В современной физике есть одна замечательная теория. В ней утверждается, что в каждый момент бытия рождается неисчислимое множество вселенных, среди которых лишь одна - наша. И подобные огромному вееру пути этих вселенных расходятся по разным направлениям. Автор этой теории - Хью Эверетт - и не представлял себе, наверное, что в середине XX века жил на Земле ученый, философ и писатель Иван Ефремов, предсказавший человечеству великую развилку: один путь - планета страданий Торманс, другой - Великое Кольцо Разума.

Напомню сюжет знаменитого ефремовского романа «Час Быка». В конце современной нам эпохи (ЭРМ - эры разобщенного мира) несколько могучих межзвездных кораблей унесли к другим мирам колонию фанатиков, разочарованных в перспективах цивилизации на Земле. Корабли попадают в гравитационную воронку и уносятся за многие тысячи световых лет к далекой звезде, к планете, где им суждено заложить новую цивилизацию. В то время как Земля движется медленной, но уверенной поступью по дороге прогресса, причем не только технического, но и морального, колонисты заселяют новую планету. Созданное ими общество сразу же попадает в спираль кризиса, выход из которого - тоталитарная диктатура, безвыходная и беспросветная. Совершенно случайно планету страданий - Торманс - обнаруживают путешественники какой-то другой цивилизации Великого Кольца. И вот к далекой планете направляется космический корабль землян...

В романах Ефремова, как это знает любой увлеченный его читатель, есть множество загадок. Одна из них такова: вышеуказанная развилка названа «порогом Синеда Роба». Любая цивилизация должна, согласно этому принципу, пройти сквозь «тонкое горлышко бутылки» глобальных проблем, иначе ее судьба печальна: пример - Торманс. Только вот кто же такой Синед Роб? Ведь хорошо известно, что множество имен персонажей у Ефремова построено по принципу анаграмм: например, Ксарм - это Маркс, а сады Цоам указывают на китайского диктатора Мао Цзедуна.

Размышляя над загадкой, я перебрал множество вариантов. Читая задом наперед, получим Бор Денис. Может быть, Нильс Бор?

Нильс Хенрик Давид Бор (1885 -1962) - датчанин, один из создателей современной физики. Создал первую квантовую теорию атома. Внес значительный вклад в развитие теории атомного ядра и ядерных реакций. Как и многие физики, развязавшие человечеству руки в ядерной науке, он испытывал комплекс вины и занимался проблемами разоружения, боролся за мир. Еще в августе 1944 г., еще до Хиросимы и Нагасаки он обратился к президенту Рузвельту с меморандумом, в котором высказывался за полное запрещение использования нового оружия. «Человечество может оказаться перед лицом опасности, не имеющей себе равных, - писал Бор, - если только в должное время не будут приняты меры для предотвращения гибельной гонки вооружений... Помимо широкого доступа к самой полной информации о научных открытиях, все крупные промышленные предприятия, как гражданские, так и военные, должны быть открыты для международного контроля».

Вспомним, что открытость информации у Ивана Ефремова считается одним из главных законов Великого Кольца.

Да, это так, но все-таки «порог Синеда Роба» отнюдь не сводится к проблеме мира и войны, к недопущению ядерного конфликта. Это не просто выбор между жизнью и ядерным самоуничтожением, речь идет о другом: о том, КАК будем жить, если выживем. К тому же в имени «Денис» содержится всего лишь три буквы имени «Нильс». Хотя остальные можно найти в «Хенрике» и «Давиде», все-таки получается неубедительно...

Попробуем зайти с другого конца. Кто из великих людей XX столетия высказывался по тематике, близкой к «порогу Роба»? Кто выступал за революцию в области этики, воспитания, альтруизма? Конечно, сразу же приходит на ум имя Эриха Фромма.

Эрих Фромм (1900-1980 ) - немецко-американский психолог и социолог, представитель неофрейдизма, выдающийся мыслитель ХХ века. Много писал о необходимости революционных перемен в области воспитания и создания человечной социальной среды. Написал знаменитую книгу об искусстве любви, доказал, что современное общество нельзя назвать здоровым, точнее, психически здоровым, придав точный смысл этому слову. Как философ, Фромм был очень близок к Ивану Ефремову, и его взгляд в будущее во многом перекликался с идеями, высказанными русским ученым. Настолько, что можно было бы даже не обращать внимания на отсутствие связи между именами.

Фромм писал: «Человек не может жить без веры. Решающим для нашего и следующего поколений является вопрос о том, будет ли это иррациональная вера в вождей, машины, успех или рациональная вера в человека, основанная на опыте нашей собственной плодотворной деятельности». И эти слова есть не что иное, как другая формулировка принципа Синеда Роба...

Но - нет! Эрих Фром уже выведен у Ефремова в качестве Эрфа Рома, прототипом которого является, вероятнее всего, как Фромм, так и сам Ефремов. Поэтому Фромм отпадает...

Тогда, может быть, Швейцер?

Швейцер Альберт (1875-1965) - представитель традиции христианского гуманизма, теолог, врач, музыковед. Он доказал искренность своих идей на практике, занимаясь лечением смертельно опасной проказы... Швейцер писал, предваряя мысли Ивана Ефремова о второй великой революции: «Практиковавшиеся ранее естественные, внешние меры оказались непригодными. От нас требуется единственное в своем роде, не похожее на прежние деяние. Работая, мы должны уподобиться людям, обновляющим фундамент собора под давлением огромной тяжести его массивных стен. Гигантская революция должна свершиться без революционных действий».

Альберт Швейцер был также провидцем, указавшим едва ли не впервые на этические аспекты экологического кризиса. Он, например, предложил толковать легенду о райском яблоке как символ недопустимости и греховности потребительского общества... И все же Синед Роб - это вряд ли Швейцер. Дело не только в отсутствии какой либо схожести в именах, но прежде всего в том, что между атеистическим мировоззрением Ефремова и христианским характером всех размышлений Швейцера глубокая пропасть...

После длительных поисков я буквально наткнулся на Денниса Габора: читая наоборот и сокращая слог «аг» из соображений эвфонии, получаем «Синнед Роб»! Похоже, открытие состоялось...

Что мы знаем о Деннисе Габоре? Нобелевский лауреат, изобретатель голографии.

Кстати, едва ли не первым описал голографию Ефремов в своих рассказах задолго до ее реального изобретения. Вот - одна связь. А вот - другая. Оказывается, Денниса Габора весьма интересовали глобальные проблемы человечества. В его нобелевской лекции есть высказывания, почти текстуально совпадающие с тем, что писал Ефремов. «Многие из нас подозревают, - говорил он, - что природа человека замечательно приспособлена к тому, чтобы вывести нас из джунглей и пещер на современную высокую стадию промышленной индустриализации, но не к тому, чтобы в течение продолжительного времени безмятежно пребывать на этой высоте». Сравним это со словами Ефремова: «Самое трудное в жизни - это сам человек, потому что он вышел из дикой природы не предназначенным к той жизни, которую должен вести по силе своей мысли и благородству чувств».

Деннис Габор был одним из создателей и бессменным участником Римского клуба, оргнизации, которая и поставила на повестку дня всю «глобальную проблематику». Габор написал «Четвертый доклад Римскому клубу», где говорилось, что человечество должно перейти на новую ступень в своем развитии. «Будущее невозможно предвидеть, - писал Габор, - но его можно изобрести». Клуб возник в 1968 г. Иван Антонович почти наверняка знал о нем. Возможно, он имел какие-то прямые контакты с Габором и другими учеными, которые туда входили (и это смогут, мне кажется, подтвердить исследования в его архиве). Я перелистал роман Ивана Ефремова «Час Быка» и поразился, насколько много внимания уделяется там глобальному экологическому кризису. Веер путей, по которым будет развиваться наш мир, бесконечен. Но есть два «аттрактора», две главные траектории, притягивающие к себе все остальные в этом эвереттовском многообразии: путь Великого Кольца и путь Торманса. И это главное в его романе.

Диктатор Торманса Чойо Чагас допустил руководительницу экспедиции землян Фай Родис в подземелье, хранившее материалы об истории Земли.

«Фильмы «Человек - природе» показывали, как исчезали с лица Земли леса, пересыхали реки, уничтожались плодородные почвы, развеянные или засоленные, гибли залитые отбросами и нефтью озера и моря. Огромные участки земли, изрытые горными работами, загроможденные отвалами шахт или заболоченные тщетными попытками удержать пресную воду в нарушенном балансе водообмена материков. Фильмы-обвинения, снятые в одних и тех же местах с промежутком в несколько десятков лет. Ничтожные кустарники на месте величественных, как храмы, рощ кедров, секвой, араукарий, эвкалиптов, гигантов из густейших тропических лесов. Молчаливые, оголенные, объеденные насекомыми деревья - там, где истребили птиц. Целые поля трупов диких животных, отравленных из-за невежественного применения химикатов. И снова - неэкономное сожжение миллиардов тонн угля, нефти и газа, накопленных за миллиарды лет существования Земли, бездна уничтоженного дерева. Нагромождения целых гор битого стекла, бутылок, ржавого железа, несокрушимой пластмассы. Изношенная обувь накапливалась триллионами пар, образуя безобразные кучи выше египетских пирамид... Промелькнули гигантские города, брошенные из-за нехватки воды, рассыпавшиеся груды обломков бетона, железа, вспузырившегося асфальта. Огромные гидроэлектростанции, занесенные илом, плотины, разломанные смещениями земной коры. Гниющие заливы и бухты морей, биологический режим которых был нарушен, а воды отравлены накоплением тяжелой воды при убыстренном испарении искусственных мелких бассейнов на перегороженных реках. Гигантские полосы безжизненной пены вдоль опустелых берегов: черные - от нефтяной грязи, белые - от миллионов тонн моющих химикатов, спущенных в моря и озера. Затем потянулись скорбной вереницей переполненные больницы, психиатрические клиники и убежища для калек и идиотов»... Какое страшное описание! Во времена Ефремова просто удивительно, что цензура не заметила, что речь идет о НАШЕМ будущем, о Земле в XXI веке.

Правда, потом, через какое-то время, опомнились и запретили роман. Он исчез с полок библиотек и был переиздан уже в перестройку. Со времени, когда были написаны эти строки, прошло почти сорок лет. С тех пор мы очень сильно продвинулись по предсказанному нам пути. Подошли ли мы вплотную к Развилке? А может быть, еще есть время? Или, наоборот, точка возврата пройдена? Трудно ответить на этот вопрос. Хорошо уже то, что в нашей литературе есть книги, которые заставляют задуматься об этом.

Вероятно, Синед Роб - это Деннис Габор. Но дело в том, что понимание дилеммы, встающей перед человечеством, было присуще многим выдающимся умам прошедшего века, в том числе тем, о которых шла речь выше. Все они могут в той или иной мере считаться прототипами Синеда Роба, как и создатель этого персонажа - Иван Ефремов.