В самом деле, какова ситуация с поло-ролевыми нормами и стереотипами в современной России? Елена Иванюк привела такую статистику: в классе 43 процента неполных семей; 19 процентов - матери-одиночки. Ребенок видит главенствующую роль женщины и дома, и в детском саду, и в школе. Мода «унисекс» усугубляет стирание половых различий. И мальчики оказываются в более трудном положении, чем девочки. Да и по психологическим характеристикам мальчики - трудный народ, с ними, как известно, сложнее работать.

Необязательно быть школьным учителем, чтобы понять, что у мальчиков и девочек совершенно разное видение мира. И один из выходов, который предлагает гендерный подход, - это раздельное обучение. У него есть свои плюсы и минусы, но что в однополых классах преподавать легче, это многие учителя подтвердят. Елена Владимировна решительно против такой «легкой жизни». Во-первых, есть девочки с аналитическим мышлением и мальчики - с художественным, напрочь лишенные логики. И вообще - есть всякие. И они обязательно должны учиться вместе, считает она, нельзя лишать их общения.

Занковская система предполагает единство класса и учителя. Но чтобы стать одним целым, они должны полюбить, понять, изучить друг друга. Уникален не только каждый ученик, но и каждый класс, и любой прием готовится конкретно для того класса, с которым педагог в данный момент работает. Даже самый удачный прием нельзя механически переносить в другой класс, надо сначала понять детей, с которыми имеешь дело.

Да, есть какие-то приемы для «правополушарных» и «левополушарных», для «визуалов», для мальчиков, для девочек, но в результате работать должен весь класс. Разбирая урок, Елена Владимировна смотрит: «А эти у меня работали? А вот эти работали?» Если кто-то не работал, то это урок неудачный. Он может быть эффектным, красивым, но неудачным, потому что не для всех.

Известно, что девочки чаще дают ожидаемые ответы, они аккуратны и дисциплинированны, лучше владеют речью. Мальчики более экстремальны, больше склонны к творчеству, их надо обязательно увлечь занятием: чтобы ввести их в работу, нужно какое-нибудь необычное начало. Иначе пол-урока они будут вздыхать, вспоминать о переменке и думать, как бы кому в глаз заехать... Хороший прием для них «Лови ошибку» - это если написать на доске что-то такое, что они сразу, как войдут, закричат: «У вас там ошибка!» Помогает сконцентрироваться любимая игра «Да-нетка» (когда можно отвечать на вопросы только да или нет). А вообще на уроках Елены Иванюк в любом, самом традиционном задании есть место творчеству.

Вот, например, урок русского языка на тему «Антонимы». Все быстренько подберут антонимы к словам «тяжело», «холодно», «белый», «добрый»... А какой антоним к слову «красный»? Подумали, поспорили, оказалось - «синий»: один кран в ванне красный, другой - синий; на градуснике выше нуля цифры красные, ниже - синие. А могут быть и другие варианты ответов, главное, чтобы они заставляли думать и видеть привычные вещи по-новому.

А вот урок математики. Сложение. Что можно сложить? 2+3... А еще можно сложить листки на парте. Можно сложить книжки и тетрадки в портфель - получатся уроки. А если сложить хлеб с колбасой, что будет? Бутерброд! А как получилось это слово? Из немецких «хлеб» и «масло». Это слово пришло к нам в ХIХ веке, но слово это русское, в немецком языке его нет. Значит, сложив два немецких слова, получаем сумму - русское, и так бывает. А есть еще слова, которые получились из двух других?.. А смотрите, на скамейке вырезано: «Саша + Маша» - это тоже сложение? А если сложить маму, папу, дочку, сына, бабушку - что получится? Так тема «Сложение» обретает философское звучание и становится основой мира, а необычный урок специалисты определят как интегрированный. Сама Елена Владимировна, когда начала вести занятия с шестилетками, еще и слова-то этого не знала. Просто ей нравились уроки, на которых «все можно перемешать» - с малышами это интересно делать, а старшеклассники могут и не понять. Они так привыкли получать специальные, совершенно «отдельные» знания, что разучились просто воспринимать информацию. Велишь им описать женский туалет ХVIII века в России - они даже не вспомнят про «Пиковую даму», которую только что читали.

Вот она, учитель иностранных языков, и оказалась в начальной школе. По собственному желанию: когда-то работала вожатой, и с малышами общаться ей очень понравилось. После института стала преподавать в старших классах, но к маленьким тянуло неудержимо, так что даже порывалась уйти в детский сад. И тогда завуч предложила ей начальную школу.

Чем хороша начальная школа? Большая свобода, более творческий подход возможен. В старших классах главная цель - к экзамену натаскать, а здесь оказываешься у самого истока обучения. И от тебя зависит, как человек будет относиться к школе, к людям, к жизни. Как «научится учиться», как будет пользоваться той информацией, которую получает.

Cистема Занкова Елене Владимировне по душе и по характеру: в ней легче проявить фантазию, быстроту мысли, продемонстрировать нестандартные решения. Можно понять учителей, выбирающих другие, более проторенные пути, где все четко прописано: критерии, замеры, оценки, контрольные, работы над ошибками... Но ради принципов развивающей педагогики стоит потрудиться самой - ведь развитие касается не только учеников, но и педагогов. Ну а чтоб не слишком увлекаться творчеством, не навредить детям, проверяешь себя по многу раз, анализируешь уроки, учебники.

Гендерный подход к обучению в начальной школе - это еще один пример на тему «Сложение», сумма которого - гармоничная и творческая личность.