Скажу честно: меня интересуют классик Рязанов и его бессмертная «Ирония судьбы, или С легким паром», которая вот уже тридцать с лишним лет назад стала неизменным атрибутом отечественного Нового года, таким же привычным, как новогодняя елка, подарки близким и бокал шампанского под звон курантов. Классическое ли произведение «Ирония судьбы», не знаю, знаю только, что каждый год к прежним телезрителям прибавляются новые и не просто новые зрители, а представители новых поколений. И у каждого поколения своя оценка этой ленты, свои, вызывающие отклик в душах, ассоциации, своя вера или, наоборот, неверие в происходящее на экране. Когда фильм вышел на телеэкраны, меня еще не было на свете, наверное, поэтому с этим фильмом я открываю прошлое и сравниваю с ним настоящее, делаю свои выводы и устанавливаю параллели с тем, что чувствую, что вижу вокруг.

Сюжет фильма похож на сказку для взрослых, наверное, он так и воспринимался вначале. Московский врач перебирает лишнего с друзьями в бане, попадает в самолет (кстати, сегодня его, нетрезвого, ни в самолет, ни в поезд не пустили бы, на этом история и закончилась бы, не начавшись, да и друзья навряд ли стали бы покупать на свои деньги билет приятелю без уверенности, что он отдаст им потраченные деньги), перелетает в другой город, приходит в такой же дом и в такую же квартиру, как та, в которой он проживает с мамой, встречается там с замечательной молодой женщиной и в результате отказывается от брака с нелюбимой. Все это сопровождается жизнеутверждающим гимном любви и минорной мелодией расставания главной героини с женихом и главного героя с невестой. На этом фоне, кстати, немного диссонируют закадровые стихи Кочеткова «С любимыми не расставайтесь».

Вроде бы почти поэма, но по жанру все же сказка. А каждое новое поколение, которому предлагают сказки, всегда начинает вдумываться в сказочные реалии и оценивать их совсем по-другому. Ну, скажем, почему Колобок, на создание которого дед и баба потратили последние продуктовые запасы, укатил от них неизвестно куда и еще с гордостью признавался первым встречным в своем поступке? При новой оценке Колобка и поступок Лисы, съевшей его по дороге, уже не кажется таким ужасным.

В «Иронии...» Рязанов следует основному тезису, который пытается подтверждать каждой минутой фильма: и в стандартном доме, в стандартной квартире со стандартной мебелью, у почти стандартного советского бюджетника, дескать, могут возникнуть такие нестандартные чувства, что переломится вся жизнь, пойдет по-другому, обуреваемая чисто шекспировскими страстями. По сути дела, Эльдар Александрович создал фильм-предчувствие тех перемен, которые наступят через десятилетие-другое, а изменив жизнь общества, перекроят и судьбу каждого.

С позиции советского времени фильм был сентиментально-бунтарским. А как же: два героя - врач и учительница - дружно заявляют, что их чрезвычайно важная для страны работа оплачивается невысоко, что, работая в школе, нужно учить детей отстаивать свою точку зрения и учиться у детей самому, поют песни на стихи опальной в советское время Беллы Ахмадулиной и вообще ведут себя так, словно решили бросить вызов высокой советской морали и нравственности.

По нынешним же временам все происходящее на экране выглядит банально, просто и обыденно. Кроме, пожалуй, того, что врач и учительница ни с того ни с сего получают бесплатно квартиры и даже находят (при маленькой зарплате, размер которой и в наше время остается на низком уровне) деньги на приобретение мебели, что сегодня и в самом деле может показаться сказкой. Оставим за скобками то, что история с попаданием в похожие квартиры в разных городах нынче просто не смогла бы произойти: приметы нашего времени - железные двери, охранная сигнализация, замки с секретом - надежно отсекают от мира чужих отдельные семейные мирки. Нетрезвого Лукашина взяли бы через несколько минут после попытки вскрыть чужую квартиру своими ключами, и неизвестно, чем бы для него закончилась эта банная история. Гораздо интереснее тот причудливый рисунок человеческих взаимоотношений, который возникает на экране, и те его фрагменты, что неуместны сегодня или, напротив, так присущи нашему времени.

Не знаю, что видят в этой истории взрослые люди, но передо мной Женя и Надя предстают как два расчетливых и в какой-то мере равнодушных человека, которые решают устроить свою жизнь, абсолютно не думая о тех, с кем они будут вершить это строительство.

Надя - умная, симпатичная, интеллигентная, в свои 34 года все еще не замужем, карьера по общему стандарту общества тоже не задалась - учительница, которая мечтает стать завучем, но не имеющая для этого больших шансов, не альтруистка, она готова выйти замуж за человека, имеющего машину, деньги на приобретение настоящих французских духов в подарок будущей жене. Женя - врач в обычной поликлинике, маменькин сынок, который смирился с обывательской жизнью, по сути своей он подкаблучник, легко отдающий себя во власть тех, кто будет заботиться о нем и принимать за него все решения.

Под стать главным героям и их потенциальные партнеры: материально обеспеченный Ипполит, который, несмотря на свою состоятельность, так и не сумел обрести личное счастье, Галя, которая не мирится со своим одиночеством и готова на брак по расчету, чего не скрывает. При этом вся четверка жаждет любви, покоя, счастья и... достижения поставленной цели. Таковы исходные условия взаимоотношений.

По прежним советским стандартам у телезрителя вызывала восторг ситуация, при которой Женя отказывался от Гали, а Надя - от Ипполита, он видел в этом торжество вечных ценностей и высокой любви. Но вот что интересно, этот же телезритель в конце концов невольно сочувствовал Ипполиту и Гале, смутно ощущая, что не так уж и благородны главные герои, вызывающие всеобщий восторг. Жене все равно на ком жениться, ведь совсем недавно он утверждал, что искал Галю всю жизнь. Нашел и тут же готов отказаться, потому что ему все равно, на ком жениться, лишь бы жениться? Надя, которая упорно выставляла карточку Ипполита на видное место, тут же безболезненно с ним расстается. Не думает о том, как переживет все это человек, испытывавший к ней добрые чувства? Кстати, расставаясь, французские духи Надя Ипполиту не возвращает, пустячок, но как много он говорит об учительнице, которая, наверное, в те времена говорила детям о необходимости быть бескорыстными.

Когда главные герои расстаются, возникает большое сомнение, что они будут вместе, ведь Женя не делает Наде предложения руки и сердца. Кстати, не такова Надя, чтобы пребывать в неизвестности: она едет в Москву, и для кого-то эта поездка - доказательство любви главной героини к главному герою, а для кого-то - попытка не упустить мужчину, которого не стыдно показать коллегам. Для нас этим визитом и заканчивается фильм, но после появления титров «Конец фильма» начинается, что называется, гадание почти на кофейной гуще: чем же в наше время могла бы закончиться такая история? Да что там закончиться! Как она могла бы развиваться дальше по законам сегодняшнего времени?!

Задатки у главных героев вполне рыночные, так что в наше время герои чувствовали бы себя совсем неплохо. Скорее всего, Надя не отказалась бы сегодня от обеспеченного Ипполита, уж если он в советское время так преуспевал, то в наши дни, несомненно, стал бы преуспевающим бизнесменом, а какая же учительница откажется от бизнесмена. Такой брак по расчету одобрили бы все окружающие, такова нынче мораль, что прагматичные поступки не осуждаются, а принимаются во внимание и одобряются обществом. Это составляющие личностного успеха, к которому так усердно нас призывают. К тому же не факт, что жена бизнесмена Надя осталась бы в школе, где и в самом деле платят мало, наверное, она бы сидела дома, научилась классно готовить заливную рыбу и прочие деликатесы. Впрочем, скорее всего из своей стандартной квартиры она перебралась бы в загородный особняк и завела домработницу.

Что касается врача Жени, то у него карьера могла бы сложиться в наше рыночное время совсем неплохо. Во-первых, наша медицина становится все более платной, и у хорошего хирурга Жени тут есть реальные перспективы для повышения своего материального достатка. Тем более что энергичная Галя, взяв на себя руководство его деятельностью, не дала бы ему возможности пребывать в состоянии покоя, уж она бы его раскрутила по полной программе. Кстати, по нынешним временам и в загс его вести не нужно: можно жить гражданским браком и оформить отношения только тогда, когда появятся дети. А уж если расчетливая Галя все доходы и приобретаемое имущество будет оформлять на себя, то и выходить замуж не нужно: с хорошими деньгами и недвижимостью она себе может со временем найти и кого-нибудь получше Жени. Что у семьи Лукашиных будет ситуация с разрешением вполне материальных проблем, сомневаться не приходится. По нынешним временам взгляд Жениной мамы, которая критически оценивает новую знакомую сына Надю и говорит: «Поживем - увидим!», понятен многим. Дескать, приехала дамочка из Питера и, конечно, захочет прописаться, а там и поучаствовать в приватизации московской квартирки, имея собственность и в Питере. Сегодня родственники не только не хотят делиться имуществом, но даже и регистрировать мужей и жен своих детей на общей жилплощади.

Женя и Надя в рыночные времена построили бы каждый свою судьбу так, как того требуют их личные интересы. А любовь? Любовь могла бы существовать в иной плоскости. В наше время никто и ничто не мешало бы им встречаться время от времени то в Москве, то в Питере и продолжать свои отношения в тайне от супругов. Это нынче тоже рассматривается как вполне обыденная ситуация, не вызывающая скандала в обществе.

Понимаю, что мои конструкции относительно жизни Нади и Жени могут вызвать у представителей старшего поколения возражения, дескать, вы, молодые, все меряете нынче на рыночный аршин, поэтому и делаете такие неожиданные выводы. Вот только не я одна такие выводы делаю. Страна ожидает, что в нынешний Новый год на телеэкраны выйдет новая версия-продолжение «Иронии судьбы» - «Ирония судьбы-2». Интересно, что Эльдар Рязанов отказался делать продолжение, как мне кажется, по тем же вполне понятным причинам: наверное, Эльдар Александрович за тридцать лет, прошедших после выхода своего фильма на телеэкраны, тоже понял, какие ассоциации сегодня может вызвать эта почти сказочная история, а прагматизм на экране ему никогда не был свойственен. Оттого, вероятно, и признают его классиком отечественного кинематографа. Кстати, в новом фильме Рязанов все так же полетит в Санкт-Петербург в самолете с Лукашиным, но не отцом, а сыном.

Анастасия БРЕЖНЕВА, ученица 11-го класса школы №1234

P.S.

Интересно, какой увидит «Иронию судьбы» через тридцать лет моя дочь?