В связи с появлением новой науки - информатики - резко ускорился процесс образования новых компьютерных терминов и заимствований (чаще всего из английского языка) для формирования новых понятий: дисплей, монитор, браузер, чат, клавиатура. Для некоторых из них существуют и отечественные аналоги (аналого-цифровое устройство ввода-вывода, обозреватель), однако они более громоздки и менее удобны. При этом даже официально принятые и зафиксированные в словаре термины люди употребляют значительно реже, чем бытовые и жаргонные обороты.

Как известно, жаргон - это разновидность речи какой-либо группы людей, объединенных одной профессией, занятием, интересами молодежи: одежда, музыка, общение с друзьями и так далее. Особую часть жаргона составляет молодежный сленг. У него нет своих правил грамматики и фонетики, отличаются только некоторые слова и словосочетания. Сленг заимствует слова из жаргона компьютерщиков (зависнуть, комп, клава).

Компьютерный жаргон возник в США одновременно с появлением ЭВМ. По мере развития вычислительной техники в России также стал складываться специфический язык, которым пользовались компьютерщики-профессионалы. Сравнительно молодой возраст специалистов, занятых в этой области профессиональной деятельности, а также популярность компьютеров в молодежной среде, склонной к употреблению ненормативной лексики, определяют моду на компьютерный жаргон у этой категории пользователей.

Словарь современного сленга включает более 6000 жаргонизмов. В него входят слова различных групп молодежи - школьников, учащихся профессиональных училищ, студентов, солдат и матросов, хиппи, фанатов, панков, уличных музыкантов, хип-хоперов и так далее. Существует более сорока разновидностей молодежного жаргона.

Молодежный жаргон, включая компьютерный, формирует совершенно особый, так называемый «подонковский» лексикон (или, если уж на то пошло, «изык падонкаф»): прикол, прикалываться; пофигистично; тусовка, тусоваться; чапать; хай, хаюшки; Инет, Нет, Сеть; нарыть (отыскать); забабахать; клевый, улетный; ща, щас (сейчас); щазз (сейчас, в смысле «не дождетесь»); плакалъ, рыдалъ (смеялся до слез); дурдом, маразм (кошмар); угу, ага (да); накатать (написать); ржунимагу (смешно); вау (ого!); пацталом (автор поражен); жжош (ты меня удивляешь); по барабану (безразлично); болванка, матрица (CD-R диск); мыло (е-мейл) и так далее.

Подобная лексика, которая прочно утвердилась в Интернете, может быть охарактеризована как непристойная и оскорбительная для каждого уважающего себя человека. Фактически это сленг недорослей, психически неадекватных и социально агрессивных людей, который сформирован из:

стереотипных комментариев в блогах «Живого журнала» (www.livejournal.com);

сленга эхоконференций ФИДО;

оборотов кащенитов (людей, стиль общения которых в Сети характеризуется провокационными и насмешливыми высказываниями) и так далее.

По решению ЮНЕСКО Информационно-аналитический портал в 2006 году провел опрос «Управление Интернетом». В нем приняли участие почти 650 пользователей Рунета, выразивших свое отношение к этому вопросу.

При этом 71 процент опрошенных считает, что создавать «Интернет-правительство», которое контролировало бы происходящее в Сети, не следует ни в каком виде. Пользователи Рунета настроены негативно в отношении любого вмешательства регулирующих органов во «всемирную кибер-вольницу».

Причина подобного настроения заключена в нескольких распространенных мифах: Интернет - общественное достояние и не принадлежит никому; на него не распространяются обычные международные и национальные законы; единственным следствием регулирования Интернета будет ущемление интересов его пользователей.

Но когда проблемы, связанные со Всемирной паутиной, начинают касаться конкретного пользователя, его отношение к регулированию вдруг резко меняется и возникают вопросы: когда исчезнет спам, почему создатели «интернет-пирамид» и подобные мошенники остаются безнаказанными, как найти взломщика сайта, прикрывшегося китайским прокси-сервером?

Результаты опроса показали, что общество, страдая от разгула киберпреступности, очень настороженно относится к идее регулирования Интернета, хотя предложить альтернативу законодательному регулированию тоже не в состоянии.

Между тем, вывод напрашивается сам собой: при тех темпах «заселения» киберпространства, при отсутствии любых сдерживающих факторов, которые могли бы оградить юных пользователей Сети от лингвистической агрессии и помочь сохранить богатство русского языка, необходимы самые серьезные меры по урегулированию этого вопроса на самом высоком уровне.

Милия ЗВЕРЕВА, заслуженный учитель РФ