Косметический ремонт падающего здания

Комментарий «УГ»

Федеральный закон «О прожиточном минимуме», Программа социально-экономического развития Российской Федерации, законы «О государственной социальной помощи» и «О минимальном размере оплаты труда» начинают длинный список нормативно-правовых актов, направленных на повышение жизненного уровня россиян. Список этот каждый год пополняется новыми документами, которые при всей своей правильности мало влияют на социально-экономическую ситуацию в стране. И это будет продолжаться до тех пор, пока социальная сфера не станет приоритетной отраслью экономики. Причем не в декларативной форме, а в реальном денежном выражении.

Меры, которые предпринимает правительство для повышения зарплаты бюджетников, весьма точно характеризуются фразой: «нос вытащит - хвост увязнет». Принятая в стране система оплаты труда, в основе которой лежит Единая тарифная сетка, в принципе ущербна, поскольку едва дотягивает до прожиточного минимума, да и то только лишь по трем высшим разрядам (см. таблицу 2). Что ж говорить о низших...

2 октября 2003 года вышло «долгожданное» 609-е постановление Правительства России, повышающее с 1 октября зарплату бюджетников в 1,33 раза. Стоит заметить, что это событие морально устарело, едва появившись на свет: лишь 16-й разряд новой тарифной сетки превышает прожиточный минимум. Между тем даже в Минтруде согласны с тем, что первый разряд ЕТС должен быть приравнен к минимальной потребительской корзине. Вот мнение Игоря Ильина, начальника Управления оплаты, нормирования и производительности труда Минтруда России:

- Реформа системы оплаты труда бюджетников - процесс длительный. Лишь поэтапным увеличением ставки первого разряда ЕТС можно поднять ее до прожиточного минимума. Сразу это сделать невозможно, поскольку, по самым скромным подсчетам, понадобится 2,5 триллиона рублей - цифра, сопоставимая с годовым бюджетом страны. Сейчас ставка первого разряда составляет 26 процентов от прожиточного минимума. В следующем году ее можно будет поднять до 30, еще через год - до 40 и так далее.

В принципе тарифная сетка должна стать прерогативой регионов. Надо давать больше самостоятельности субъектам Федерации: разные природные условия предполагают разную стоимость потребительской корзины. Например, в Якутии прожиточный минимум почти в пять раз выше, чем в Ульяновской области. За федеральным центром следует сохранить лишь монополию на межразрядные коэффициенты. Вернее сказать, на соотношение между разрядами...

Недавно Минтруд опубликовал прогноз социально-экономического развития России вплоть до 2008 года. (См. таблицу 3). Прозорливости министерских аналитиков можно только позавидовать.

Однако в своем прогнозе они ни словом не обмолвились о социальной сфере, в частности - образовании. Что это? Вынужденная предосторожность или?..

Более конкретно о перспективах финансирования образования высказался президент страны Владимир Путин: «Сегодня необходимо изменить сам подход к образованию, увеличив объемы его финансовой поддержки. В этой связи надо повысить долю бюджетных расходов на образование в структуре ВВП до 4,5 процента и поддерживать опережающий рост затрат на образование по отношению к другим сферам бюджетного финансирования, а также увеличить объем внебюджетных средств до 2 процентов ВВП».

Если бы повелительное наклонение в этих двух предложениях было заменено на повествовательное или хотя бы указывался конкретный срок «повышений» и «увеличений», у наших учителей могла бы блеснуть надежда на перемены к лучшему. Но увы.

Помимо заложенных в федеральный бюджет расходов на образование существуют так называемые дополнительные средства, возникающие по мере пополнения доходной части бюджета. Куда они уходят?

Половина - на оплату внешнего долга страны, а остальное на увеличение зарплаты бюджетников, денежного довольствия военнослужащих, содержания федеральных госслужащих, должностных окладов судей и т.д.

Таким образом, один из путей повышения зарплаты видится в сокращении внешнего долга. Связь прямая. Есть даже проверенный способ: как свести к минимуму долги - не делать новых. Однако сегодня наблюдается обратная тенденция. Николай Леонов, профессор МГИМО, считает, что наша экономика сегодня работает на обслуживание внешнего долга. А кому будет отдано предпочтение при дележке дополнительных доходов: иностранным инвесторам или бюджетникам - думаю, ясно без комментариев.

Об эффективности иностранных инвестиций можно спорить. На «круглом столе», посвященном проблеме бедности, например, выступала Римма Калинченко, координатор программ Международной организации труда в Москве. Римма Всеволодовна не уложилась в регламент выступления, рассказывая о многообразии программ и проектов, которыми МОТ собирается бороться с бедностью в России. Пока, однако, все они остаются на бумаге, кроме, пожалуй, одного. Единственный жизнеспособный проект касается Северо-Западного округа страны. Должен заметить, что это сообщение вызвало некоторое недоумение в зале. Посыпались реплики. Вот одна из них.

Михаил Николаев, заместитель председателя Совета Федерации:

- По статистике, лишь в трех российских округах: Северо-Западном, Уральском и Приволжском - относительно высокий уровень жизни. Так почему бы МОТ не направить свои усилия для поддержки бедных округов - Центрального или Сибирского?!

Ответить на этот вопрос несложно. Для осуществления своего проекта МОТ привлекает деньги стран-доноров Северной Европы, которые, естественно, заинтересованы в том, чтобы помочь пограничному с ними району России.

Каков же выход из создавшегося положения? Экономисты считают, что единственно возможный путь преодоления бедности в стране - в подъеме отечественной экономики. Повторять эту непреложную истину все равно что утверждать: брюки надо гладить горячим утюгом. И тем не менее это так. Говоря экономическим языком, основные факторы посткризисного роста экономической активности как то: благоприятная внешнеэкономическая конъюнктура и резервы загрузки производственных мощностей практически исчерпаны. Таким образом, развитие экономики невозможно без активизации внутренних факторов, модернизации производства, внедрения новых технологий.

Валовой внутренний продукт страны потому и называется внутренним, что выражает стоимость товаров, произведенных населением этой страны, а не привезенных чартерными рейсами из Китая или Турции. И те 4,5 процента ВВП, о которых говорил Президент России и которые столь необходимы отечественному образованию, не упадут с неба и не приплывут из-за океана под флагом щедрой заатлантической помощи - их придется производить самим.

А пока государственная финансовая политика по отношению к бюджетникам очень напоминает косметический ремонт в разваливающемся здании. На капитальный пока, увы, нет денег.

Заглянув в недалекую историю, мы найдем массу примеров тех замысловатых мер, которые предпринимает правительство для реставрации ЕТС. Все усилия сводятся к замене старых «узлов» тарифной сетки новыми, такими же неработающими. В 1999 году, например, повысили ставку первого разряда до 110 рублей и тут же сжали диапазон тарифных коэффициентов с десяти до восьми. Таким образом, выиграли (немного) те, кто получает по низким разрядам ЕТС. А кандидаты и доктора наук, зарплата которых рассчитывается по высшим разрядам, ощутимой прибавки не получили. Проведенная «индексация» уложилась в строго обозначенные рамки - 20 процентов.

Историю «косметического ремонта» ЕТС продолжило в 2000 году повышение ставки первого разряда до 132 рублей. Диапазон, правда, остался прежним. Итог индексации - повышение на те же 20 процентов.

Январь 2001-го отмечен более сложным «ремонтом» ЕТС, при котором расширился диапазон до десяти и были увеличены ставки первых трех разрядов. Однако, заметьте, весь «технологический процесс» опять-таки не вышел за рамки установленной «сметы» - 20 процентов. Для того чтобы не превысить их, понадобилось издать специальное постановление - 764-е. С его помощью (на совершенно законных основаниях) правительство повысило ставки первых трех разрядов ЕТС, между тем остальные пятнадцать рассчитывались от старого 132-рублевого уровня. На какие только ухищрения не пускаются власти, лишь бы не превысить «смету»!

Историю с манипуляциями тарифной сетки можно было бы продолжить, но, по-моему, и так все ясно. 20 процентов - негласный предел для нашей экономики. Кстати, нынешнее повышение зарплаты бюджетников не явилось исключением.

А теперь взглянем на уже известную нам таблицу 3 под несколько иным углом зрения, а именно на графу «Инфляция». Невооруженным глазом видно, что в 2000 году она полностью свела на нет все попытки властей повысить жизненный уровень бюджетников; в 2001-м - оставила от повышения жалкие крохи (1,4 процента); в 2002-м реальное повышение составило лишь 4,9 процента. Нынешний год пока не кончился, но думаю, что прогнозируемый уровень инфляции - 10-12 процентов, мягко говоря, занижен. Вывод: «косметический ремонт» ЕТС - это формальность, которая ровным счетом ничего не дает.

...Если взглянуть на старую отечественную аудиотехнику периода расцвета социализма, то на маркировке среди прочих параметров (как то: номинальная мощность, сопротивление, напряжение) можно заметить диапазон воспроизводимых частот. Чаще всего он укладывался в рамки 80-12500 герц. При этом каждый школьник знает, что человеческое ухо воспринимает частоты от 20 до 17000 герц. В результате если бы советский человек захотел на отечественной технике послушать Второй концерт Никколо Паганини в исполнении, скажем, скрипачки Шизуки Ишикавы, то вместо виртуозных пичикато он услышал бы скрип давно не мазанной телеги...

У отечественных производителей, очевидно, не было возможности выпускать акустические системы, которые не срезали бы верхние частоты. Зато их никто не мог обвинить в халтуре, поскольку диапазон честно указывался.

Другая ситуация складывалась в японской радиопромышленности. Там считалось обыкновенной нелепостью указывать диапазон, поскольку это и так ясно - он должен соответствовать возможностям человеческого слуха...

Для чего я вспомнил столь давнюю историю? Просто если бы сегодня наши производители радиоаппаратуры попытались соорудить что-нибудь свое, нелицензионное, они ни за что не стали бы указывать реальный диапазон, даже если бы он был хуже «советского» в три раза. Честность нынче не в моде. Это касается и отечественной политики в области бюджетного финансирования. Проценты-то провозглашаются, но какое реальное выражение они имеют?..

Если подобная тенденция сохранится и впредь, вряд ли можно ожидать каких-то кардинальных изменений в системе оплаты труда учителей. Им, как и прежде, придется брать дополнительные ставки и умопомрачительные нагрузки, чтобы заработать на жизнь. А инфляция будет тихой сапой съедать все то, что прибавило правительство.

  • Таблица 1

  • Таблица 2. Единая тарифная сетка, действующая с 1 октября 2003 года

  • Таблица 3. Основные показатели прогноза социально-экономического развития России