Расим АКЧУРИН:

- Развитие кадетского образования - одно из важных направлений модернизации столичной образовательной системы. Кадетское образование обществом востребовано, оно состоялось. Кадетскому образованию Москвы исполнилось 10 лет. Начавшись с создания одного кадетского учреждения в 1977 году, система сегодня насчитывает уже более десяти кадетских корпусов. За последние пять лет создан и получил свое развитие кадетский оздоровительный лагерь «Патриот» - современный оздоровительный комплекс со всем необходимым для организации учебного процесса, военной подготовки, совершенствования полевой выучки кадет.

Оглядываясь на ту работу, которую проделали, мы говорим о том, что кадетское образование Москвы - то лучшее, что имеется в Российской Федерации на сегодняшний день. Это я заявляю вполне авторитетно, поскольку мы были во всех регионах и делились своими взглядами и впечатлениями.

Каким должен быть кадет на выходе из кадетского образовательного учреждения? Мы считаем, что современного выпускника кадетской школы, кадетской школы-интерната должны отличать образованность, здоровье, высокая физическая подготовка, самостоятельность, воспитанность, уважительное отношение к окружающим, способность к самореализации в условиях современного рынка. Руководящий состав кадетских образовательных учреждений, педагогические коллективы в своей работе стремятся к решению всех этих воспитательных задач. Наилучшим показателем тут становится выдерживание конкурса в столичные вузы. Мы недавно беседовали с директором Московского казачьего кадетского корпуса и выяснили: в этом году корпус выпустил 40 человек, все они поступили в высшие учебные заведения и какие: МГУ имени М.В.Ломоносова, МГТУ имени Н.Э.Баумана, Академия ФСБ, Академия МВД. Разве это не показатель того, что уровень образованности выпускников соответствует тем требованиям, которые предъявляют к абитуриентам лучшие вузы страны!

Что нам пока не удалось сделать? Существенно сдерживает развитие кадетского образования несовершенство нормативно-правовой базы, отсутствие единых образовательных программ обучения. Программы обучения действуют во всех кадетских образовательных учреждениях, есть план, но нет единых документов, которые должны быть разработаны на федеральном уровне. Отсутствие таких документов сковывает нас в работе. Воспитанник кадетского образовательного учреждения вынужден осваивать всю программу, испытывая учебную нагрузку, превышающую норму любого учебного заведения. Для этого он должен иметь определенные способности, физические данные, осознанно подвергать себя лишениям, связанным с жизнью по распорядку дня, иметь желание получить образование. Я спросил одного кадета в Навигацкой школе: «Почему ты поступил именно сюда?», и он мне ответил так: «Я хочу получить хорошее образование!» В ответ на мой следующий вопрос, будет ли он в будущем военным, мальчик сказал: «Нет, я не буду военным, я пойду по своей линии!» То есть подростки осознанно выбирают себе кадетское учреждение. Думаю, тут, не нарушая существующих законов комплектования учебных заведений, осуществлять прием сложно. А еще постоянно следуют звонки, звонки, звонки - всем хочется отдать своего ребенка в кадетское учреждение. Очень сложно сегодня работать руководителю кадетского образовательного учреждения!

От воспитателя в кадетском образовательном учреждении зависит многое, сегодня я должен сказать, что подготовка воспитателей для кадетских учреждений требует решения. Где и как готовить их именно для системы кадетского образования? В суворовских училищах Министерства обороны РФ есть офицеры-воспитатели, у нас - просто воспитатели, и подготовка их должным образом не организована. В «Учительской газете - Москва» была статья статс-секретаря Министерства образования и науки РФ Юрия Сентюрина. Он говорит о том, что в министерстве есть всего две кадетские школы. А как же наши кадетские образовательные учреждения? Разве они не относятся к Министерству образования и науки РФ? А как же те кадетские школы в 54 регионах Российской Федерации, разве они не кадетские учреждения системы Минобрнауки РФ? Приходится только удивляться позиции нашего министерства!

Сегодня есть и другие проблемы в кадетском образовании. К ним можно отнести несовершенство приказов, издаваемых министерствами РФ. Мы все сталкиваемся с этим, и, думаю, тут я не открываю Америки. Например, есть сложности с медицинскими работниками в кадетских образовательных учреждениях. Почему они возникают? Прежде всего потому, что по приказу министра здравоохранения от 1999 года медицинским работникам, которые работают в системе здравоохранения, через каждые три года предоставляется возможность повышения квалификации и получения первой категории, а еще через год после этого - и высшей категории. А на наших медработников этот приказ не распространяется. Мне это не понятно.

Думаю, что серьезного решения требуют проблемы определения норм обеспечения кадетов форменным обмундированием и сроков носки этого обмундирования. За лето дети вырастают, возвращаются в Москву, и выясняется, что форменная обувь им уже не подходит. На тренировках по подготовке к торжественному маршу по Красной площади 7 ноября мы сталкиваемся с тем, что обувь у ребят никуда не годится.

Воспитание и обучение кадетов привлекает к себе пристальное внимание различных общественных организаций: депутатов, органов государственного управления, администрации Президента РФ. В сложившейся ситуации развития кадетского образования резко возрастает роль органов управления образованием как органов исполнительной власти при разработке единых стандартов, присущих кадетскому образованию и воспитанию.

Владимир ЗОТОВ:

- Кадетский корпус - это что? Элитное образовательное учреждение или интернат для детей-сирот и беспризорных детей? Я думаю, что то количество заявлений, которое поступило в этом году с просьбами на зачисление детей в Московский казачий кадетский корпус - 22 на одно место - ответ на мой вопрос о том, что мы сегодня имеем. 880 человек ушли огорченными, огорчились их семьи, их родители, потому что всех желающих принять на учебу мы не смогли.

Так или иначе, но нынешний Московский кадетский казачий корпус по сути своей все же интернат. Но если мы говорим о прежнем интернате, который когда-то был в этом здании, то фактически там оставалось 56 детей. Сегодня тут учатся 285 кадетов. Если положить на весы два учебных заведения, то чаша весов опустится в пользу кадетского интерната.

Я не профессионал в системе образования, я не могу спорить по чисто специфическим для профессионалов образования вопросам. Я говорю как представитель органа власти той территории Москвы, на которой находится Московский кадетский казачий корпус.

50% выпускников нашего кадетского корпуса ушли учиться в учебные заведения силовых структур. Хорошо это или плохо? Я считаю, что это очень хорошо. И вообще если говорить о подготовке ребят, об их умении носить форму, о многом другом, то, наверное, сто процентов могли бы поступать в учреждения силовых структур. Но, конечно, так не будет, кто-то из выпускников станет музыкантом, кто-то - артистом, кто-то - предпринимателем, то есть если бы 70-80% выпускников становились студентами образовательных учреждений силовых структур - это было бы чрезвычайно много, даже 50% и то очень хорошее количество.

Сколько Юго-Восточному округу нужно кадетских корпусов? Я считаю, что, как минимум, пять. Причем нужно было бы сделать так, чтобы каждое кадетское учебное заведение было востребованным, чтобы родители хотели отдавать туда на учебу своих детей. В этом смысле Московский кадетский казачий корпус сегодня можно считать в некотором роде модельным учебным заведением такого вида.

Московский кадетский корпус - учреждение довольно высокого уровня, где дети получают образование высокого уровня за счет того, что у них есть самоподготовка, контроль воспитателей, сама обстановка ребят воспитывает и побуждает учиться. Родители приходят и говорят: «Зачем вы ставите пятерку моему сыну, ведь я знаю, что он разгильдяй?» Может быть, он и был таким до поступления в кадетский корпус, но, поступив, он стал совсем другим, более того, он становится отличником и примером для других. Таких случаев много.

Отрадно, что в казачьем кадетском корпусе очень высок уровень воспитания и, в частности, патриотического воспитания. Есть Академия Генерального штаба, и меня как-то попросили помочь, чтобы в академии побывали кадеты. У меня есть помощник - генерал Николай Иванович Горчаков, который был начальником штаба Закавказского военного округа, начальником военного университета, в академии у него много коллег-сослуживцев, в конце концов удалось договориться с начальником академии, и наши кадеты направились в это учебное заведение. Они там целый день «воевали», а кадровые военные наблюдали за ребятами. На следующий день генерал-полковник Горчаков пришел ко мне и рассказал: все генералы академии собрались и смотрели на ребят-девятиклассников, сразу сопоставляя увиденное с тем, как ведут себя солдаты, призванные на службу, и курсанты. Генералы сделали вывод, что из группы 25 кадетов, может быть, только трое не произвели впечатления на профессионалов. У остальных - очень высокий уровень боевой выучки. Наши ребята, пройдя кадетский корпус, готовы не только к военной службе, они готовы к жизни. Это очень важный момент для всех нас.

Владимир Владимирович Путин, будучи на праздновании столетия Михаила Шолохова, встретился в станице с казаками, и они посоветовали ему: нужно создать систему сквозных кадетских корпусов с четким федеральным подчинением. У нас есть такая система: некоторые лицеи, гимназии, ведомственные институты. Думаю, что если будет попытка создать такие корпуса, этому нужно противостоять, потому что это будут структуры, оторванные от системы образования и воспитания.

Какие проблемы есть у столичного кадетского образования? Прежде всего проблема материальной базы. Я вижу, что прежде всего это проблема предоставления зданий. В казачьем кадетском корпусе ребятам нынче уже тесно, мы почти два года занимаемся тем, чтобы забрать недалеко стоящее здание для целей кадетского образования, но это в принципе непросто. Вторая проблема - насыщение здания оборудованием и всем необходимым для полноценного учебного и воспитательного процесса. Если человек после занятий идет в спортивный зал и там занимается спортом, я думаю, это хорошо, и нужно ему для этого создавать условия. Такие занятия не нагрузка, а, наоборот, необходимая разгрузка. Одна из важных проблем - кадровая. Если мы говорим о кадетском учреждении как об элитном, то кадры нужны особые, чтобы тут были лучшие учителя и чтобы тут были лучшие воспитатели. Мы делаем все, чтобы поднять престиж воспитателей (а это, как правило, бывшие офицеры), материально их заинтересовать. Еще одна важная проблема - система приема. Поступать хотят многие, нужно отбирать, но вопрос, как это делать, пока не решен. Нельзя поставить дело так, чтобы принимать в пятый класс всех, кто живет поблизости и хочет поступить в кадетский корпус, тут начальникам корпусов нужно как-то помогать. Взаимодействие и интеграция со всеми силовыми структурами, государственными и муниципальными структурами - тоже проблема.

Словом, проблем много, но, я думаю, все эти проблемы решаемы, так как при активном взаимодействии с органами власти, формировании попечительских советов все можно решить. В попечительский совет казачьего корпуса входят известные люди: генералы, Герои России, и эти люди своим высоким интеллектом, знанием военного дела притягивают, подтягивают и поддерживают и воспитателей, и учителей, и всех тех, кто взаимодействует с этим кадетским образовательным учреждением.

Каждый кадетский корпус - учреждение уникальное, элитное, и нужно создавать для каждого поле творческой деятельности, не нарушая общие стандарты, общие подходы и правила, которые есть в системе образования.

Мы можем и в состоянии поднять вопрос о строительстве зданий для кадетских учреждений в районах массовой застройки, создать 4-5 кадетских корпусов в каждом округе. Думаю, что надо убедить в этом городские власти.