Кроме сходства в главном, «Ликвидация», очевидно, ориентировалась на высокие стандарты многосерийного кино (а не сериального «мыла»), которые задал телефильм Татьяны Лиозновой. В 14 частях «Ликвидации» Урсуляка они налицо: любовная операторская работа с точными крупными планами, не стилизованная, стильная монохромность (оператор - Михаил Суслов), задающая нерв, запоминающаяся музыкальная тема (композитор - Энри Лолашвили), напряженная интрига (авторы сюжета - Зоя Кудря и Александр Кореньков), колоритные, на грани анекдота сыгранные характеры и типажи (Владимир Машков, Сергей Маковецкий и далее по списку). И, конечно, отдельная тема - смачно переданный советский фольклор, обретший после фильма вторую жизнь. Я думаю, это не просто свидетельства мастерства сценариста (Алексей Поярков) и сочной актерской игры. Возможно, это вновь попадание в коллективное бессознательное, как это произошло с «Семнадцатью мгновениями весны».

Ведь чем, кроме детективной интриги и незабываемого юмора, нам оказалась близка история русского разведчика на немецкой чужбине? Ситуация штандартенфюрера Штирлица, своего среди чужих, читалась зрителями как в отраженном зеркале. Советским гражданам была до боли понятна роль «чужого среди своих»: «родная» власть в любой момент была готова стать мачехой любому в чем-то не угодившему, и каждый гражданин имел сладкий опыт прятания кукиша в кармане, пусть в виде невинных анекдотов. И уж ежу было понятно, что изображенные с нескрываемой теплотой «борманы» и «мюллеры» имеют больше общего с советскими людьми, чем с реальными нацистами.

«Ликвидация» на схожем, только перенесенном внутрь страны материале, вновь говорит: все мы люди, все мы человеки. Все имеют право жить и любить. Даже бандиты, убийцы, предатели (тут впору вспомнить Родиона Раскольникова, чья история в виде очередной экранизации шла параллельно с «Ликвидацией»). Вообще предательство - тонкая и часто неуловимая штука, говорящая об относительности наших представлений о добре и зле. С одной стороны, полковник Исаев - герой-разведчик, но он же как штандартенфюрер Штирлиц, с другой - шпион и предатель. Виталий Кречетов, он же немецкий резидент Академик, сыгранный Михаилом Пореченковым, в сущности, находится в таком же положении. И хотя он «засланец» с другой стороны, нельзя отказать ему в положительном обаянии и просто в человеческих чувствах. Даже если предположить, что Академик лишь играет в хорошего парня, он искренне любит свою девушку, а пойдя на ее вынужденное убийство, испытывает неподдельное горе. Во всяком случае злодеем героя Пореченкова (как и Чекана в исполнении Константина Лавроненко) никак не назовешь. Его персонаж - скорее, запутавшийся и уставший от этого постоянного раздвоения индивидуалист.

Мотив «своего чужака» развивает и главный герой «Ликвидации» Давид Гоцман (по-моему, это лучшая роль Владимира Машкова, которая сидит на нем как влитая), дважды оказывающийся подозреваемым по делу. Кроме того, он вынужден постоянно искать предателя среди близких ему людей. Тут тема еще углубляется в нашу генетическую память: в то время страна была заражена массовым выискиванием «врагов народа». И, кажется, мы еще не совсем выздоровели от этой болезни. Как и от склонности к силовым решениям и от недоверия к закону. Урсуляк убедительно показывает, что власть, проводя «зачистку» от бандитов и убийц их же методами, становится неотличимой от них и такой же страшной. Так что «Ликвидация» - это про нас с вами, здесь и сейчас, везде и всегда.

Я думаю, «Ликвидация» вполне может претендовать на звание лучшего телефильма уходящего года. Картина, как говорится, маслом.