По мнению директора школы Сергея Казарновского, непрерывность образования возникает тогда, когда в школе все взаимосвязано, когда одно дополняет другое. Технология обучения в «Класс-центре» устроена так, что все предметы объединяются в одно единое образовательное целое, где самым естественным образом одно понимается через другое, опираясь на ощущения, ассоциации в самых различных областях знаний.

Решая главную задачу школы - давая детям образование высокого уровня, педагогический коллектив создал такую авторскую систему художественного воспитания, которая предполагает серьезный разговор с учениками об искусстве, когда упоминание в нем того или иного имени - повод для посещения Третьяковской галереи или консерватории, кинотеатра или театра. Не проведение запланированных мероприятий, а именно импульс к художественному самообразованию стал в школе главным, как и выстраивание такого образовательного процесса, который требует от ребенка приобретения новых знаний и в результате позволяет ему получить хорошее образование. Сначала Казарновский организовал все это в рамках того, что сегодня называется дополнительным образованием, но ему, естественно, хотелось получить школу, в которой этот образовательный процесс не был бы дополнительным, в которой все - и урочное, и внеурочное действо - было бы слито воедино в творческий процесс познания и развития. Школа появилась в 1990 году и долгое время шел процесс становления, подбор технологий, определяющих параметры единой образовательной среды, в которой ребенок бы не только изучал закономерности природы, но и имел возможности для развития своей эмоциональной сферы. Ведь ребенку важно не только знать, но и чувствовать. Так постепенно возникла модель школы, которая состоит из обычной общеобразовательной, музыкальной и драматической школ, класс-театра, в ней реализуются некие специальные программы, она работает с девяти утра до шести вечера. Выпускники школы получают два документа об образовании - аттестат зрелости и диплом об окончании музыкальной школы.

Каков же смысл такого образования? «Человек устроен таким образом, что он погоду воспринимает не метеосводками, а глазами, ушами, собственным телом, для него важнее шум капели, запах первого снега, порыв ветра, - убежден Казарновский. - И, чтобы развивать то, что дано человеку от рождения, нужно заниматься тем, что называется дополнительным образованием, что архинеобходимо каждому, хотя в переводе на русский язык «дополнительное - значит не обязательное».

Что развивающее дополнительное образование не обязательно, было постулатом долгие годы. Чтобы развивать способности ребенка, нужно было вести его после уроков в музыкальную или художественную школу. При такой разделенности, по убеждению Казарновского, сколько ни делай попыток очеловечить школу, все впустую. А для того чтобы человек был свободен в своем развитии, нужно создать для него множество связей с окружающим миром, множество самых разнообразных коммуникаций. «Как-то на одной из телепередач, - рассказывает Казарновский. - меня спросили: «Можно ли научить человека понимать чужую боль?». Я ответил: «Мне кажется, можно научить человека воспринимать чужую боль». Это как чувство патриотизма - его нельзя воспитать. Оно или возникает, или не возникает. Когда наша сборная по футболу победила в матче англичан, все ликовали, и это было проявлением чувства патриотизма. Можно сколько угодно в школе в воспитательном порыве говорить детям: «Как вам не стыдно?», но если у них не развита потребность, если у них нет чувства и они не понимают, о чем вы с ними говорите, все призывы впустую». Почему сегодня повсеместно люди сквернословят? Потому что не чувствуют грубости, оскорбительности, бесчеловечности произносимого ими».

Наверное, кому-то покажется странным, но создание своей программы развития для школы №686 было жизненной необходимостью, а не данью требованиям инновационности и оптимизации учебного процесса. Да, сначала были ступени образования, включающие помимо общего образования еще и музыкальное, и драматическое, ставшие важными составляющими работы школы. Но потом возникла интегративная программа «Энциклопедия», которая потребовала некого тематического договора педагогов. Все началось со средней школы, где с учениками работают сразу несколько педагогов-предметников. У каждого учителя, если он творческий, есть свои концепции, свои формы работы, свое кредо. Но ученик-то у них один и тот же, и что ему делать, если каждый учитель требует своего. Казарновский сделал простой и логичный шаг - он попробовал сплотить творческих педагогов в педагогический коллектив. «Для начала, - говорит он, - было проведено много консультаций и педсоветов с учителями-предметниками по параллелям. Они говорили друг с другом и объясняли друг другу ключевые понятия, ключевые умения в том или ином предмете. Это требовало особой сосредоточенности, ведь каждому приходилось объяснять коллегам то, с чем те, возможно, никогда не сталкивались. Например, учитель физики объяснял что-то концептуальное из своего предмета учителю литературы, а учитель физкультуры - учителю математики». Насколько это важно, могут сказать учителя ведущих московских школ. Успешна та школа, в которой все члены педагогического коллектива говорят на одном языке, тогда они могут быть творческими педагогами вкупе. Это не отвергает идеи возникновения учителя-лидера, но предполагает реализацию идеи лидера-коллектива. Вот, собственно, это и было сделано в школе Казарновского. Учителя-предметники смогли все вместе сформулировать генеральные понятия, которые бы позволяли переходить от одного к другому. Например, в пятом классе основное понятие, о котором договорились учителя, это ритм. Они выяснили, как понятие «ритм» проявляется в русском языке, в литературе, в математике, в истории, в изобразительном искусстве, в музыке и других предметах. Конечно, поначалу возникает сомнение: ну при чем тут понятие «ритм» по отношению ко всем этим предметам? Но потом начинаешь размышлять и понимаешь, а ведь действительно ритм свойственен им. Ритм речи, ритм поэзии, ритм музыки, ритм истории, когда жизнь сообщества подчиняется определенной логике и последовательности и которую можно понять, как последовательность ритма; в изобразительном искусстве ритм не только ритм изображения, но еще и ритм восприятия в какой-то определенной последовательности. Разговор об естествознании невозможен без разговора о естественном жизненном цикле и ритме, драматическая школа не может существовать без понятия темпоритмических упражнений. Ученики школы посещают очень много самых разных спектаклей, поэтому важным было сделать так, чтобы они чувствовали ритм действия и могли об этом говорить.

В шестом классе главным становится понятие «диалог», так же как в пятом классе - «ритм», в седьмом классе - понятие «иерархия», в восьмом - понятие «элемент», в девятом - понятие «система». По поводу нескольких понятий учителя договорились, все объясняли друг другу, потом сделали обобщение. Таким образом, возникла учительская интеллектуальная общность, которая архинеобходима для успешной работы школы.

Немаловажный вопрос: как отслеживается и проверяется уровень усвоения детьми всех этих понятий? Для этого есть обязательные ежечетвертные эссе - работы, которые ученики пишут с установкой на максимальное сближение разных предметов - так формулируется тема эссе. А еще есть обязательные совместные уроки, которые регулярно ведут учителя-предметники, реализуя тот самый тематический договор, который они заключили. Наконец, есть переводной экзамен в десятом классе в виде публичной лекции, в которой учащиеся пытаются соединить все то, что получили за несколько лет. Выбирая свою тему, они ее защищают, стараясь максимально интегрировать знания по различным предметам.

Парадокс школы Казарновского в том, что, будучи в своей основе школой гуманитарной, театральной или музыкальной, она готовит выпускников к успешному поступлению в любые вузы (среди них и такие сложные, как МГИМО, МИФИ, МГУ), обеспечивает им успешную учебу в них, а по большому счету - обеспечивает им успех в жизни.

Мнение по поводу

Урал БАЙГУСКАРОВ, директор Уразовского аграрного лицея, Учалинский район, Республика Башкортостан:

- Для меня на первом месте стоит воспитание, и я рад, что в московских школах этому уделяют большое внимание. Для меня воспитательная система школы №686 чрезвычайно интересна и привлекательна. Вообще интересно, что в московских школах все взаимосвязано: в обычной школьной столовой я видел, как всерьез думают о здоровье детей, которое во многом зависит от полноценного и качественного питания. У школы есть еще и одна задача - лечение детей, а в Москве есть и компьютерный паспорт здоровья ребенка, позволяющий отслеживать динамику его развития. Все это рождает надежду на то, что дети будут расти здоровыми, получать образование высокого уровня и смогут усваивать знания, от уровня которых всецело зависит их взрослая жизнь.