Привожу свой урок, каким я даю его и в 6-х, и в 7-х классах. Главная цель занятия - заразить подростков светлым пушкинским мировосприятием и умением видеть красоту всего окружающего.

Был у Пушкина дар видеть красоту в вещах самых обычных, в том, в чем мы обычно ничего особенного не замечаем. Конечно, это особенность всякого настоящего поэта - иначе какой же он поэт? Но у Пушкина дар этот был просто необыкновенным. Вот мы, обычные люди, часто любуемся только тем, что для нас необычно: море, горы, например. А вот умеем ли мы увидеть красоту самой обычной лесной тропинки, узорного листка, блеска зимней речки подо льдом? Поднимите руки, кто из вас помнит самую красивую тропинку, самое красивое озеро? Молодцы. Но далеко не всегда мы это замечаем, правда? А Пушкин не только все это видел, но и бурно радовался этому.

Уже первые строчки стихотворения полны радости от того, что, надо же, чудо: мороз и солнце могут быть одновременно! Солнце и мороз! И это прекрасно! «Мороз и солнце - день чудесный»! А мы-то часто бываем недовольны в морозный солнечный день - и холодно, и солнце-то зимнее не греет...

Сказав все это, читаю стихотворение. И продолжаю разговор.

Но не может поэт радоваться один. Ему непременно нужно передать свою радость близкому человеку, любимой. А любимая еще спит и этой красоты не видит. И он ласково будит ее - да проснись же, посмотри на это великолепие! Встань навстречу утренней заре - ты будешь так же прекрасна, как сама Аврора, богиня зари!

Эти пояснения необходимы: не понимают дети этой строфы, забыли! Затем читаю строфу. Потом следующую, не забыв отметить милое простонародное «вечор». «От няни, от няни!» - мельком напоминаю. Перечитываю следующую строфу. Делаю паузу. И задаю вопрос: «А какой в этой строфе есть совершенно удивительный эпитет? Удивительный именно с точки зрения пушкинского умения видеть красоту даже в том, что обычно как красивое отнюдь не воспринимается?» Бывает, что сначала ребята говорят про «голубые небеса» и «великолепные ковры». А то еще и что такое эпитет забудут и процитируют «блестя на солнце снег лежит». Спрашиваю: «А что же здесь необычного? Ясное, голубое небо и «великолепные ковры» всем нравятся. Однако в более сильных классах ребята находят эпитет - «прозрачный лес». А что значит попросту «прозрачный», почему он прозрачный? Потому что зимой он без листьев, голый. Весной и летом всем лес нравится: листочки зеленые, птички поют! А вот увидеть красоту голого зимнего леса... Да, он зимой голый, но именно поэтому и прозрачный - ведь зато все насквозь видно, свет, простор... В том-то и тайна волшебства поэта - так увидеть. Для кого-то лес зимой голый, а для него - прозрачный.

Теперь обратим внимание ребят на то, с каким радостным детским удивлением говорит Пушкин о том, к чему мы настолько привыкли, что не замечаем даже. Ну елки даже зимой под инеем зеленые - что особенного? Речка льдом покрыта - и что? А для поэта все это чудесно. Недаром говорят, что поэты, как дети, всему удивляются. Вот вы представьте себе маленького ребенка, который в первый раз все это осмысленно увидел. Для него удивительно и то, что на зеленой елке - иней, а на речке хоть и лед, но она под ним живая - двигается, блестит... Обязательно обращаю внимание подростков и на особенность речи поэта: это взахлеб повторяющиеся «и», совсем, как у ребенка, восторженно перечисляющего то, что ему понравилось: «Мама! А там и обезьянки были, и слон, и верблюд!» (Эту детскую особенность хорошо подметил В. Драгунский - см. рассказ «Красный шарик в синем небе»).

Снова читаю вслух строфу (с соответствующей интонацией, понятно). Читаем дальше. «Вся комната янтарным блеском озарена». Хорошо, если найдется кусок янтаря или янтарные бусы, кулон - показать ребятам. Говорю о том, какой теплый эпитет подобрал Пушкин. Не золотым, скажем, светом, а янтарным... «А чем, по-вашему, этот эпитет лучше, теплее?» - спросим. Золото - это все же металл, что-то холодное. А янтарь - смола, от дерева, подарок живой природы.

Теперь про печку. Вот мы все не раз слышали, как трещат дрова в печке. Ну, трещат и трещат, подумаешь! Что тут интересного! Это с нашей точки зрения. А вот Пушкин радуется этому треску - быстрые потрескивания поленьев воспринимаются поэтом как что-то веселое. «Веселым треском трещит затопленная печь». Прислушайтесь, советую ребятам, к этому треску, когда будете топить печь на даче или летом в холодный день в деревне, и вам, может быть, вспомнятся эти пушкинские строки.

Последняя строфа. Эпитет «нетерпеливый» («предадимся бегу нетерпеливого коня») ребята объясняют без труда. Какое теплое слово нашел Пушкин - «навестим»! Не «посетим», например, а именно «навестим». Ребята разницу чувствуют, хотя не всегда могут точно сформулировать. «Посетим» - что-то официальное, холодное. Как какой-то отчет. «В этом учебном году ученики 6-го класса посетили такие-то музеи...» А навещают близких людей, друзей. Для Пушкина поля и леса - свои, родные, близкие...

После такого комментированного чтения стихотворения начинается самостоятельная работа школьников. Она - в том, чтобы, перечитав стихотворение, ребята нашли строки или строфу, которые им особенно понравились, и выразительно их прочитали. Такое задание я считаю обязательным при работе над любым стихотворением. Этот простой прием работает на главное - усиливает эмоциональное восприятие стихотворения. Дети слушают чтение товарищей с интересом - ведь одинаковые строки и строфы встречаются не так уж часто. И всем любопытно, что же такое выбрал товарищ. Нельзя только допускать тусклого, невыразительного чтения - погаснет впечатление.

На дом задаю выразительное чтение стихотворения с цитированием особенно полюбившихся строф и строк наизусть, а желающие учат стихотворение целиком. (Принудительное заучивание считаю в корне неверным.)

Мне приходилось иногда слушать возражения по поводу такого хода урока. Коллеги считали, что слишком мала доля самостоятельной работы учащихся, неоправданно велика доля «говорения» учителя. Но необходимо ведь учитывать специфику жанра. Если мы имеем дело с произведением эпическим, то, разумеется, работа, в основном, строится на беседе. Особенно, если вещь проблемная. Однако при чтении лирического произведения такой метод вряд ли уместен. Тут главное - передать живое чувство поэта. Самый естественный, путь к этому - когда взрослый делится с ребенком своим восприятием стихотворения, картины, музыки. Именно так приобщают к искусству в интеллигентных семьях, и прием этот безотказно срабатывает. Чрезмерное логизирование по поводу лирического стихотворения просто убивает впечатления. Кроме того, предложенный здесь вид самостоятельной работы очень важен, поскольку направлен именно на усиление живого впечатления. И этот труд души подростка ничуть не менее значителен, чем любое логизирование. Работа над художественными средствами, которая проходит на уроке (над пушкинскими эпитетами), подчинена главной задаче.

При такой системе работы над «Зимним утром» стихотворение становится для ребят одним из самых любимых.

Москва