Мы ничего не скрываем, - будто прочла мои мысли Людмила Гусева, руководитель Департамента семейной и молодежной политики Москвы, - смотрите, общайтесь. Наши ребята вам все расскажут. Только одно пожелание - не задавайте лишних вопросов о прошлой жизни. Это пожелание очень меня расположило к Людмиле Ивановне. Как и все, что она рассказывала о приюте, детях.

Все происходило по обычному распорядку. Гостям - концерт. Ансамбль танца «Ритм» демонстрировал слаженность и виртуозность. Перед концертом экскурсия по приюту, торжественное открытие лечебно-оздоровительного комплекса.

...Семилетняя Катюша, сидевшая в первом ряду, хлопала в ладоши, глаза ее задорно блестели. Я уже знала, что сегодня девочка впервые за два месяца порадовала свою «маму» - воспитательницу Светлану Юрьевну Большакову. Мы разговорились с обаятельной доброй «мамой» во время экскурсии по зданию. А проводил ее директор приюта Сергей Георгиевич Альбертов. Впрочем, он сумел как-то незаметно отойти потом в сторону - общайтесь, разговаривайте, смотрите...

Мне рассказали, что с обездоленными детьми директор впервые встретился в лагере, куда его как пионервожатого отправили от завода. (Когда попробовала с директором поговорить о его жизненном пути, он отшутился, мол, в другой раз, при случае.)

За «комиссаром ребячьих душ» самые строптивые и непослушные ходили табуном, так рассказывали мне, Сергей Георгиевич организовал нечто вроде коммуны Макаренко. Главное в воспитании - труд.

А когда дали в деревне Радужной здание бывшего детского дома, разоренное местными жителями до неузнаваемости, то развернулись вовсю ребята.

Подняли, восстановили и «зажгли радугу», не перестают удивлять новыми проектами, предложениями. Надо сказать, что все задуманное сбывается. Вот и сегодня гости прибыли сюда за 70 километров от столицы, чтобы поучаствовать в открытии лечебно-оздоровительного комплекса. Дети-то сюда поступают, как правило, с разными болячками. Для них - бассейн, сауна, турецкая баня, тренажерный зал с зеркалами во всю стену с новейшим оборудованием, водолечебным кабинетом, зимний сад... Невольно вылетело из уст одного из гостей восхищенное: «Чтоб я так жил!»

А еще рассказывали мне, что сотрудники годами стоят в очереди, чтобы попасть на работу в приют. (Сорок человек на сегодняшний день в очереди...)

В кабинете биологии меня поразило современное оборудование: микроскопы на каждом столе, интерактивная доска. Учительница Лариса Владимировна Андреева (педагогический стаж 16 лет) уже в коридоре догнала меня: «Вы из «Учительской»? Напишите, работать здесь одно удовольствие. Я ничуть не жалею, что из школы сюда перешла. Поначалу удивлялась, что ни попросишь для кабинета, для ребят - реально! А уж о муже что говорить? Он - инструктор по физкультуре, его ребята во многих соревнованиях первые, есть где тренироваться».

А я уже обратила раньше внимание на стенд «Рекорды приюта». Постоянно обновляется он новыми трофеями. А в планах директора и коллектива - постройка домов для сотрудников и выпускников. Думают и о современных производственных мастерских. И даже эллинги на берегу реки хотят построить.

Теперь понятно, почему совсем обыденно перечисляют воспитатели, что поступают их выпускники на учебу в вузы Москвы, техникумы. У бывших беспризорников здесь крылья вырастают. На открытие комплекса собралось много бывших выпускников приюта. Еще бы! Они принимали самое активное участие в создании.

- Хорошо, что я в приют попал, здесь человеком стал, - охотно рассказывает 20-летний Евгений. Я остановилась у настольной игры «Футбол», и Евгений, оказавшись рядом, предложил: «Сыграем?!» Реакция у меня, естественно, не та, и я проиграла. Разговорились. Евгений в Москве получил квартиру после выпуска, работает.

Здесь бывает часто, рад, когда просят помочь, у него строительная специальность.

- Если бы я в 10 лет не встретился с Сергеем Георгиевичем, не знаю, что со мною было бы, - говорит юноша. - У меня еще два брата, а где они - неизвестно, мамка...- Евгений замолчал. - Я понял, что все реально, стоит лишь постараться, - продолжил мой собеседник. - Танцевал в «Ритме», увлекся музыкой. Сейчас сам пробую сочинять. Пишу и тексты.

- Хочу послушать, - попросила я.

- Нет, вам не понравится, там есть, ну, как вам сказать, из прошлой жизни слова...

- Ненормативная лексика, что ли? - догадалась я.

Евгений кивнул головой. Мне еще раньше в одном детском доме психолог объясняла, что самое сложное для ребят - изжить свое прошлое. Ведь нельзя отрезать все сразу и забыть. Потому и предлагают психологи ребятам писать письма в прошлое, разговаривать с собою прежним, одним словом, на другом творческом уровне отнестись к себе, расставить ориентиры, понять. Ведь что такое хорошо и что такое плохо, мы постигаем годами начиная с детства. А если вместо этого только борьба за физическое выживание?

И мне стала понятна радость Светланы Юрьевны Большаковой.

- Сегодня у нас в семье событие, - улыбалась воспитательница, - Катюша из школы принесла дневник, где написано: «Молодец!».

В семье у «мамы Светы» шестеро детей - три мальчика и три девочки. Каждая семья проживает в отдельной квартире, где уютная обстановка, красивая мебель, чистота, порядок. Многие из детей впервые видят простыни, впервые берут в руки книгу.

Библиотекарь Светлана Михайловна Алтухова не сетует и не жалуется: мол, дети мало читают. Ее верные друзья - книги - выстроились в ряд и готовы подружиться с каждым посетителем.

- Представляете, пришел недавно подросток и так тихо мне признается: оказывается, вы правы, Светлана Михайловна, «Капитанская дочка» - это очень интересная книга.

Рассказывая про этот случай, библиотекарь любовно поглаживает корешки новых книг. Выбор у ребят богатый, правда, выбирать многие новоиспеченные читатели пока не умеют. Полагаются на вкус наставника.

Люди перестают мыслить, когда перестают читать. С этой общеизвестной истиной не поспоришь.

- Вообще я заметила, - делится со мной Светлана Михайловна, - что среди книг невольно любой озорник становится тише. Простое созерцание корешков книг впечатляет. С этого мы и начинаем знакомство ребят с библиотекой. Пусть постоит каждый в тишине среди умных и добрых друзей, которыми могут стать ему книги.

Открытые уроки чтения, викторины, акции проводятся в интересной и увлекательной форме. Обязательно замечают и отмечают призами ребят, которые приохотились к чтению.

Не так-то просто завоевать доверие этих ребят. В приюте вся обстановка располагает к откровенности, открытости. У входа - большая витрина с работами ребят.

Симпатичный мальчуган, заметив мой интерес, остановился рядом.

- Познакомимся? - предложила я.

- Кирилл, - ответил собеседник. - Я вообще-то танцевать собрался, брюки, видите, оранжевые внизу.

- Да, красивый костюм, - искренне призналась я. - Переливается, как радуга. А вот здесь, в витрине, чьи работы?

- Да всех ребят. И моя тоже. Эта вышивка крестом.

- Умеешь так хорошо вышивать? - удивилась я.

- Конечно, и из бисера фигурки тоже плету. Но у меня не очень получаются. Вот у Артема лучше. Ну я побежал...

Артема я увидела за работой в классе. На руке у него расположился симпатичный зеленый крокодильчик с черными глазками-бусинками.

- Возьмите, он шершавый, но не кусается, - предложил Артем. Я взяла крокодильчика в руки. Он был теплый на ощупь. Сначала я сфотографировала его на ладошке маленького мастера. Потом крокодильчик снова перебрался в мою ладонь.

- Нет, у тебя ему будет лучше, - предвосхитила я жест мальчика.

Чего я испугалась? Ответственности за доверие? Связи с этим грустным тонким человеком?

...Радуга осталась позади. Москва нас встретила разноцветными огнями. Но это были совсем другие огни.

Надежда ТУМОВА, д. Радужная, Московская область