Главная заповедь в школе: никогда не ври

- То, что в свое время образование «сбросили на уровень муниципальных органов власти и принизили его значение, конечно, неверно, и национальный проект не только вдохнул новую жизнь в школу, но по крайней мере успокоил педагогическую и родительскую общественность: государство вернулось в образование. Наша область особенная. Волга распадается на 980 рек, образует дельту, и на каждом острове находится какое-то село, школа. Если бы все школы были вдоль дороги - нет проблем. Мосты в дельте мы построить не можем: заповедник. Но и детей оттуда убрать нельзя. Нужно находить средства и финансировать эти школы... За два года мы приобрели необходимое количество транспорта, выделив такое же количество средств, какое выделял федеральный бюджет, хотя мы дотационная область. Мы создаем ресурсные центры. Выйдя на подушевое финансирование школ, используем новые формы оплаты труда. Сейчас два района включены в эксперимент по отраслевой системе оплаты труда (ОСОТ). Я не думал раньше, что камнем преткновения для учителей будет система оценки их труда. Им было в некоторой степени обидно, когда оценивать их станет общественность, родители, учредители и ученики... Сегодня же становится понятно: хочешь получать большие деньги - дай качество. Такое, чтобы тебя любили. А любить будут и того, кто очень жестко требует. Мои самые любимые учителя - те, которые нас серьезно гоняли. При отраслевой системе оплаты труда в равные стартовые условия ставятся и молодой специалист, и человек, давно проработавший в школе. Есть уникальные молодые ребята, которые должны получать за свой ум и результативность деятельности серьезные средства, а при тарифной сетке они «садятся» на маленькую категорию, ведь у них еще нет никакого опыта, стажа. И эта пресловутая модель убивает всю инициативу. Мы вернули то, что в свое время делалось для поддержки молодых учителей, идущих в сельскую местность: выплачиваем подъемные, и в сельскую школу пошла молодежь. Так, по этой программе в 2005 году 63 молодых педагога пришли работать в село. Если честно, то я думал, что пройдет несколько месяцев, и они оттуда убегут. Но, к нашей радости, ушли только двое. С 2006 года подъемные для молодых сельских учителей составляют 30 тысяч рублей. Согласитесь, что для нашего региона это очень хорошие деньги. В прошлом году в сельские школы пришли 119 молодых учителей, в этом - 139 педагогов. Стремимся вывести учительскую зарплату на уровень 15 тысяч рублей. Эти деньги позволяют выйти на социальную ипотеку для учителей и социальных работников. При такой зарплате она идет нормально при снижении процентной ставки с нашей стороны. Считаю, что сегодня мы переживаем достаточно интересный этап развития системы образования.

- Александр Александрович, находят ли астраханские школы поддержку у местного бизнеса?

- Может быть, с моей стороны, это и несколько неверно, но я всем директорам школ говорю: вы можете рассматривать школу как место привлечения тех финансовых ресурсов, которые идут не из муниципального и областного бюджета. Школы могут предоставлять услуги воспитательного, культурного, эстетического характера по многим направлениям, связанным с ее непосредственной деятельностью. Это не значит, что на своих территориях они должны строить какие-то заводы и что-то производить. Бизнес заинтересован в сотрудничестве со школой. Кто-то заключает договор, платит аренду и во внеучебное время, привлекая преподавателя физкультуры, проводит секции для работников своего предприятия, тем самым оздоравливая их. Кому-то нужно совершенствовать образовательный уровень, и он также заключает договор со школой. Бизнес выступает соинвестором государства по финансированию школы. Мы предлагаем вариант губернских колледжей. Один из них расположен неподалеку от Астрахани в Красных Баррикадах. Местный судостроительный завод два года назад был в сложном состоянии, а сегодня это достаточно успешное предприятие с огромным количеством заказов. На базе здания школы и учительского коллектива предприятие создало центр подготовки и переподготовки кадров для завода, открыто представительство нашего университета на базе этой школы, идет отбор и подготовка учащихся, которые в 11-м классе, оканчивая школу, начинают работу. На базе школы как бы заработала система ПТУ. Деньги идут на ремонт классов и покупку нужного оборудования. По таким же схемам со школами сотрудничает и строительный комплекс. Развивается и меценатство. Взаимодействие бизнеса и школы мы хотим вести «с завязкой» на те специальности, которые нам необходимы. Ведь профориентацию можно организовать двумя путями: один - это когда учитель что-то говорит, и больше ничего не делается, второй путь предполагает практическое привлечение учеников к будущей профессии. Мы разработали свою программу «Общественно-производственный заказ» под нужные нам специальности. Не могу сказать, что все идет гладко, но мы начали это и из бюджета выделяем средства под те специальности, которые нам необходимы. Создан совет при губернаторе, который занимается кадровым обеспечением экономики региона по всем направлениям.

- Ваш регион многонационален. Было бы интересно узнать, как поддерживаются традиции малых народов, а также о проблемах с преподаванием русского языка.

- Учитывая, что текущий год объявлен Годом русского языка, у нас прошла масса мероприятий. У нас действует Этно-конфессиональный совет, в который входят представителя всех диаспор, проживающих на территории области. И там был принципиально поставлен вопрос о развитии русского языка как языка межнационального общения, способствующего развитию культур всех народов, проживающих в России. Прозвучал целый ряд конструктивных предложений по изучению и поддержке русского языка. У нас проживают казахи, татары, народы Кавказа. У нас более 70 казахских школ, в которых преподается родной язык, на нем проводится преподавание других предметов. Проблема заключается в том, чтобы найти кадры. Мы начали сотрудничать с Казахстаном, открыто преподавание казахского языка в университете и в педучилище. Мы не считаем, что при этом значение русского языка снижается. Что касается преподавания других языков, то его просто невозможно открыть из-за небольшого количества детей, здесь мы предлагаем факультативные занятия или поддерживаем диаспоры, которые создают свои культурные центры.

- Не секрет, что в свое время страна переживала демографический спад. Как сейчас область решает проблемы, которые он повлек за собой?

- Астраханская область - составная часть страны, и демографические проблемы не обошли нас стороной. Хочу похвалиться: впервые за последние двадцать лет у нас рождаемость превышает смертность. В этом году на 1300 детей родилось больше, чем в прошлом. Конечно, сразу появляется проблема дошкольного образования. Многие предприятия во время приватизации потеряли детские сады. Сегодня мы по многим школам выходим на создание социокультурных центров. Даже в Астрахани есть переполненные школы и школы, загруженные лишь на 40-50 процентов. На этом этапе (мы не снимаем ответственности и закладываем в программу строительство детских садов, но это год, если не больше) на пустующих площадях, проведя ремонт, отсекая от основного потока школьников, мы будем предоставлять возможность людям вести туда ребятишек. А потом в рамках обширного строительства, которое идет к 450-летию Астрахани, мы планируем проблему детских садов закрыть. Средства будут выделяться и из муниципального бюджета, и от спонсоров. Проблема дошкольного образования появилась, но то, что сама демография стала положительной, это неплохо.

- Александр Александрович, школа, которую вы закончили, может гордиться учеником, ставшим губернатором области. А вы гордитесь своей школой?

- Я учился в малокомплектной школе. В первом классе нас было три человека, два - во втором, и так до четвертого. Было и так, что, когда приходил преподаватель, все четыре класса находились в одной комнате, нас чему-то учили. В тот период было принято решение закрыть школу, никто не возмущался. За два с лишним километра мы ходили пешком в другую школу (транспорта не было), после учебы возвращались назад. Цветновская школа работала в две смены. Я с большой благодарностью отношусь к педагогическому коллективу. Это были молодые ребята и девчата, приехавшие после института, преданные своей профессии. Может быть, то, что сначала я хотел стать военным летчиком и усиленно готовился по физике и математике, во многом было предопределено учителями, которые профессионально знали эти предметы, гоняли нас, требовали знаний. Но они каждого уважали как личность. И переживали за нас. Если представляется возможность приехать в родное село, конечно, я захожу в школу, не по обязанностям губернатора, а так просто, поздороваться. Хочется опять побыть в шкуре десятиклассника... По наполняемости она сейчас не та, какой была тогда. Но раньше и детей было в каждой семье по пять, по шесть...

- Вы хотели быть летчиком, но стали учителем, затем директором школы. Почему? Как вы оцениваете этот учительский этап в вашей жизни?

- У меня резко упало зрение. Предложили другие войска. Но я настолько был настроен летать, что все это стало для меня катастрофой, я был в полной депрессии. Пошел на физико-математический факультет Астраханского педагогического института, который и закончил. Одновременно я поступил на факультет общественных профессий (ФОП) по нескольким направлениям, развивал себя (вы понимаете, что сельская школа не могла дать того, что могла бы дать городская, и в городе это стало довольно ощутимо) и, когда пришел в малокомплектную школу (там было 67 детей, сейчас девять), уже через полгода стал завучем, а затем директором. Мы набрали молодой коллектив. Стали работать, обустроили школу, сами создавали наглядные пособия, спорткомплекс, сами штукатурили, красили, создали музыкальный ансамбль для жителей поселка. И через два года у нас уже проводился Всероссийский семинар для малокомплектных школ. Мне вручили грамоту от министра - это было что-то сверхъестественное! Этап был очень интересный. С 1981 по 1986 год я работал в малокомплектной школе, потом попросил у заведующего роно, нельзя ли перейти в среднюю школу, есть интересные задумки. В результате вместо школы мне предложили комсомол. Мне повезло, что я закончил педагогический институт. Там, а потом на работе в школе я приобрел знание психологии и умение взаимодействовать с населением. Тут ведь главная заповедь: никогда не ври. Ни людям, ни ученикам.