Многообразия в системе образования ФРГ предостаточно, ведь культурный суверенитет каждой из 16 федеральных земель является ядром федеративного устройства страны. Это мы в России привыкли говорить о нашей системе образования как о чем-то едином, имеющем замечательные давние традиции, прошедшие проверку временем.

Я долго не могла понять, почему так часто в Германии сталкиваюсь с парадоксальным явлением: с одной стороны, российские чиновники уверенно говорят о прекрасном немецком образовании, достойном подражания. А с другой стороны, те россияне, кто «хлебнул» досыта этого образования, увидел его с разных сторон, мягко говоря, не разделяют эти восторги. Но все встает на свои места, если исходить из того, что приезжающим в Германию в командировки чиновникам показывают «Потемкинские деревни» - лучшее из лучшего в наиболее благополучных землях.

Чтобы избежать необъективной оценки, очень хотела бы, чтобы предлагаемая статья о педагогическом образовании ФРГ была воспринята читателями только как «усредненная» общая информация, допускающая погрешность по отдельным землям. При подготовке этого материала я разговаривала с несколькими учителями из России, работающими сейчас в немецких школах. Одна из них, Светлана, проработала в Германии более 30 лет. В 50-х годах она закончила Государственный педагогический институт имени К.Э. Циолковского в Калуге, и, кстати, ее диплом в свое время был сразу же без каких-либо проблем признан в ГДР. В настоящее время она на пенсии, но вынуждена подрабатывать, давая уроки, так как пенсии на жизнь одиноким учителям русского языка в восточных землях не хватает. Кстати, сейчас женщины-учителя в Германии уходят на пенсию с 63, мужчины - с 65, а в самой ближайшей перспективе пенсионный возраст достигнет 67 лет!

Были среди моих собеседников и молодые учителя, приехавшие в ФРГ в 90-е годы из бывших республик Советского Союза. Но ни от кого я ни разу не слышала критики в адрес полученного ими на Родине педагогического образования. Люди, которые хорошо знакомы не по слухам и не по отдельным загранкомандировкам с немецким образованием, с большой благодарностью и теплотой вспоминают, как хорошо в недалеком прошлом готовили учителей в России. Все единодушно отмечают, что наше педагогическое образование ничуть не хуже, а во многом даже лучше немецкого.

Другая моя собеседница, Венера, преподающая немцам немецкий язык, отметила, что сейчас здравомыслящие немецкие учителя в поисках выхода из создавшейся неблагоприятной ситуации в системе образования все чаще начинают поглядывать на восток и сожалеть об уничтоженных педагогических традициях ГДР, призывать к их возрождению. Оказывается, все было совсем неплохо. Опыт объединения Германии, вернее, «поглощения» ГДР западными землями, показал, как легко и быстро можно разрушить хорошую систему образования и что получить взамен?

Всего лишь один пример. Несколько лет назад в Германии был ликвидирован класс педагогов дошкольного образования и начального обучения. Трудно поверить, но в Берлине и во всей земле Бранденбург сегодня нет учебных заведений, где готовили бы педагогов подобного профиля. Прошло совсем немного времени, и результат налицо: сейчас все общество бьет тревогу, так как дети приходят в школу совсем не подготовленные и 80 процентов учащихся начальной школы нуждаются в выравнивающем обучении. Очевидно, что эту проблему немцы создали сами. Видимо, перестарались с уничтожением «пережитков» социализма. Может быть, мы будем делать выводы из чужих ошибок и не наступать на те же грабли?

Вывод один: Россия должна гордиться и обязана беречь свою педагогическую школу, свои традиции и педагогические кадры. Говорить можно только о двустороннем взаимовыгодном обмене опытом с Германией, в том числе и в системе подготовки учителей, но не спешить его внедрять у себя. Думаю, что к этому мнению зарубежных коллег, имеющих российское образование, стоит прислушаться.

Сегодня подготовка учителей в университетах Германии включает два этапа: обучение в университете до первого государственного экзамена и двухлетнюю педагогическую практику - рефендариат, после которой сдается второй, завершающий государственный экзамен.

В соответствии со ступенями и типами школ, в которых студенты хотели бы работать, по окончании университета они могут получить различные учительские должности, которые в разных землях могут называться по-разному. Это может быть должность учителя первой ступени I или учителя начальной школы; должность учителя второй ступени I, или учителя 5 - 10-х классов базовой, реальной школы, гимназии и объединенной школы; должность учителя второй ступени II, или учителя 11 - 13-х классов гимназии и объединенной школы.

Минимальная продолжительность обучения в университете для получения различных должностей учителя колеблется от 7 до 9 семестров (4,5 года) внутри одной федеральной земли. Но мало кто из студентов укладывается в эти сроки, поэтому учеба в университетах, как правило, затягивается ещё на несколько семестров. Затем бывает педагогическая практика продолжительностью в 2 года.

Университетская подготовка будущего учителя состоит из трех компонентов: изучение 2 - 3 учебных предметов, изучение педагогических наук и школьная практика.

Выбор изучаемых предметов зависит от будущей учительской должности студента и от учебного плана соответствующей ступени школы.

Официально считается, что изучение педагогических наук составляет 25% учебной программы для учителей первой ступени и второй ступени I, а для учителей второй ступени II - 20%. Однако, как мне удалось узнать, будущие педагоги в университете имени Гумбольдта в Берлине (напомню, что Берлин - тоже одна из 16 федеральных земель) сегодня на фоне 140 часов по предметам имеют 20 часов на изучение педагогических и близких к ним дисциплин.

В специальной литературе можно встретить такую формулировку: «Государственные предписания определяют следующие области и разделы педагогических и близких к ним других гуманитарных наук, которые должны стать предметом преподавания и обучения в университете»:

1) воспитание и образование (педагогика, философия);

2) развитие и обучение (психология);

3) общественные предпосылки воспитания (социология, педагогика);

4) учреждения и формы организации системы образования (педагогика, социология, право);

5) преподавание и общая дидактика.

Однако когда я попыталась подробнее выяснить, как и что преподается, то оказалось, что, по крайней мере в Берлине, эти дисциплины изучаются по выбору, так как в 20 часов они явно не укладываются.

Школьная практика ориентирует студентов на работу в школах, а также помогает им получить практический опыт и оценить «личную пригодность» к профессии учителя. Практика, то есть посещение занятий в школах, находится в тесной связи с учебными занятиями по педагогике или методике.

В конце обучения в университете студенты сдают первый государственный экзамен по учебным предметам и педагогическим наукам (письменно и устно).

После успешной сдачи первого государственного экзамена будущий учитель проходит двухлетнюю педагогическую практику - референдариат. Она представляет собой профессиональную практическую подготовку в школе и на так называемом учебном семинаре.

Центральное место в профессиональной педагогической подготовке занимает посещение уроков, проведение пробных уроков и самостоятельное преподавание. В конце практики сдается второй государственный экзамен, который состоит из домашней письменной работы, двух пробных уроков и устного экзамена. Успешно пройденный второй государственный экзамен знаменует окончание подготовки учителя.

Затем выпускники пытаются найти свободные места для работы в школах, что в условиях безработицы сейчас не просто. И при этом они должны помнить, что их диплом может быть не принят и не признан в других землях ФРГ.

На мой взгляд, обучение учителей в университетах бок о бок с другими специалистами по данному учебному предмету лишает будущих педагогов неповторимой атмосферы педвуза, пронизанной общими интересами, формирующей у студентов с первых дней соответствующее отношение к выбранной профессии.

Учеба будущих учителей в немецких университетах имеет в основном чисто теоретический характер. Практический опыт молодые педагоги накапливают уже по окончании вуза, в ходе педагогической стажировки. Эта система все чаще подвергается критике. В теоретическом плане германские учителя подготовлены не хуже, чем их коллеги за рубежом. В то же время результаты исследования «PISA» («Programs for International Student Assessment») выявили серьезные недостатки в области практической диагностики поведения школьников. Юрген Баумерт, руководитель исследования «PISA» в Германии, приводит статистические данные, подтверждающие этот вывод: четверть всех учеников испытывают заметные трудности в чтении; в то же время учителя считали, что 88 процентов учеников этой «группы риска» не относятся к категории «слабых». Эти данные неизбежно приводят к выводу о том, что практический аспект подготовки учителей должен быть усилен. Министр по делам культуры и образования земли Саксония-Анхальт Ян-Хендрик Ольбертц сформулировал суть вопроса так: «Хорошее преподавание химии - это не химическая, а педагогическо-дидактическая проблема».

Почти все ассоциации педагогов требуют радикальной переориентации системы образования. Многие считают, что при подготовке учителей в центре внимания должны находиться педагогические дисциплины и ранняя практика в школе, а вокруг этого «солнца», подобно планетам, должны вращаться специальные предметы, ориентированные на школу.

Берлин