Мне театра не надо

В старших классах Марианна твердо знала, кем хочет быть - театральным режиссером. И последовательно шла к цели - ходила на все спектакли, которые давали в Тюмени, выписывала кучу журналов: «Театр», «Современная драматургия», «Театральная жизнь», прочитывала их от корки до корки. Ей казалось - она знает о театре все и готова посвятить ему свою жизнь. После школы Марианна пришла к тогдашнему главному режиссеру Тюменского театра драмы Евгению Анатольевичу Плавинскому и рассказала ему, что хочет поступать на режиссерский. «Он критически на меня посмотрел и заявил: «Детка, не езди никуда». Наговорил кучу слов, от которых я ошалела. Во-первых, сказал, что никому там женщины не нужны. Во-вторых, что я девочка, гадкий утенок. В то время я еще и картавила. Он меня раскритиковал по всем параметрам. И это на меня отрезвляюще подействовало. Но я не покончила со своей мечтой. Я поступила в университет на филологический факультет. Думала, отучусь год и снова приду в театр. Пошла просто пересидеть. И... увлеклась. «Пересидела» пять лет, закончила университет. Потом распределение, хочешь не хочешь - три года в школе. Отработала и осталась. Но мысль о театре все равно сидела в голове. Потом у меня появилась своя театральная студия, мы начали работать. В какой-то момент я поняла, что ничего не знаю, мне надо учиться. И поступила в институт культуры».

Будущим режиссерам говорили: чтобы увлечь зрителей, надо кормить его кусками собственного сердца... Красивый образ. Но Марианна Михайловна восприняла его буквально, потому что знала: это правда. В школе по-другому ребенка не увлечь, не захватить своим предметом. И еще одна истина, которую Марианна усвоила в институте: «Научить нельзя, научиться можно». Самая что ни на есть школьная. А может быть, педагог Чуйкова тщательно отбирала все увиденное, услышанное, изученное и понятое Чуйковой-режиссером? «Когда я выучилась на режиссера, поняла, что мне театра не надо, теперь я могу идти в школу».

Птичку жалко?

В школе Марианна Михайловна уже 19 лет. Дань ли это мечте, прихоть ли судьбы, но среди ее выпускников - люди искусства. Джазовая певица Инга Лударева, актриса Тюменского театра драмы и комедии Наталья Коротченко. Между тем Чуйкова проводит школьные уроки литературы, а не внеклассные занятия театральным делом. Вот только подача классических Толстого и Чехова крайне необычная...

Идея перенести режиссерские приемы в класс возникла совершенно естественно. Все филологи сталкиваются с основным противоречием: программные произведения, которые школьники вынуждены читать и разбирать - литература для взрослых людей. Зачастую подросткам она недоступна и неинтересна. Они просто не видят связи между проблемами классических героев и своей собственной жизнью. А ведь именно театр придуман для того, чтобы нести людям с разным культурным и жизненным багажом идеи, высказанные авторами и в XVII, и в XX веках!

Обобщая свой опыт для участия в конкурсе «Учитель года», Марианна Чуйкова выделила несколько принципов театральной режиссуры, которые она использует на своих уроках. Первый взят у Владимира Ивановича Немировича-Данченко: «Чем удивлять будем?». На уроке обязательно должно быть то, что ребенок воспримет как открытие. Второй гласит: «Всего, что может не быть, должно не быть». То есть пестрота, перегруженность занятия отвлекает учеников от основной цели. Здесь же - сверхзадача урока, мизансцена - мелочей, как и в постановке спектакля, не существует. Формы урока тоже «подсмотрены» на театре.

Например, урок-репетиция. Он напоминает настоящую театральную репетицию, но у педагога в школе совершенно иные задачи. Ему важен не результат, а процесс. «Бывает сложно объяснить какую-то мысль. Конечно, можно сказать декларативно: позиция у автора такая-то, но это тут же выскочит из головы и не станет своим. Поэтому проводится репетиция». Вот, например, как отрабатывается рассказ Антона Чехова «Толстый и тонкий». Заранее назначается помощник режиссера (режиссер, естественно, учитель), который читает произведение. Остальным ребятам это делать необязательно. Помреж знакомит с рассказом одноклассников, рассказывает, какой он видит постановку, распределяет роли. «Итак, назначаются роли (остальные дети - зрители), ставятся декорации. Объясняю, что через декорацию мы тоже должны донести идею. В «Толстом и тонком» ряд столов выстраивается, и дети играют на столах. Толстый наверху, он обедает. Сразу возникла мысль, чтобы были официанточки, бегали, суетились. Появляется тонкий, толстый спускается к нему сверху вниз. То есть статус героев задан с помощью декораций. Детям тяжело, они слов не знают. Но задача точно воспроизвести текст не ставится. Главное - смысл передать. То есть убирается заученность. «Зрители» активно участвуют в репетиции, подсказывают «актерам»: «не то сказал», «сюда поднимись». Доходит всегда до того, что они не выдерживают, начинают вмешиваться, выбегают на сцену.

Итогом репетиции становится черновой прогон. Под музыку, в лучах прожекторов - игра «всамделишная». Но детям большего не надо. Они что-то поняли для себя да еще другим сумели показать. И ответили на вопрос по сути чеховского рассказа, который сами же поставили вначале: «Хорошо ли быть богатым?» Они делают вывод: богатство, оказывается, не делает человека счастливым! Потрясающее открытие: бедный и несчастный у Чехова не тонкий, а толстый. У тонкого есть жена с Нафанаилом, а сановитому его товарищу и поговорить-то не с кем. Его как человека не воспринимают вообще. Толстый - начальник, чин. Конечно, это только один вывод. Обыкновенно ребята «копают» глубже.

«Изучать художественное произведение, как математику, нельзя. Изначально произведение направлено и к чувству, и к разуму. Но одни эмоции - тоже плохо. Охи, ахи... А по поводу чего ноем? Птичку жалко? Обязательно должна быть четкая учебная цель».

Так это ж я

Последние восемь лет Марианна Чуйкова работает в 72-й тюменской школе, обычной, бесплатной, окраинной. Своих учеников считает необыкновенными: «У меня очень воспитанные дети, хорошие, добрые, отзывчивые, дружные. Когда родители приходят на собрания, их всегда интересует только одно: «Что там в журнале? Опять тройка?» Я говорю: «Вы не расстраивайтесь, главное, чтобы человек был хороший. У вас хорошая дочь. Какая разница, какая у нее отметка?» Родителям тяжело дается понимание, что не это главное. Чаще всего они хотят, чтобы дети реализовали их собственные мечты. Мама мечтала быть балериной, не получилось, она дочь тянет. Недавно был случай: мальчик, чистый гуманитарий, попросился в гуманитарный класс, а родители хотят его в физико-математический. Говорят: «Что это такое - мальчик-гуманитарий?! Куда он потом с этим?»

В жизнь! Разгадать на уроке литературы самую великую «тайну» - самого себя, - согласитесь, дорогого стоит. Чтобы написать сочинение с такой необычной темой: «На кого из гоголевских героев я похож? Исповедь», надо не просто знать текст, необходимо пропустить его через себя и, сравнив с опытом собственной жизни, сделать интересным для зрителей. Тогда получаются такие признания: «На Чичикова точно не похожа, слишком проста. А вот Коробочка?.. Гоголь про нее пишет: «Дворняжка на сене: и сама не ест сено, и другим не дает!» Так это ж я. Недавно у нас была контрольная работа по геометрии. Я сидела на первом варианте, но ко мне случайно попала записка с ответами на задания второго варианта. Но я ее никому не дала. Получается так: ни себе, ни людям. Коробочка. И интересы у меня такие же мелкие, дворняжечьи» (Мария Кудрявцева, 10 кл.).

На конкурсе «Учитель года России-2003», по признанию Марианны, у нее было несколько задач: «Прежде всего познакомиться с педагогическим опытом различных регионов. Второе - конкурс дает огромный заряд для того, чтобы работать дальше. Сейчас хочу домой, к своим детям, рассказать им, что я здесь увидела. И третье - ехала, чтобы сравнить тюменских и московских школьников. Сравнила».

Нет сомнений, что собственные дети не упали в глазах филолога. А у тюменских ребят прибавилось поводов гордиться своей учительницей - она вошла в число пятнадцати претендентов на президентскую премию, финалистов всероссийского состязания.

Поблагодарила Марианна Чуйкова в очередной раз судьбу, которая привела ее все-таки в школу, а не в театр? Возможно... Но жизнь - сложная материя. А театральному миру всегда требуются талантливые режиссеры.

Оксана РОДИОНОВА