины появления этих проблем и намечать пути их решения не может не привести к конкретным позитивным изменениям в деятельности московской системы образования.